Битва при Гастингсе

Гастингс
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Как погибла старая Англия

Последний англосаксонский король – Гарольд – носил, как и большинство его братьев и сестер, скандинавское имя. Дети сакса Годвине и датчанки Гюты получили имена[1], так или иначе связанные с датским, английским и норвежским королем Кнудом Великим, которому служил отец Гарольда. Они с детства говорили на двух (впрочем, очень похожих) языках и знали традиции обеих культур, что было совершенно неудивительно для современной им Англии. Скандинавское влияние было характерной чертой многострадального острова, ведь богатейшее королевство находилось в зоне непосредственных интересов воинственных скандинавов, (преимущественно датчан), долгие годы с переменным успехом заселявших прибрежные графства. К исходу X века влияние викингов достигло максимума.

Гарольд был единственным в своей семье королем и лишь формально относился к древней династии английских монархов. Он был сыном человека, которого в наши дни назвали бы self-made man. За пятьдесят лет семейство Годвинсонов, к которым принадлежал Гарольд, смогло пройти путь от небогатых тэнов до влиятельнейшего в стране рода.

Гарольд стал королем, но правил Англией лишь девять месяцев и девять дней. 14 октября 1066 года он был убит норманнской стрелой на Баттл Хилл, что в окрестностях города Гастингс.

Битва при Гастингсе стала отправной точкой завоевания Англии, повлекшего самые радикальные изменения в жизни острова со времен появления саксов. «Люди с севера» (north-manni), во главе которых стоял воинственный Вильгельм Бастард, разрушили столетнюю «Уэссекскую» Англию[2] – причудливое сплетение скандинавского и англосаксонского обществ, лишь частично развивающееся в общеевропейском феодальном русле. Вместе с Гарольдом умерла раннесредневековая самобытная Англия, но родилось государство, ставшее в будущем империей «on which the sun never sets».

Обстановка в Европе XI века была настолько запутанной, что для понимания произошедших в 1066 году событий нужно разобраться в том, почему вообще на английском побережье сошлись в бою сын сакского эрла с датским именем Гарольд и норманнский бастард, потомок викингов, нареченный французским именем Гильом.

I. Дела семейные

Англия в первой половине XI века – пресечение уэссекской династии – правление Кнуда – эрл Годвине отец Гарольда – возвращение уэссекской династии

Эрл Годвине, отец Гарольда, был, по всей видимости, выдающейся личностью. Он родился в семье тэна[3] средней руки Вульфнота и был наследником нескольких поместий в Суссексе. За свою жизнь, во времена более чем непростые, эрл сумел добиться огромного влияния для своей семьи, многократно преумножив её владения.

Сначала Годвине пришлось спасать семейную вотчину, которую чуть не отняли у его отца, «повздорившего» (причин конфликта мы не знаем) с королем. Годвине благополучно вошел в дружину Эдмунда, второго сына правящего короля Этельреда, получившего прозвище Ethelred the Unready. Этельред прославился главным образом тем, что безрассудно пошёл на открытую конфронтацию с датчанами, устроив резню скандинавов. В один день – 13 ноября 1002 года – многие викинги на острове были убиты. Такой агрессии северяне саксам не простили. «Резня в день св. Брайса» стала поводом для вторжения в Англию сначала армии датского короля Свена I, а позднее его сына Кнуда.

1
Этельред Нерзаумный (968-1016), король Англии (987-1013) и (1014-1016)

Этельред, втянувший свою страну в тяжелый конфликт с викингами, сам был одной ногой в могиле. Состояние здоровья короля уже не вызывало сомнений относительно его скорой кончины.

На фоне угасающей тени монарха в 1014-15 гг. некстати обострилась внутренняя борьба среди английской знати. Когда на горизонте появился большой флот викингов, далеко не все тэны оказались готовы бороться за нового английского короля – Эдмунда Железнобокого. Эрл Мерсии Аэдарик Стреона перешел на сторону захватчиков.

Годвине, как мы помним, входил еще в дружину молодого Эдмунда и безоговорочно поддержал его уже в качестве короля. В 1016 году Англию охватила большая война:

«Король Кнуд со своим войском из 140 кораблей – и элдормен Эадрик с ним – пришли по Темзе в Мерсию в Криклейд; а в праздник середины зимы они отправились в Уоркшир, грабя и сжигая все подряд, убивая всех встречных» – сказано в Англосаксонской хронике.

Англосаксы оказали отчаянное и доселе невиданное сопротивление Кнуду. В многочисленных битвах[4] с захватчиками Годвине завоевал репутацию «очень воинственного человека». Обе стороны умылись кровью, но ни одна не смогла одержать решительной победы – Кнуд и Эдмунд заключили мир, поделив Англию по Темзе на две части.

Земли Годвине остались на территории Эдмунда. Казалось, что на какое-то время ситуация нормализовалась, но 30 ноября 1016 года двадцатидвухлетний Эдмунд –народный любимец и отважный воин – внезапно умер. Годвине потерял своего короля, которому преданно служил, и с которым определенно связывал свое будущее. Последнее теперь оказывалось под большим вопросом.

2
Кнуд Великий (994-1035), король Дании, Англии и Норвегии

Кнуд получил всю Англию. Став правителем незнакомого и враждебного государства, он первым делом провел чистку в рядах элдорменов[5] Англии, заменив всех ставленников короля Этельреда датчанами. Любопытно, что практически сразу был казнен предавший своего короля и примкнувший к Кнуду Эадарик Стреона – его покатившаяся голова, по всей видимости, и спасла Годвине:

«Кнуд привечал тех, кто прежде, как он знал, верно стоял за Эдмунда, и не любил тех, кто прослыл изменником, колебался и переходил из одного стана в другой» – читаем в «Похвалах королеве Эмме».

Годвине был, вне всяких сомнений, великолепным образцом «верно стоящего». Он преданно служил Эдмунду до самой его смерти, и теперь стал служить Кнуду. В 1017 году он собирал гельд[6] для оплаты «труда» наёмников, которых Кнуд привел с собой из Скандинавии, а в 1018 году уже был эрлом центральной части Уэссекса.

1018-й стал отправной точкой во впечатляющей карьере эрла. Влияние Годвине росло стремительными темпами: он принимал участие в походах Кнуда в Данию для подавления мятежа; женился на датчанке Гюте, сестре королевского зятя; стал элдорменом всего Уэссекса. К 1023 году Годвине занял удивительное место в окружении Кнуда –  рожденный англосаксом, он был первым среди «светских магнатов», в подавляющем большинстве выходцев из Дании, свидетельствовавших королевские грамоты.

Империя Кнуда (Красный - части королевства, желтый - вассалы)
Империя Кнуда. Красным обозначены его земли, оранжевым вассалы, а желтым — главные союзники

Годвине был единственным элдорменом (кроме Храни, дружинника Кнуда), сохранившим свой пост на протяжении всего правления датского короля. За двадцать лет царствования викинга он не поддержал ни один мятеж, ни одну из авантюр против центральной власти.

Кнуд построил мощную империю, которой управлял разумно и мудро. Эрл Уэссекса Годвине стал ведущей фигурой английской части государства.

12 ноября 1035 года Кнуд умер. За кончиной короля последовал предсказуемый конфликт, разгоревшийся вокруг пустующего трона. У Кнуда осталось двое сыновей от разных матерей: Хардакнут, сын Кнуда от вдовы предыдущего английского короля Этельреда Эммы Норманнской (да, все не так просто!) и Харальд Заячья Стопа, сын Кнуда от Эльфгиву из Нордгемптона. На Эмме датчанин женился по христианскому обряду, а Эльфгива была его женой «по датскому обычаю», т.е. женой в Англии не считалась совсем. Официальным наследником был Хардакнут, но он был за морем, а «бастард» Харальд вместе с влиятельными родственниками матери-англичанки был на острове. Вот, что сообщает нам англосаксонская хроника:

«Все уитэны собрались в Оксфорде; эрл Леофрик, почти все тэны из земель к северу от Темзы и лондонские корабельщики избрали Харальда, чтобы он правил за себя и своего брата Хардакнута, который был в Дании. Эрл Годвине и все старейшины Уэссекса противились этому, сколько могли, но ничего не сумели изменить»

Остается только восхищаться упрямой честностью Годвине. Он невозмутимо правил Уэссексом от имени законного Хардакнута, в надежде, что тот появится в Англии, но, в конце концов, был принужден признать королем Харальда.

Самое время вернуться на сцену давно почившему королю Этельреду. Английский король оставил двенадцать законнорожденных детей от двух браков, в том числе восьмерых сыновей. Сыновья Этельреда от первого брака (чистокровные англосаксы), в том числе и первый патрон Годвине Эдмунд Железнобокий, к 1017 году все умерли. Второй женой Этельреда была норманнская принцесса Эмма, дочь герцога Ричарда, чьей поддержки в свое время искал Этельред в борьбе со скандинавами. Вместо поддержки англичане получили принцессу Эмму и множество проблем.

Парадоксальная ситуация. Умерли и король Этельред и его противник Кнуд, осталась только их общая жена и трое её детей – норманно-скандинав Хардакнут (сын Кнуда) и норманно-саксы Эдуард и Альфред (дети Этельреда).

Последние двое решили воспользоваться английской смутой и высадились под предлогом защиты своей матери Эммы[7] на английский берег. Настоящей их целью была, конечно, реставрация Уэссекской династии, прерванной правлением Кнуда. К матери они не питали теплых чувств с тех самых пор, как та вышла замуж за Кнуда, врага их отца.

Появление братьев было встречено на острове без особого энтузиазма. Эдуард, столкнувшийся с неожиданным для него сопротивлением гемпширского ополчения, был вынужден ретироваться практически сразу, а Альфред, высадившийся в Дувре, двинулся на Лондон, но был пленен Годвине и умер по пути в заточение. Несмотря на то, что непосредственным виновником смерти Альфреда был, скорее всего, король Харальд, ответственность за убитого легла на Годвине.

В 1037 году внутренний кризис был окончательно преодолен и Харальд повсеместно был объявлен королем. Годвине чудом сохранил за собой Уэссекс. Наступили счастливые и беззаботные 3 года в жизни страны в целом и Годвине в частности. 17 марта 1040 года Харальд умер.

3
Харальд Заячья Стопа (1015-1040), король Англии (1035-1040)

В Англию прибыл Хардакнут, который решил совместить «торжества и аресты». Начались репрессии против «предавших» его интересы и присягнувших почившему сводному брату. В списке был и Годвине, которому, впрочем, удалось отделаться роскошным подарком в адрес короля (корабль) и участием в подавлении англосаксонского мятежа в Вустере, вызванного непомерным «гельдом».

Англосаксонская хроника оставила любопытные цифры: во времена Харальда собирали 16 кораблям по 8 марок «с весла», в первый год правления Хардакнута было собрано по 8 марок «с весла» на 62 корабля и 31 тысячу 99 фунтов в качестве дани войску. Судя по всему, Хардакнут обещал быть не самым лучшим правителем, но 8 июня 1042 года он умер при весьма характерных обстоятельствах:

«Поднявшись с места, чтобы выпить, он вдруг упал на землю и стал биться в ужасных конвульсиях; все, кто находился рядом, бросились ему на помощь, но он не произнес ни слова»

Династия Кнуда Великого пресеклась. Настало время для возвращения англосаксов. Королем стал сын Этельреда Эдуард – единственный после смерти всех детей Кнуда законный претендент на трон. Он вырос в Нормандии, и влияние этого заморского герцогства на нового короля очень чувствовалось.

Эдуард Исповедник
Эдуард Исповедник (1003-1066), предпоследний англосаксонский король Англии (1042-1066)

Это влияние разительно отличало Эдуарда от Кнуда, который, хоть и был захватчиком, но за долгие годы правления практически отказался от помощи своих соплеменников в управлении островом.

И новый король, и Годвине поступили мудро, предпочтя не поднимать вопрос о таинственной смерти брата нового короля (Альфреда) и роли в ней эрла. Ни Эдуард без поддержки Годвине, ни Годвине без благосклонности Эдуарда, не смогли бы нормально сосуществовать.

К 1043 году, несмотря на все превратности судьбы, Годвине достиг расцвета, максимально возможного для эрла в Англии: он оставался властителем Уэссекса; двое его старших сыновей, Свейн и Гарольд, также стали эрлами; дочь Годвине – Эдит – вышла замуж за короля. Один из главных героев нашего сюжета – Гарольд Годвинсон – с 1045 года именовался в английских источниках не иначе как «dux» (эрл), получив в управление Восточную Англию. В неполных 25 лет он, второй сын в семье, вошел в узкий круг важнейших людей в королевстве, свидетельствующих королевские грамоты.

Годвине имел колоссальное влияние на короля – это видно, например, из конфликта, возникшего между Эдуардом и эрлом Уэссекса из-за Свейна, старшего сына эрла. Дважды король Эдуард изгонял Свейна, запятнавшего себя многими сомнительными мероприятиями (в 1047 и 1049гг.). Свейн был объявлен «нидингом»[8], но, по настоянию Годвине, король дважды возвращал его в Англию и не трогал его провинции.

Эдуард тяготился опекой эрла и его семейства. Не радовал его и брак с Эдит, которая, видимо, была бесплодна. Усугубляла недовольство короля норманнская знать, прибывшая с Эдуардом в Англию. Интересы новой иностранной знати и старой английской пересекались. Напряжение между королем Эдуардом и его сторонниками (преимущественно норманнами) с одной стороны, и Годвинсонами с другой, достигло пика весной 1051 года, когда в Англию прибыл Евстафий Булонский, бывший шурин короля:

Norman-knight
Норманнский рыцарь

«Евстафий… поехал к королю, поговорил с ним о том, о чем хотел, а потом отправился домой. Он поехал на восток, в Кентербери, трапезничал там со своими людьми и направился в Дувр. В нескольких милях от Дувра Евстафий и все его спутники надели кольчуги, а потом поехали к городу. Добравшись туда, они захотели расположиться, где им понравится. Один из людей Евстафия захотел обосноваться у некоего хозяина, к его неудовольствию; он ранил домовладельца, а тот его убил. Тогда Евстафий и его спутники вскочили на коней, прискакали туда и убили хозяина в его собственном доме. Потом они поехали к бургу и убили – за стенами и внутри – более 20 человек; а воины бурга убили 19 человек из своих противников… Король очень рассердился на горожан, призвал эрла Годвине и повелел ему идти войной в Кент, против Дувра, поскольку Евстафий сказал королю, что горожане виноваты больше, чем он…»

 Пикантность ситуации заключалась в том, что Дувр стоял на землях, которые принадлежали Годвине. Эрл отказался участвовать в разорении собственной провинции и выразил абсолютную поддержку горожанам.

Открытый конфликт между королем и властителем Уэссекса был делом ближайшего времени. Годвине собрал ополчение в подвластной ему провинции, также в своих землях воинов собрали его сыновья Гарольд и Свейн.

Эдуард тем временем заручился поддержкой нормандской части аристократии, которая давно мечтала о свержении Годвинсонов. Участие в конфликте норманнов было ожидаемо и некритично для эрла, гораздо хуже, что двое других «великих эрлов» (Леофрик и Сивард) заняли сторону короля и собрали большую армию ему в помощь. Тэны Гарольда практически в полном составе перешли на сторону короля, что в купе с войсками «северных эрлов» привело к подавляющему численному перевесу королевской армии. Годвине проиграл без войны.

Реконструкция2
Реконструкторы эпохи

Изгнание стало для Годвинсонов неизбежным. В октябре все они были объявлены вне закона и бежали за пределы Англии, а королева Эдит был заточена в монастырь. Так эрл в одночасье потерял все, чего добивался на протяжении долгих тридцати лет при шести королях!

Годвинсоны не собирались сдаваться без боя и занялись подготовкой возвращения. Гарольд набирал наемников среди скандинавов Дублина, Годвине обратился к помощи фламандских моряков из Брюгге. Постепенно вокруг опальных эрлов формировалась серьезная армия. Для того, чтобы лишить короля Эдуарда козыря в лице противоречивой фигуры «нодинга» Свейна, вызывавшего не лучшие чувства в английском обществе, Годвине отправил своего старшего сына в паломничество на Святую землю. Свейн умер на обратном пути 29 сентября 1052 года. Гарольд стал первым наследником отца.

Собрав войска, опальные эрлы двинулись грабить берега Англии. Разорив вдоволь предместий, они двинулись к Лондону. В этот раз соотношение сил было далеко не в пользу короля:

«Эрл Годвине и эрл Гарольд послали к королю и потребовали вернуть им всё то, что было у них несправедливо отнято. Однако король отказывался какое-то время – пока люди, которые были с эрлом Годвине и эрлом Гарольдом, не начали так сильно гневаться на короля и его людей, что сами эрлы с трудом их успокоили… Созвали большое собрание в окрестностях Лондона… Эрл Годвине представил свое дело и оправдался перед королем Эдуардом и всем народом, показав, что он невиновен….»

Эрлы Англии и их земли в 1050 и 1060
Эрлы Англии и их владения к 1050 (слева) и 1060 (угадайте, где) годах

Конфликт удалось погасить дорогой для короля ценой. Были изгнаны все его советники-норманны, подогревавшие в 1051 году противостояние с эрлом Уэссекса: архиепископ Роберт, епископ Ульф, французы из Херефордшира – все они отправились на континент. Рауль Боязливый, единственный нормандец, избежавший «чистки 1052 года», получил маленькое эрлство, созданное специально для него в окрестностях Херефорда.

Вполне вероятно, что к этому времени относится и первое появление в английских делах нормандского герцога Вильгельма, к которому бежал архиепископ Роберт Жюмьежский и, возможно, сообщил последнему о том, что Эдуард назвал Вильгельма наследником английского престола.  Это всего лишь одна из гипотез, но мы знаем наверняка, что в начале 50-х годов Вильгельм был убежден (то ли самим королем Эдуардом, на чём настаивают нормандские источники, то ли Робертом), что он является наследником английского трона. С этого времени у «уэссекской» Англии начался обратный отсчет.

II. Бастард

Герцогство нормандское – права Вильгельма

Вильгельм был сыном герцога Нормандии (dux Normanorum)[9] Роберта и дочери скорняка, т.е. определенно был бастардом (nothus) – плодом не только незаконных, но и неравных отношений. Роберт так и не женился на Герлеве и формально не узаконил права сына. Тот факт, что через восемь лет после своего рождения (1028 год) Вильгельм стал герцогом, является ничем иным, как счастливым стечением обстоятельств.

С его появлением на свет связана красивая легенда-пророчество. Только родившись, Вильгельм схватил руками солому, на которую его положила повитуха, и рассыпал ее на себя. Женщина, увидев это, воскликнула:

«А, сеньор! Каким мужем ты станешь! Сколько завоюешь,  скольким будешь владеть, раз ты так рано научился брать чужое!»

Вильгельм Завоеватель
Вильгельм Завоеватель (1027-1087), герцог Нормандии (1035-1087), король Англии (1066-1087)

Вильгельм был единственным сыном Роберта, и, когда тот отправился в паломничество на Святую землю в 1035 году, то в завещании, составленном «на всякий случай», наследником титула был назван бастард. Бароны и клир были шокированы решением Ричарда покинуть Нормандию, край неспокойный и удерживаемый от феодальных междоусобиц лишь авторитетом герцога. Даже временное отсутствие сеньора грозило неприятностями, но ситуация развивалась по худшему сценарию. В июне 1035 года властитель Нормандии умер в Никее.

Никто из баронов не хотел признавать власть нового «сеньора». Потомкам Вильгельм известен как Завоеватель, современники же, особенно в ранние годы жизни, знали его как Вильгельма Бастарда. Все немногочисленные опекуны юного герцога – Алан Бретонский, Жильбер Брионнский и наставник Турольд – погибли, защищая права наследника Роберта и пытаясь восстановить законность в Нормандии. Сенешаль Осберн вообще был зарезан ночью в комнате, которую делил с Вильгельмом.

Юный герцог, на его счастье, не был целью мятежников – бароны были поглощены внутренними конфликтами, с азартом нападая на соседей и разоряя округу. Это помогло юноше выжить, но как было вернуть себе положение?

Несколько преданных вассалов и родственники матери оберегали Вильгельма с оружием в руках. Он воспитывался в реалиях, кажущихся жестокими даже по меркам сурового Средневековья. Вильгельм рано научился воевать, но, говорят, не умел толком читать и писать. Бастард мечом вернул права своего отца.

Вильгельм взрастил «новую аристократию», подарил тем, кто отважился пойти за ним, влияние и земли, отнятые у несогласных. Это была своеобразная «норманнская революция» – глобальный передел собственности. Прославили свои имена семейства Тосни, Бомон, Феррьер, Монфор… Герцог дарил виконтам и баронам земли и укреплял с ними вассальные связи, смело перекроив феодальную карту Нормандии.

Норманнский рыцарь
И еще один норманнский всадник

При герцоге особенно развился «servitium debitum» (долг служения). Выставлять воинов для правителя стали практически все владетели земель в Нормандии, даже первоначально не связанные обязательствами. Вильгельм выстроил новый механизм военно-ленной системы, который сильно пригодился в будущем.

Последнее крупное восстание против герцогской власти Бастард подавил в 1053 году (мятеж Вильгельма Аркезского). С этого момента его интересы стали распространяться за пределы родной Нормандии. Одним из лакомых кусков, привлекавших герцога, была Англия. Английский король Эдуард был бездетен, место наследника пустовало. Бастард приходился внучатым племянником матери Эдуарда Эмме – слабое обоснование претензий на корону, но…

Нормандские хронисты, в частности биограф герцога Гильом де Пуатье, пытались юридически обосновать вторжение в Англию документом, составленным для официального уведомления Папы Римского и европейских правителей о завоевании. Согласно этой бумаге Эдуард объявил Вильгельма своим наследником по причине их родства и политического союза. История с этим завещанием Эдуарда покрыта мраком. Возможно, Эдуард во время конфликта с Годвинсонами действительно обратился к своим норманнским родственникам, но точно мы этого не знаем.

С 50-х годов Вильгельм только и ждал удобного случая, чтобы захватить Англию. А пока был жив король Эдуард, Бастард набирался опыта в бесконечных войнах с Анжу, Бретанью, островом Мэн…

Вильгельм правил Нормандией железной рукой. Дэвид Дуглас писал:

«Личный авторитет, который герцог сумел завоевать благодаря военным победам в конфликтах 1047-1069 годов, сыграл большую роль. Ему приходилось иметь дело с горячими и грубыми людьми… Они бы никогда не признали над собой власть человека, личность которого не внушала бы им уважения»

III. Гарольд на пути к короне

Смерть Годвине – Гарольд в Нормандии – Тости Годвинсон

После изгнания норманнов Годвине с удвоенной силой продолжил давить на несчастного Эдуарда, которому, по всей видимости, до конца своих дней не суждено было избавиться от опеки эрла. Но весной 1053 на королевском пиру немолодой уже Годвине умер[10] (очередная подозрительная смерть за столом). Свейн, как мы знаем, умер полугодом ранее в паломничестве. Первым в семье Годвинсонов стал Гарольд.

5
Гарольд Годвинсон (1022-1066), последний англосаксонский король Англии (1066)

Годвине оставил Гарольду и его младшим братьям колоссальные владения, которые по своей площади превосходили земли любого эрла Англии, да и самого английского короля. Сын был достоин имени своего отца – в следующие десять лет он успел многократно приумножить владения семьи. Земли Гарольда к 1066 году оценивались[11] в 2846 фунтов; суммарная стоимость земель его держателей в 836 фунтов. Годвинсоны в целом (Тости стал эрлом Нортумбрии, Гюрт Восточной Англии, Леофвне правил в Хертфордшире) владели землей на 5187 фунтов, земля их держателей оценивалась в 1428 фунтов. В это время король Эдуард, для сравнения, владел землей на 3840 фунтов.

Гарольд заменил отца в качестве правой руки короля Эдуарда. По всей видимости, между ними установились более доверительные отношения, чем с Годвине. Новый глава самой могущественной семьи в Англии стал эрлом Уэссекса (титул ненаследуемый), и в таком качестве провел последующие десять лет, приумножая благосостояние семьи и ведя довольно успешные войны с Уэльсом. Период стабильности в жизни Гарольда закончился в 1064 году, когда судьба забросила его в Нормандию, прямиком к Вильгельму Бастарду.

Не совсем ясно, как эрл Уэссекса вообще оказался на континенте, какие цели преследовал[12], но в его путешествии что-то пошло не так – корабль Гарольда выбросило к берегам Понтье, небольшого графства на границе с Нормандией. Он оказался в новом для себя статусе заложника у одного из местных князьков.

О бедах второго человека Англии узнал герцог Вильгельм, который, разумеется, не преминул воспользоваться ситуацией. Король Эдуард слабел, но вместе с ним угасало и влияние нормандской знати. Вильгельм не оставлял мыслей об английском троне, а для этого нужны были сильные союзники. Бастард знал, что его притязания на трон более чем сомнительны и вряд ли будут встречены бурным восторгом.

Герцог без труда освободил Гарольда и принял его как гостя в своем доме – эрл даже участвовал в походе Вильгельма в Бретань. Настоящие цели герцога стали понятны по возвращении из похода – он рассказал Гарольду о своей претензии на английский престол и потребовал от него поддержки в случае высадки в Англии. Эрл, прекрасно сознававший свое шаткое положение то ли гостя, то ли заложника, был вынужден дать Вильгельму верноподданническую клятву[13] и поскорее убраться из не слишком гостеприимной Нормандии.

Набег викингов
Набег викингов

Вернувшись на остров, он рассказал о своих напастях королю Эдуарду. Того такое развитие событий встревожило не на шутку. Если он и называл Вильгельма своим наследником десять лет назад (что еще далеко не факт), то к середине 60-х годов это желание явно поубавилось.

Десятки лет угроза английской независимости и благополучию исходила исключительно от викингов, неустанно совершавших набеги на королевство. Уэльсцы, германские пираты – врагов у саксов хватало, но норманны или французы в их число обычно не входили и никогда не выражали агрессивных намерений относительно Англии. Как писал английский историк Иен Уолкер – «Весь опыт англосаксов говорил о том, что скандинавы нападают на их страну, а французы – нет». Пристальный интерес Вильгельма, одного из самых могущественных и воинственных людей того времени, определенно рушил эту аксиому.

Осенью 1065 года пришла новая напасть. Вспыхнул бунт в Нортумбрии – провинции брата Гарольда Тости. По всей видимости, причиной бунта были увеличенные эрлом подати. Тости влез в сложные взаимоотношения местной англо-датской знати. Эта область была зоной специфического датского права – «данелага».

Мятежники собрали войско и захватили в октябре 1065 году Йорк – столицу Тости, убив его хускарлов[14] и разграбив сокровищницу эрла. Ситуация совершенно вышла из-под контроля и разрешить ее был призван Гарольд. Он первоначально надеялся договориться с нортумбрийцами и вернуть эрла, но сделать этого, видимо, не удалось.

Гарольд мудро смирился с вынужденными переменами в графстве. Он не хотел ворошить почти затухший костер англо-датских противоречий. Но это решение удивило и короля Эдуарда, поддерживающего законные права Тости, и королеву Эдит, и его младших братьев. Впрочем, над Англией уже нависала тень Вильгельма, и война была явно не лучшим решением земельного спора.

15

Снаряжение англосаксонского хускарла 

Тости обвинил в своих злоключениях старшего брата и отправился в изгнание. Эдуард по настоянию Гарольда простил мятежников, а новым эрлом назначил Моркара – брата эрла соседней Мерсии. Конфликт удалось замять.

Гарольду осталось решить последнюю и самую важную задачу. Экономика Годвинсонов напрямую зависела от короны. Несмотря на то, что многие земли были в личной собственности семьи, главным источником ее благосостояния оставалась «чиновническая» работа наместников. Король Эдуард был уже далеко не молод и его здоровье в ноябре 1065 года резко пошатнулось. Для того, чтобы избежать обычной для Англии путаницы с престолонаследием, о преемнике короля нужно было позаботиться заранее. Эдуард не оставил детей и единственным наследником трона по крови мог считаться его внучатый племянник Эдгар, внук короля Эдмунда Железнобокого. Но Эдгару в 1065 году не было и четырнадцати лет. Кроме того, этот чистокровный представитель Уэссекской династии был рожден в далекой Венгрии и был предельно далек он английской действительности. У этелинга[15] не было никаких связей и серьезных сторонников в Англии, да и вообще никаких преимуществ, кроме имени.

IV. Король умер, да здравствует король!

Поэтому, когда 5 января 1066 года умер Эдуард и в день его похорон новым королем был объявлен Гарольд, это не вызвало никаких волнений ни среди знати, ни среди народа. Гарольд успел подготовить почву для обретения короны, заручившись поддержкой своих братьев-эрлов, эрлов Нортумбрии и Мерсии, церковников, а также самого короля, который лично завещал Гарольду трон. Свидетелями завещания Эдуарда были королева Эдит, нормандец Роберт Фриц-Вимарх и Стиганд, архиепископ Кентерберийский. Это решение было утверждено витангемотом (прообразом английского парламента). При этом речь не шла ни о каком регентстве, Гарольд стал полноправным и безальтернативным наследником Эдуарда.

Новый король (Haroldus rex) стал не просто первым человеком в государстве, он был богатейшим землевладельцем страны, объединившим личные владения и королевские земли в колоссальный домен. Впервые за долгие годы власть над Уэссексом, колыбелью английской королевской династии, принадлежала исключительно королю.

4
Гарольд II Годвинсон надевает корону

За Гарольдом не стояло «серого кардинала», каким он сам и его отец были для Эдуарда. Перед Годвинсонами открывались широкие перспективы, а слово «pux» (мир), отчеканенное на первой монете нового короля, было призвано вселить уверенность в том, что Гарольд способен сохранить стабильность и благополучие королевства (удивительно, но в середине XI века Англия и вправду была самой мирной и благополучной страной в Западной Европе).

Но нам не суждено написать об успехах Гарольда II на троне, у власти он пробыл всего девять месяцев и девять дней.

V. Гастингс

Вторжение викингов и сражение у Стемфорд-Бридж – вторжение Вильгельма и сражение у Гастингса

«Тогда явился в небесах над всей Англией знак,
какого никто прежде не видел.
Говорили, что это была звезда-комета…
Она сияла семь ночей…»

Политическая ситуация на фоне смерти короля Эдуарда оставляла желать много лучшего. Англии угрожали одновременно несколько серьезных противников – и не все из них были ожидаемыми.

Во-первых, поднял голову изгнанный брат короля. Тости заручился поддержкой графа Балдуина V, который предоставил опальному эрлу внушительную флотилию судов (более шестидесяти кораблей). Тости с явно агрессивными намерениями высадился на острове Уайт. Собрав гельд, он отправился на север и начал разорять свои бывшие земли, но был остановлен новым эрлом Моркаром и разбит в сражении. Наемники, которые составляли большую часть дружины, разбежались. Сам Тости с десятком кораблей удрал в Шотландию.

Во-вторых, не заставил себя ждать герцог Вильгельм. Как только стало известно о смерти короля Эдуарда, Бастард объявил Гарольда узурпатором и клятвопреступником (вот и аукнулась нормандская история), и начал собирать войско для силового решения английского вопроса. В жилах герцога не текло ни капли английской крови, но такие мелочи его явно не смущали. Наоборот, герцога еще сильнее распалял тот факт, что корону получил Гарольд, имевший еще меньшее отношение к правящей династии, чем Вильгельм.

Уэссекская династия
Уэссекская династия 

Специфика феодальных взаимоотношений того времени заключалась в том, что герцог мог требовать от своих вассалов лишь сорок дней службы в пределах государства, а Вильгельм планировал покинуть Нормандию, и явно дольше, чем на полтора месяца. Баронов пришлось уговаривать принять участие в весьма авантюрном мероприятии. Гарольд, возможно, и был клятвопреступником, но вполне пользовался поддержкой в своей стране. Вильгельм понимал, что английской короны придётся добиваться огнем и мечом.[16].

Вильгельм, несмотря ни на что, сумел собрать внушительное войско. Как отмечал французский историк Мишель де Брюар: «сплоченность нормандской аристократии была тогда необыкновенной; все шло так, как будто от соперничества линьяжей, кровавых цепочек убийств и мести, которые можно было наблюдать еще за десять лет до этого, не осталось и следа».

Армия состояла отнюдь не только из норманнов. Из имеющихся свидетельств мы можем заключить, что только около 1\3 часть войска Вильгельма была так или иначе вовлечена в вассальные отношения с Бастардом. Большая часть наемников явилась из Бретани, множество рыцарей прибыло из Аквитании, Франции и Фландрии. Герцог нанял лучников. Общая численность нормандской армии почти всеми сегодняшними специалистами оценивается в ~7000 человек (~2000 всадников, ~5000 пехоты), хотя историки средневековья были верны себе, и называли заоблачную цифру в 150 000.

Флот собирался в устье реки Див. Герцог обязал всех вассалов предоставить от 60 до 100 кораблей. Началась грандиозная стройка. На армию работали все верфи Нормандии, были реквизированы рыболовецкие и торговые суда, пригодные для транспортировки людей. Уже к июлю 1066 года армада, которая больше напоминала плавучий цыганский табор, была готова, но остаток лета не могла выйти в море из-за погодных условий.

От устья Див до ближайшего берега Англии около 150 километров вод Ла-Манша. Сейчас переплыть пролив не составляет труда, но в XI веке у флотилии Вильгельма могли возникнуть серьёзные проблемы. Во-первых, никто не мог предположить, где точно окажутся норманны. В конце концов, они высадились в районе Гастингса, но с таким же успехом могли оказаться у Дувра, все зависело от силы и направления ветра и течений. Во-вторых, они могли банально не доплыть до английского берега, погибнув во внезапно начавшемся шторме.

6

Вторжение в Англию в 1066 году ставилось под вопрос, так как сезон осенних штормов сделал бы пересечение Ла-Манша невозможным. Армия и флот томились на краю континента, объедая округу и разоряя нормандскую казну.

Гарольд отлично понимал, что Бастард является его основной проблемой, и тщательно готовился ко встрече. Король собрал внушительный флот (впервые за более чем десять лет), разместил гарнизоны вдоль побережья. Хронисты сообщают, что у Гарольда была армия, «какую никакой король прежде в этой земле не созывал». Нет сомнений, что большая часть этой армии являлась англосаксонским фирдом[17]. В середине сентября король принял решение распустить войска, так как срок службы фирда был строго ограничен, а вторжение норманнов, по всей видимости, откладывалось на неопределенное время.

Пока Вильгельм пытался переплыть Ла-Манш, а Гарольд томился в ожидании своего врага, заявил о себе опальный Тости. Он перешёл все разумные границы и открыл настоящий ящик Пандоры. Бывший эрл обратился за помощью к норвежскому королю Харальду Суровому, который не преминул воспользоваться приглашением Тости и собрал большой флот из 300 кораблей для нападения на Англию.

Харальд был весьма интересным человеком, историк эпохи викингов Режи Буайе назвал его «последним викингом, который соответствовал образу, созданному нашими пылкими романтиками». Воин и скальд[18], он провел всю жизнь в набегах и битвах, не потеряв интереса к авантюрам в свои пятьдесят лет.

7
Харальд Суровый (1015-1066), король Норвегии (1046-1066)

В сентябре 1066 года викинги уже шли по Нортумбрии, намереваясь взять Йорк. Это не был обычный варяжский набег – по английской земле шли захватчики, планирующие остаться тут надолго. Навстречу им вышли местные эрлы Эдвин и Моркар, не так давно разбившие наемников Тости. Жители Нортумбрии, преимущественно родственные Харольду датчане, еще раз доказали преданность короне, откликнувшись на призыв своих эрлов и встав на их защиту. 20 сентября произошло кровопролитное сражение у Фулфорда, в котором норвежцы разбили англосаксов и заняли Йорк.

Еще до того, как викинги разбили северных эрлов, Гарольд, узнав о появлении норвежцев, собрал своих хускарлов и отправился из Лондона навстречу захватчикам, в третий раз призывая по пути фирд. Королевские войска стремительно достигли Стемфорд-Бридж, небольшой деревушки, в которой расположились викинги, и 25 сентября атаковали застигнутого врасплох противника. Викинги не были готовы встретить короля Англии, лично ведущего свои войска в битву. Лагерь Харальда был слишком далеко от кораблей, а его застигнутая врасплох дружина даже не успела натянуть кольчуг. Битва длилась целый день. На закате саксы одержали верх. Харальд Суровый пал, сраженный стрелой, погиб и незадачливый Тости. К родным берегам норвежцы отправились на двадцати четырёх кораблях (из 300!).

Победу Гарольда при Стемфорд-Бридж трудно переоценить. Поход Харальда за английской короной превратился в последний поход викингов к этим берегам. Английский король уничтожил хирд одного из самых прославленных воинов своего времени[19]. Принято считать, что сражение у Стемфорд-Бридж положило конец «эпохе викингов».

8
Битва при Стемфорд-Бридж

Мы подошли вплотную к развязке нашей истории. Гарольд праздновал победу над норвежцами, пребывая в полной уверенности, что в ближайшее время Англии уже ничего не грозит. Дивиденды 1066 года были весьма приятными: корона, выигранное сражение, положившее конец скандинавской угрозе, укрепление поддержки…

Но Вильгельм все же дождался хорошей погоды. 27 сентября флотилия покинула берега Нормандии. Герцог совершил очень рискованный шаг, поставив на кон всё – свое благосостояние, авторитет, войско и, как показала судьба Харальда Сурового, жизнь. Нормандцы не могли знать о происходящих на севере Англии событиях, ведь их высадку отделяли от сражения у Стемфорд Бридж всего два дня, а ни телеграфа, ни интернета у них, как ни странно, не имелось.

Вильгельму благоволил случай – норманнам не препятствовали ни английский флот, ни заставы фирда, распущенного 8 сентября. «Время отплытия армии Вильгельма определялось попутным ветром, а не данными военной разведки» – писал английский историк Фрэнк Барлоу. Но никакая военная разведка не смогла бы так удачно подгадать время высадки!

29 числа норманны высадились с восьми сотен кораблей  у местечка Гастингс, и оставались на берегу на протяжении семнадцати дней. Европейские рыцари, оказавшись в неведомом краю, пребывали в некотором ступоре. Французы привыкли сражаться в местностях, насыщенных замками, деревянными или земляными укреплениями. В Англии ничего подобного не было. Захватчики запаслись продовольствием и даже привезли с собой разборное деревянное укрепление, которое и возвели на побережье. Начался период томительного ожидания.

Реконструкция
И вновь современные реконструкторы

3 или 4 октября гонцы с тревожным известием достигли английского короля. Гарольд бросил последний клич по стране, призывая на помощь воинов фирда. Это был четвертый сбор ополчения за 1066 год. И его результаты еще раз показали поддержку населения. Людей собирали по всей стране – от Гемпшира до Восточной Англии. Сначала король бросился в Лондон, откуда уже с новым войском направился к Гастингсу. Впереди армии ехал Роберт Фиц-Вимарх, нормандец на службе Англии, передавший Вильгельму свой совет:

«Король Гарольд только что сразился со своим братом и с норвежским конунгом, который считался самым сильным воином под солнцем… По моему мнению, против Гарольда твои солдаты все равно что жалкие псы. Я советую тебе действовать благоразумно… Оставайся же в своей крепости….»

Самое время немного подробнее остановиться на том, что собой представляла армия короля, встретившая захватчиков на побережье Суссекса.

Как мы уже упоминали ранее, ядро англосаксонской армии составляли хускарлы – дружинники. Дословно «хускарл» переводится с древнескандинавского как «человек дома». Первоначально хускарлы были слугами или членами «домашних дружин» в богатых родах.  В качестве телохранителей конунга набирались исключительно профессиональные воины, имеющие успешный боевой опыт (и хорошее оружие), отличавшиеся ростом и силой. В Англии этот институт «дружины» появился при Кнуде Великом. Что Эдуард, что Гарольд – оба охотно пользовались услугами хускарлов.

Воины-хускарлы переняли как внешние атрибуты, так и внутреннее устройство корпорации у своих скандинавских коллег – они оформлялись в некое братство, которое было кровно заинтересовано в благополучии своего короля, так как получало плату только от него – в виде денег и земли.

9
Хускарл над поверженным норманном

Вторая часть английской армии представляла собой фирд –ополчение, состоящее из несущих обязательную воинскую повинность свободных собственников земли. Не стоит считать, что фирд формировался из крестьян с дубинами и вилами. Собственники земли проводили тщательный отбор и выставляли от пяти «наделов» (hides) одного хорошо обученного и вооруженного воина. Солдат получал от наделов, которые его снарядили, 20 шиллингов в качестве жалования за два месяца. Таким образом, «ополченцем» мог стать тэн, который сам и представлял свои пять наделов, либо некий воин, снаряженный объединением землевладельцев. Обычно воин был одним и тем же на протяжении многих лет – то есть был профессиональным солдатом. Фирд собирался только в минуты реальной опасности, механизм этот был в Англии отточен идеально, благодаря чему Гарольду удалось быстро собрать людей четыре раза в 1066 году (в 1016 году, во время вторжения Кнуда Великого, фирд собирали пять раз).

Обе описанные нами категории были пешими. Саксы могли использовать лошадей для быстрого передвижения от точки А к точке Б, или для преследования врага, но в бой они вступали исключительно на своих двоих. В ранние годы правления короля Эдуарда его нормандские советники пытались приучить англосаксов к конному бою, но безуспешно. Саксы оставались приверженцами тактики викингов, с которыми в основном и воевали.

Вооружение англосаксов состояло из длинной кольчуги, конического шлема и каплевидного щита «норманнского типа». В руках воины несли мечи с «английской» рукоятью, хускарлы орудовали секирами. Известно, что англосаксы практически не использовали луки.

Английская рукоять
«Английская» рукоять

Нормандская армия разительно отличалась от войска англосаксов. Во-первых, ее главной ударной силой была кавалерия, которая состояла из свиты герцога, баронов, и рыцарей-ленников. Норманнские всадники облачались в длинную кольчугу (hauberk), которая могла закрывать человека с коленей до головы. Помимо нее, защитное вооружение состояло из конического шлема с широким наносником и каплевидного щита, обтянутого кожей. Примечательно, что лошадь рыцаря не носила специальной защиты. Относительно легкое облачение (кольчуга весила около 9 килограмм) было сознательным шагом, призванным увеличить маневренность и скорость атаки. Всадники носили при себе длинный меч, палицу и копье, которое зачастую использовали как дротик, а не как ударное оружие.

Вторую часть войска составляли люди, призванные в армию вассалами герцога. Не до конца ясно, как они были организованны и что из себя представляли. Вероятно, это были и пешие, и конные отряды.

Третий тип солдат – наемники, которых герцог собирал среди воинов соседних областей (Бретань, Фландрия, Аквитания, и пр.). Часто они служили под предводительством местных графов и, в общем, мало чем отличались от ленных воинов, просто служили за строго оговоренную ежедневную плату. Особым типом наемников были узкие специалисты – инженеры и арбалетчики, привлекавшиеся в сложных условиях, например, при осаде крепостей.

Вся эта масса (в нашем случае по 7 тысяч человек с каждой из сторон, что для тех времен очень много) весьма сложно управлялась в бою. Основной заботой военачальника было правильно расставить войска перед атакой – на дальнейшие события он мог оказать не так уж и много влияния.

10
Расположение сил

14 октября на холме у местечка Гастингс встретились два выдающихся человека своего времени. Гарольд и Вильгельм были практически ровесниками (Вильгельм младше на пять лет), уже зрелыми мужчинами с очень разной судьбой. Гарольд родился в успешной семье на «золотых пеленках», стал эрлом в 25 лет, и большую часть жизни прожил в спокойные и сытые времена Эдуарда Исповедника, который ценил Гарольда, как талантливого сподвижника. Английский король умел воевать, но меч для него был не единственным инструментом решения проблем. Вильгельм же вырос в нормандской атмосфере алчности, предательства и жестокости. Герцогство в сравнении с благополучной Англией было цитаделью бедности и «неблагополучия». Вильгельм был лишен поддержки отца, и с раннего детства был вынужден буквально выживать. Его стихией была война, с помощью которой он привык решать любые задачи.

Многие исследователи считают, что Гарольд поторопился дать бой Вильгельму, ведь последний семнадцать дней стоял под Гастингсом в ожидании англосаксов, и явно успел подготовиться к встрече. Внезапность, достигнутая Гарольдом в битве с Харальдом Суровым и ставшая одной из причин его победы, исключалась. Не лучше ли было подождать с атакой и подтянуть все возможные силы?

Английский король, возможно, руководствовался другим вполне разумным доводом: если фирд не прижмет Вильгельма, то его конные рыцари прорвутся вглубь страны и смогут безнаказанно разорять Англию. На острове не было серьезных оборонительных рубежей, а немногочисленные городские «бурги» для искушенных осадами замков рыцарей не представляли серьезной проблемы. Нет, Вильгельма надо было разбить на побережье.

Вечером 13 октября Гарольд с войском, которое он успел собрать (порядка семи-восьми тысяч человек), вышел из Суссекского леса и перекрыл нормандцам дорогу вглубь страны. Ему оставалось ждать прибытия флота и фирда.

Герцог Вильгельм, в свою очередь, прекрасно понимал, что с каждым днем армия Гарольда будет только увеличиваться, а прибытие английского флота лишит норманнов единственного пути отхода. 14 октября на рассвете Бастард произнес перед воинами речь, обратившись к каждой из частей своей многонациональной армии:

«Рыцарственные воины, что родом из благородной Франции, прославленной, избранной и охраняемой Господом, слава о победах которых разошлась по всем четырем сторонам света! И вы, мужи Бретани, чье благородство не скрыть доспехами и которые не могут отступить, разве что сама земля, обрушившись, увлечет вас за собой! Люди Мэна, известные своей силой, слава о которой – в ваших ратных подвигах!  Мужи Калабрии, Апулии, Сицилии, чьи лица сияют! Нормандцы, привыкшие совершать подвиги!..»

The_Battle_of_Hastings
Битва при Гастингсе

Он двинул свое войско на англосаксов. Гарольд успел на возвышенности Баттл хилл составить Scildweall (стену щитов) из фирда и хускарлов. В первой линии стояли дружинники, за ними в десять линий расположилось ополчение. Армия нормандцев выстроилась также в линию – французы и фламандцы (под командой Роберта де Бомона) составили правое крыло, нормандцы (во главе с герцогом) стояли в центре, бретонцы (Алан Бретонский) встали слева. За рыцарями стояли вспомогательные части. 200 метров отделяли норманнов, ставших у подножия холма, от воинов Гарольда.

Кровопролитное сражение началось с неэффективной атаки нормандских лучников. Цели стрелков находились значительно выше их самих, поэтому стрелы били с куда меньшей силой. Следом в атаку пошла тяжелая пехота, но ее, в свою очередь, встретил град копий и камней с холма.

На Баттл Хилл сошлось около пятнадцати тысяч человек. Это было одно из самых массовых сражений эпохи. Ни Гарольд, ни более опытный Вильгельм до того не оперировали такими колоссальными массами. Одна толпа давила на другую толпу, на Баттл Хилл не было места даже самому примитивному маневру. Давка, звон и гул правили ситуацией.

12

Англосаксы стояли на своих позициях так твердо, что атакующие в какой-то момент не выдержали и отступили. Первыми, оголив левый фланг нормандцев, начали отходить рыцари из бретонского отряда. На фоне этого отступления по войску разнесся слух, что убит герцог. Вильгельм, под которым за несколько часов погибло три коня, был жив, но бросился в гущу сражения пешим и просто растворился в звенящей массе. Среди норманнов началась настоящая паника.

Бастард сорвал шлем и начал кричать растерянным воинам, что он жив. Ему удалось остановить бегство войска и, более того, удалось отрезать и перебить часть англосаксов, бросившихся преследовать бретонцев. Хладнокровный и умный Гарольд, впрочем, смог удержать большую часть людей на гребне холма. Критический момент был преодолен —  солнце перевалило за полдень. Сражение продолжилось.

Две гущи с ревом сходились на склоне Баттл Хилл. Одна масса давила на другую. Принято считать, что рыцарское войско Вильгельма было сильнее английского фирда, но ход сражения говорит как минимум о паритете. Преимущество рыцарской кавалерии нивелировалось статичностью боя – противники плотно вцепились друг в друга на склоне.

11
Схема сражения 

К вечеру войско Вильгельма перешло в последнюю атаку. Чудовищная скученность превзошла всякие пределы. Давка была такой, что мертвые не падали на землю.

Исход сражения решила одна стрела. Она поразила английского короля. Знаменитый гобелен из Байё[20] сообщает нам, что Гарольд был убит стрелой, пронзившей ему глаз. Другие источники не говорят о том, как именно пал король, но сомнительным представляется тот факт, что до Гарольда мог дотянуться мечом норманн – он был окружен дружиной и братьями.

Весть о смерти короля моментально разнеслась по полю, «стена щитов» рухнула. Несколько часов назад норманны готовы были бежать, потеряв из виду своего герцога, теперь же бежали саксы. Рядом с Гарольдом погибли его братья Гюрт и Леофвине, почти все дружинники и преданные тэны. Воины фирда рассеялись, и лишь небольшие группы хускарлов продолжали биться на Баттл Хил с яростью обреченных. Сражение прекратилось только в шесть часов вечера, когда солнце совсем ушло, а до появления луны было еще далеко. Преследование англосаксов в кромешной тьме грозило проблемами самим норманнам, не знавшим округи.

13
Смерть короля Гарольда. Набросок Уильяма Блейка

Утром хоронили мертвых. Вильгельм отказал королеве-матери Гюте и не отдал ей тело убитого сына, хотя она предлагала золота по весу мертвого тела. Гарольда захватчики похоронили на морском берегу Суссекса. Нормандские солдаты говорили, что король теперь вечно будет охранять морской берег, за который умер, сражаясь при Гастингсе.  На месте битвы через несколько лет был возведен монастырь Баттл, алтарь которого располагался на предполагаемом месте гибели английского короля. Сейчас там находится памятная плита.

VI. Good Old England

 Сопротивление норманнам – правление Вильгельма и его смерть – последствия завоевания

Англосаксы не собирались так быстро сдаваться (хотя в итоге вышло, что не собирались, но сдались) и выбрали нового короля – юного этелинга Эдгара. Первый город на пути норманнов, Ромни, оказал захватчикам сопротивление – его жители перебили несколько герцогских отрядов. Горожан Вильгельм «покарал», и под впечатлением этой кары прочие населенные пункты на пути Вильгельма сдавались на милость победителя.

Гарольд, кажется, был единственным политическим и военным лидером, способным организовать отпор. С его гибелью война практически заглохла, и в скором времени англосаксы сдались окончательно.

Лондон – единственная в Англии по-настоящему мощная крепость и крупный политический центр, где собирался витангемот, покорился Вильгельму без боя. На Рождество того же 1066 года он был коронован в Вестминстере по приглашению английской знати и жителей столицы. Обстановка вокруг этой коронации была настолько неискренней и тревожной, что во время церемонии охрана герцога подожгла соседний квартал – возгласы на незнакомом языке, раздававшиеся в толпе, они приняли за подстрекательства к мятежу. При таких зловещих декорациях Англия получила нового короля.

Плита на предполагаемом месте гибели Гарольда
Мемориальная плита не месте предполагаемой гибели Гарольда

«Вильгельм поклялся на книге Христовой, что станет так хорошо править, как ни один король до него не правил… Но вопреки этому, он потребовал большую подать, а весной отправился в Нормандию и взял с собой архиепископа Стиганда, Этельнота, аббата Гластонбери, юного Эдгара, эрла Эдвина, эрла Моркара и многих других добрых людей из английской земли… Одо и Вильгельм строили повсюду замки и терзали несчастных людей, так что с тех пор становилось хуже и хуже. Будет конец, когда Господь пожелает…» — записал английский хронист.

Несколько лет после битвы при Гастингсе в стране постоянно вспыхивали мятежи, в которых поучаствовали и родственники убитого короля – его мать Гюта и сыновья – Годвине, Эдмунд и Магнус. В конечном счете, их надежды на реставрацию Годвинсонов не оправдались, и семейство кануло в лету вместе с Уэссекской Англией. Из всех родственников Гарольда нам особенно интересна судьба его дочери Гюты. Она вышла замуж за русского князя Владимира Мономаха и родила ему двоих сыновей – Мстислава и Олега. Внук Гарольда был Великим князем Киевским в 1125-1132 годах.

Приход в страну норманнов стал неприятным сюрпризом для коренного населения, уже привыкшего ко вторжениям ментально близких и понятных скандинавов. Люди, пришедшие с континента, действовали в непривычном для саксов ключе, говорили на совершенно непонятном наречии, и казались (да и являлись) абсолютными чужаками[21].

Норманны были по происхождению теми же скандинавами, но сильно «романизировались» и представляли собой классическое западноевропейское феодальное общество, до того незнакомое англосаксам. От викингов они унаследовали, пожалуй, только страсть к «вымогательствам и грабежу золота», как отмечали современники. Грабежами был отмечен и путь экспедиционного корпуса. Британский ученый Баринг пытался подсчитать ущерб, нанесенный «французскими» солдатами. Он установил, что в «Книге страшного суда», главном кадастровом документе эпохи, изданном в 1085 году, стоимость земель на юге страны была значительно ниже, чем во времена короля Эдуарда. В 1066 году завоеватели прошли через большинство этих владений. За двадцать лет после Гастингса экономика на юге страны так и не смогла полностью восстановиться.

Современный вид на поле битвы. В центре аббатство, стоящее на предполагаемом месте гибели Гарольда
Место битвы сегодня. В центре – аббатстсво, стоящее на предполагаемом месте гибели Гарольда

Национальные различия были не единственным камнем преткновения, спровоцировавшим цепочку восстаний против оккупантов.  По всей стране началось спешное строительство замков, главным из которых стал олицетворявший оккупацию лондонский Тауэр – при его постройке даже камень использовался исключительно норманнский. Диковинные сооружения, под возведение которых, помимо всего прочего, отнимали землю у собственников, сильно раздражали англичан, не знавших иной формы укрепления, кроме бурга (burgh).

Английские земли, начиная с бывших владений семейства Годвинсонов, Вильгельм поделил между своими баронами, практически устранив старую знать. Наделы всех участников сражения на стороне Гарольда (убитых и живых) перешли в управление короны. Сильно пострадала и английская церковь, чьи богатства стремительно перетекали к герцогу и его приближенным.

Важные изменения пришли в область земельного права – довольно быстро количество свободных крестьян, доминировавших в донорманнской Англии, сократилось на фоне увеличения количества вилланов (зависимых крестьян). В стране установились типичные феодальные взаимоотношения, принесенные захватчиками из родной Нормандии. Английской отличительной особенностью стала нехарактерная для XI века централизация – королю непосредственно подчинили всех держателей земли на острове, в обход всех баронов и прочих посредников.

Вильгельм в Англии не задержался, страной до 1087 года правили герцогские письма. Он завоевал одно из богатейших государств своего времени и перестал, наконец, быть The Bastard, получив новое, куда более приятное прозвище The Conqueror. Получив титул rex и, тем самым, войдя в узкий круг избранных монархов (до этого нормандский герцог являлся вассалом французского короля), Вильгельм достиг чаемого.

Завоеватель дожил до шестидесяти лет. В 1087 году он получил рану живота —  его конь встал на дыбы и лука седла ударила короля в брюшную полость. Полгода бедняга мучился болями, а 9 сентября на рассвете умер. Так события, произошедшие после смерти Вильгельма, описал Мишель Де Брюар:

«Самые богатые поспешили вернуться к себе, чтобы спрятать свои богатства; другие, оставшись одни, захватили все ценности, которые там были: оружие, одежду, сосуды, ткани, – и в свою очередь скрывались, чтобы спрятать награбленное… Когда нужно было забальзамировать тело для предстоящего путешествия (в Кан), там не оказалось ни одного из приближенных короля. Скромный рыцарь из округи добровольно взял на себя приготовления; его звали Геллуэн…»

14
Череп человека, погибшего в битве при Гастингсе

 

Англия приобрела или потеряла? Англия изменилась: «Представители северной ветви западных народов вошли в состав христианского мира, а значит, и в будущую Европу…» (Ле Гофф)

Гарольд, несомненно, желал Англии мира и процветания, Вильгельм же был угнетателем и разорителем. Парадокс заключается в том, что деспотичные годы правления Вильгельма открыли перед Англией перспективы, которые были вряд ли возможны при англосаксонских королях. Правившие страной норманны руководствовались «Книгой Страшного суда» (Domesday book), которая представляла собой подробный перечень владений английской короны. По этой книге земли были четко поделены между норманнской знатью, завершившей процесс закрепощения английских крестьян, что готовило Англию к битвам за место под солнцем в феодальную эпоху. Знакомые нам по сказаниям о Робине Гуде шерифы были продуктом нормандских преобразований. Деятельность чиновников, призванных контролировать покоренных, способствовала более эффективной работе экономики, регулярным и бесперебойным поступлениям в казну. Английская корона крепла. В конце концов, как справедливо отмечал в «Рождении Европы» Жак Ле Гофф, Англия, пройдя через ужасы завоевания и оккупации, превратилась в первую крупную европейскую монархию.

 

[1] Старший брат Свейн, младшие братья и сестра – Тости, Гюрт и Гуннхильд. Англосаксонкими именами были наречены самые младшие Леофвине, Вульфнот, Эдит и Эльфгива.

[2] Уэссекская династия правила объединенными английскими королевствами с 871 по 1066 год

[3] Англосаксонский предвестник рыцарства. Тэны – военно-служилая знать, получающая за службу земельные наделы.

[4] Семь крупных сражений за семь месяцев.

[5] «Управляющий» графством. Чиновник, представляющий короля на определенной территории. Читай – губернатор.

[6] Чрезвычайная денежная подать, собираемая королем. В последние годы X века «гельдом» покупали мир у викингов.

[7] Сыновья Эммы и Этельреда жили на родине матери в Нормандии.

[8] Наиболее позорная форма общественного порицания у викингов

[9] До конца не ясно, как назывался титул главы Нормандии. В источниках он именуется и «графом» и «герцогом», англичане называли его «эрл», а скандинавы «ярл».

[10] На пиру его разбил паралич, умер эрл спустя три дня.

[11] Данные «Книги Страшного суда» – первой средневековой поземельной переписи.

[12] Нормандцы позднее утверждали, что он был послан Эдуардом, чтобы подтвердить полномочия Вильгельма на английскую корону. Есть версия, что он отправлялся на поиски наследника Эдуарда, но не в Нормандию, а в Венгрию, где жил внук Эдмунда Железнобокого.

[13] Гарольд поклялся на святых мощах. Отношение к клятве в раннесредневековом обществе было более чем серьезным, и впоследствии этот поступок отразился на «международной реакции» во время вторжения.

[14] Дружина

[15] Принц

[16] Даже норманнские хронисты отмечали, что англосаксы сражались при Гастингсе за свою страну и своего короля против чужеземцев.

[17] Англосаксонское ополчение называлось «фирд» и призывалось в две очереди на четыре месяца (по два месяца службы у каждой очереди).

[18] Поэт-певец, исполнитель Skaldekvad. Харальд был автором сборника «Висы радости».

[19] Харальд имел внушительный послужной список. За 50 лет своей жизни он успел побывать командиром варяжской стражи византийского императора, вместе с русскими князьями участвовал в походе на Византию, более десяти лет безостановочно воевал в родной Скандинавии.

[20] Единственный изобразительный источник, повествующий о норманнском завоевании, и вообще один из основных источников.

[21] Древнеанглийский и древнескандинавский были довольно близки, и часто назывались «северным языком». Французский имел другие корни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Г88сть

    Великолепная статья!

  • Alexey Golykh

    Спасибо за статью, очень интересно и самое главное легко и хорошо написано.

  • Георгий Толкачев

    Остров Мэн? Или французское графство Мэн все-таки?

  • Иван Грек

    «Исход сражения решила одна стрела. Она поразила английского короля.» — исход сражения решило не это, когда на левом фланге побежали Бретонцы (и случилась ситуация с Вильгельмом, когда пошел слух, что он убит) за ними устремился фланг англо-саксов тем самым потеряв строй. В ответ получили контратаку конницей. Наступающие были просто смяты. Фланг был смят. Это был конец для армии Гарольда.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: