Битва при Нагасино

Нагасино_5
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Копья врагов нас не удержат
Нам не преграда их укрепленья,
Лишь только пуля нас остановит,
На рисовом поле, под Нагасино…

На детях великих…

Речь пойдет о сражении, которое показало широким японским массам всю мощь огнестрельного оружия, став неким аналогом европейской Павии. Это история о глупых решениях, невероятном мужестве, тактической хитрости и о том, как три великих объединителя Японии собрались в одном месте – история битвы при Нагасино 28 июня 1575 года.

Характер внутренних отношений в Японии XVI века более или менее известен всем: множество мелких и не очень даймё (феодалов), попытки заполучить побольше земли, номинальная роль императора и т. д. Разумеется, что в силу объективных исторических факторов появлялись люди, которые мыслили несколько дальше парадигмы «захватить Овари, чтобы в год было не 100 коку риса, а 120» и в перспективе планировали объединить разрозненную страну. Одним из таких людей и был Ода Нобунага, прошедший тяжелый путь от «большого дурака из Овари» до «Демона-повелителя шестого неба». Вопрос о том, насколько осознано действовал Ода, остается дискуссионным даже в рамках японской историографии. Большинство исследователей склоняется к мнению, что грандиозных планов по объединению страны у него не было, но именно Ода привел в движения те силы, что объединят страну восходящего солнца в единое целое к началу XVII века.

1Ода Нобунага 

Другим таким человеком был знаменитый Такеда Сингэн, занимающий нишу этакого «рыцаря без страха и упрека» в истории Японии. Его обожали солдаты, сам Такеда был прекрасным управленцем и воином, а история его взаимоотношений с не менее известным воином Уэсуги Кэнсином давно стала легендарной. Чего стоят хотя бы сражения на равнине Каванакадзима, что с завидной регулярностью случались у двух полководцев; что характерно, все 5 раундов завершились вничью.

2Такеда Сингэн

Сингэн привел свой клан на вершину могущества и, казалось, являлся главным фаворитом в феодальной войне, но в 1573 году он погиб при штурме замка. Причем, как и положено выдающейся личности, умер наш герой примерно так же, как и жил. В замке Нода, что был осажден его войсками, завелся любитель играть на флейте. Такедэ искусство очень любил, да и вообще человек был в высший степени образованный, поэтому захотел услышать талантливого певца. Для него подготовили отдельное место. При свете дня это заметил один из солдат гарнизона, смекнувший, что персона там будет сидеть не рядовая. Пристрелявшись к месту, приготовленному для главы клана, он дождался наступления темноты. С первым звуком флейты прозвучал выстрел, смертельно ранившей Сингэна. Так ушел из жизни один из величайших людей японского позднего Средневековья.

Тем не менее, после себя он оставил прекрасное наследство и весьма боеспособную армию. Конница клана Такеда, по общему мнению, считалась лучшей во всей Японии. Не повезло только с наследником. Сын Кацуёри оказался обделенным талантами отца. Человек он был смелый, но подкачал в плане стратегического мышления, столь необходимого любому правителю. Все это привело к агрессии в сторону тогда еще мало кому известного клана Токугава, главой которого был будущий объединитель Японии — Токугава Иэясу.

3Токугава Иэясу

Первоначальной целью похода был крупный замок Окадзаки. Взять его планировалось благодаря предательству одного из защитников, который должен был открыть ворота перед армией Такеда. История сохранила его имя, это был достаточно видный чиновник — Ога Йасира. Но измена была обнаружена, и Ога ждала мучительная смерть от прорастающего бамбука. После чего еще живого его закопали в землю, оставив виднеться только голову.

Взять столь хорошо укрепленную крепость без помощи извне было практически невозможно. Захватчикам пришлось изменить свои планы и направить взор в сторону череды менее крупных замков. На один из таких упорных пунктов и напала армия Кацуёри, но замок Ёсида выдержал штурм войск Такеды. Куцуёри снова потерпел неудачу. Дабы хоть как-то сгладить впечатление от провального похода, была предпринята очередная атака — на замок Нагасино.

Взять любой ценой

К несчастью Кацуёри, обороной замка руководил Окудаира Садамаса. История последнего является стандартной для феодального общества: изначально члены его семьи были вассалами Токугава, но вскоре вынужденно перешли под «протекторат» Такеды, после же смерти Сингена снова вернулись к Иэясу (за что, кстати, Кацуёри распял жену и брата Садамасы), так что особых иллюзий насчет сдачи замка он не испытывал. У обороняющихся было 500 человек, 200 аркебуз и 1 (возможно, 2–3) пушка. Напротив расположилось около 16 000 солдат Кацуёри.

Сам замок Нагасино закрывал один из перевалов на пути к Каи из Синано. Никакого существенного стратегического, а тем более экономического значения он не имел. Тем не менее, сама крепость располагалась в очень удачном для обороны месте, где происходило слияние двух рек: Тагигава и Оногава, которые тут же образовывали третью — Тоёкава. Сам замок находился на плоской треугольной площадке, защищенной скалами и водой. На этом его достоинства заканчивались, так как фактически вся линия укреплений, кроме самой крепости, представляла печальное зрелище: деревянные стены, только кое-где укрепленные камнем.

4

Осада началась 17 июня с разведки боем. На следующий день приступ начался всерьез, но в течение следующих 4 дней атакующие так и не достигли решительного успеха, потеряв убитыми и раненными порядка 800 человек. 20 июня под покровом ночи самураи Кацуёри наконец-то смогли преодолеть первую линию обороны, забравшись на стены с помощью крюков. Садамаса принял решение отвести войска с внешней линии обороны, сосредоточив силы около замковых рвов. За ночь солдаты Такеда успели не только взять внешние рубежи, но и соорудить импровизированную осадную башню. Если бы они знали, что последняя будет разрушена едва ли не первым выстрелом крепостной артиллерии (то есть, всего одного, максимум 2-3 орудий), то вряд ли бы проявили столько рвения в темное время суток.

16

Но положение осажденных было нерадостным. К тому же, 21 июня золотоискатели Такеда (скорей всего, совместно с саперами, которых весьма активно тренировал и использовал еще отец Кацуёри) разрушили часть крепостной стены, что, разумеется, не подняло боевой дух солдат Садамасы (дело в том, что одной из существенных статей дохода экономики клана Такеда были золотые копии, в которых работало значительное количество шахтеров – именно их и мобилизовал сын Сингена для своего похода).

Вскоре последовал еще один штурм, который оказался самым тяжелым и кровавым для наступающих, но все же был отбит. Правда, защитникам пришлось покинуть замковые рвы и закрепиться непосредственно в самой крепости. Но еще более серьезной проблемой оказалась потеря складов с продовольствием. Запасов еды в замке оставалось максимум на неделю. Командиры Кацуёри разумно посоветовали ему больше не терять солдат и взять замок в блокаду. В следующие два дня солдаты Такеда принялись возводить непрерывный забор вокруг замка, ставить сети на реках и вешать на их колокольчики.

5Реконструкция 

Боевые действия прекратились, если не считать таковыми вялую перестрелку «снайперов» между собой. Кроме того, от болезни умер 79-летний Сидара Сигецугу – наиболее опытный командир в стане осажденных. Сам Садамаса уже был готов совершить сеппуку в обмен на гарантии сохранения жизни всем своим людям и сдать крепость, что и произошло бы, если бы не одно «но».

Подвиг Тории Суне-эмона

Этим «но» оказался 34-летний крестьянин по имени Тории Суне-эмон, который вызвался добровольцем для смертельно опасного задания — выбраться из осажденной крепости и предупредить войска Оды и Токугава. Он сумел преодолеть все заграждения войск Такеда и добраться до Окадзаки. Разумеется, Тории не мог знать о том, что Ода и Токугава прекрасно осознавали положении крепости и использовали ее в качестве «разменной монеты», дабы связать действия Кацуёри. В любом случае, сей факт не отменяет мужества Суне-эмона, сообщившего важные сведения о численности противника и критическом положении защитников.

Объединенные силы Ода и Токугава выступили к Нагасино, а Тории решил вернуться в замок, чтобы сообщить о скорой помощи осажденным. К сожалению Кацуёри был в курсе, что кто-то сумел выбраться из замка, т. к. в какой-то момент на вершине одного из холмов загорелось три огня (то был сигнал Суне-эмона, символизировавший успех миссии). Когда Тории попытался пробраться обратно в крепость, его схватили и представили Кацуёри, который выразил восхищение мужеством простого крестьянина и предложил перейти к себе на службу.

Тории согласился (по изначальному плану, он не должен был возвращаться в замок, надлежало «присоединиться» к войску Такеда), но глава клана потребовал доказать свою преданность на деле, сообщив защитникам, что никакой помощи не придет и им следует сдаться. Вместо этого, Тории крикнул, что помощь уже в пути и им следует стойко держаться. Тут данные расходятся: кто-то говорит, что он был тут же убит, кто-то – что его прибили к кресту и долго мучили. История с крестом, скорее всего, правда. На многих солдат Такеда такое поведение произвело сильное впечатление, а самурай Очиачи Мичихиса даже сделал родовым гербом изображение Тории, распятого на кресте.

7Распятие Тории Суне-эмона и более поздний самурайский герб по мотивам его подвига

Накануне битвы

Положение Кацуёри было, мягко говоря, весьма проблематичным. Он застрял у не самого крупного вражеского замка, а через день-другой должна была подойти объединенная армия Оды и Токугава, которая превосходила его войска примерено в 2 раза. Что же мог предпринять сын знаменитого Сингэна? Самым очевидным решением было бы немедленное отступление – именно это и советовали проделать Кацуёри самые старые и опытные командиры. У последних, правда, тут же образовалась оппозиция в лице молодых коллег, утверждавших, что конница Такеда разобьёт любую армию в открытом сражении. Громадный численный перевес противника их не особо смущал.

Был и третий вариант. Баба Нобухара, один из опытнейших генералов еще отца Кацуёри, справедливо заметил, что если господин так уж желает принять бой, то следует немедленно взять Нагасино и сражаться под защитой его стен. Кацуёри выбрал самый безумный вариант — сражение на открытом поле. Он уже и так не сумел взять два замка, неделю мучился под третьим, а бесславное возвращение после месячного похода окончательно подорвало бы его авторитет. Все это усугубляла тень великого отца, которая постоянно витала над его любимым сыном. Здесь стоит отдать дань уважения командному составу Такеда. Прекрасно понимая, чем обернется завтрашнее сражение, они не покинули своего господина, а приготовились к неравному сражению, обменявшись символическими прощальными чашками воды.

8Баба Нобухара в 1557 году, осада крепости Кацураяма 

Причин для оптимизма действительно было немного. Клан Ода являлся сильнейшим во всей Японии и привел под Нагасино 30 000 человек. 3500 из них составляли аркебузиры. Фактически, здесь была вся элита: сам Ода, отряды «красных» и «черных» хору (телохранителей), наиболее влиятельные семьи, признавшие Оду своим сюзереном. Токугава выставил 64% от своей мобилизационной мощи, а именно 8000 человек.

О численности войск Такеда известно гораздо больше. Во всей месячной компании участвовало 4254 конных самурая (вместе с 55 генералами), что составляло примерно 47% от мобилизационной мощи исключительно самураев. Добавляем сюда по 2–3 слуги асигару, что сопровождали самураев и получаем примерно 8500 асигару в качестве слуг, плюс 47% от асигару, что не сопровождали кого-то конкретного, а представляли самостоятельные отряды – их оценивают в 2580 человек. Так же можно прибавить личную свиту Кацуёри, т. н. «хатамото-сёякунин» («личные помощники правителя» япон.), которых оценивают примерно в 880 человек. Итого, около 15 500–16 000 человек. Вычитаем примерные потери убитыми и ранеными за время компании – это около 1000 человек. Кроме того, всего порядка 700 человек имели фитильные ружья. В общем, цифры были явно не на стороне Кацуёри.

9

Союзные войска заняли позиции на холмистой местности, так, чтобы левый фланг прикрывала заросшая лесом гора, а правый упирался в обрывистые берега реки Тоёкава. В 100 метрах от передовых позиций войск Оды протекал небольшой ручей Ренгогава, что создавал дополнительное препятствие для кавалерии, задерживая её продвижение в тот самый момент, когда конница должна достигать пика своей скорости для таранного удара. Помимо этого, были созданы многочисленные защитные сооружения, которые заблаговременно притащили с собой солдаты Нобунаги. Забор был такой высоты, чтобы через него не могла перепрыгнуть лошадь. Он был расположен в несколько линий в шахматном порядке. С одной стороны эти участки оставались открытыми для конницы Такеда, но в тоже время это позволяло быстро контратаковать противника. Кроме того, было очевидно, что именно туда бросится основная масса воинов противника, что позволяло сосредоточить наибольшую огневую мощь именно на данных участках. В итоге, полный фронт Оды Токугава составил 2100 метров, в то время как дистанция до противника составляла около 2–3 км на момент боя, что катастрофически мало для кавалерийского маневра.

В ночь перед боем было решено отправить отряд Сакаи Тадацугу в тыл к войскам Такеда, дабы деблокировать осажденную крепость. Интересно, что выдвинувшего эту идею Тадацугу Ода прилюдно обругал, назвав предложение глупым и бестолковым, так же упрекнув Сакаи за выступление вне порядка старшинства, но наедине сообщил своему командиру, что полностью поддерживает его план, просто опасается возможных шпионов, которые передадут весточку Кацуёри. Ничего не поделаешь, это реалии феодальной войны, когда союзники по коалиции не могли полностью доверять друг другу, даже в ночь перед боем. Более того, Нобунага отдал Тадацуге для такого дела 3000 человек, включая 500 аркебузиров. За ночь они пройдут 8 км по гористой местности в дождь, выйдя в тыл войскам Кацуёри.

10Оборонительные рубежи сил, деблокирующих Нагасино

Имел ли Кацуёри шанс на победу? Безусловно, да. Несмотря на подавляющий численный перевес противника, у него все еще была лучшая конница во всей Японии, закаленная десятками сражений. Атака 4000 прирожденных убийц, фанатично преданных своему господину, вполне могла достигнуть успеха. Кацуёри также рассчитывал на то, что значительная часть ружей асигару противника придет в негодность из-за дождливой погоды (его ожидания не оправдались, Нобунага извлек урок из боев с ико-ики двумя годами ранее и позаботился о сохранении оружия и пороха для битвы).

Между лесом, откуда предполагалось начать атаку, и передовыми позициями Оды было от 200 (на правом фланге) до 400 метров. Что значит лишь один залп из аркебуз. Потери будут не фатальными и погасить инерцию конной атаки не получится. К тому же, правый фланг Нобунаги не имел бамбукового палисада и являлся наиболее уязвимой частью всего фронта обороняющихся, и именно здесь солдатам Оды предстояло выдержать атаку прославленного Ямагата Масакагэ, которому к моменту сражения стукнуло уже 60 лет. Это не мешало ему являться лучшим генералом войск Такеда – именно он сыграл ключевую роль в победе Сингэна при Микатагахаре 2 годами ранее, когда конница Такеда выманила Токугава на открытое пространство.

11Укрепления Нобунаги в варгейме Perry Miniatures

Сам Масакагэ одел в красные доспехи первые шеренги своего войска, дабы усилить психологический эффект. Позднее эту фишку позаимствует Ии Наомаса, один из генералов Иэясу, создав знаменитый отряд «красных дьяволов». В общем, если бы самураи Такеда смогли без катастрофических потерь преодолеть огненный шторм аркебуз Оды и Токугава, завязав рукопашную схватку на протяжении всего фронта, то могли, как минимум потеснить противника, а где-то и прорвать его оборонительные построения. Вряд ли было возможно разгромить врага, но свести битву к условной «ничьей» было вполне реально.

Войска Такеда были поделены на 4 отряда, каждый примерно по 3000 человек. Центр, фланги и штаб. Ничего необычного, но противник все равно не мог охватить его с флангов, даже имея двукратное численное преимущество. Главная претензия к Кацуёри после боя заключалась именно в необдуманном руководстве войсками в процессе сражения. Он просто оказывал примерно одинаковое давление на все участки обороны противника, не пытаясь найти слабое место.

Начало сражения и немного математики

Само сражение при Нагасино в большинстве упоминаний представляют как две-три атаки конницы Такеда, которых быстро смели оружейным огнем войска Нобунаги. Разумеется, всё это весьма далеко от истины. Аркебузы являлись важным фактором победы союзной коалиции, но утверждать, что победа была достигнута исключительно благодаря данному оружию – в корне неправильно. Так же абсурдны разговоры о том, что «конце эпохи самураев». В реальности бой продолжался 8 часов и стоил огромных потерь каждой из сторон.

В 6:00 28 июня первые отряды конницы Такеда начали спускаться с холмов в сторону укрепленных позиций противника. Первый залп они получили на дистанции в 50 метров от ограждений Оды и Токугава. Это не сильно смутило Кацуёри, так как все понимали, что один залп противник успеет сделать в любом случае. Но за первым тут же прозвучал второй, а затем и третий – Нобунага использовал стрельбу шеренгами. Именно при Нагасино Япония впервые узнала об этом приёме. Всё это проходило под руководством лучших самураев Оды, отряда «красных хоро», которые координировали стрельбу крестьян.

12

Стоит немного сказать о «смертельном» огне аркебуз. Ружья, которыми были вооружены солдаты коалиции, могли поразить цель на дистанции в 500 метров. Разумеется, что это максимум, и никто не стал бы впустую тратить пули, стреляя с такой дистанции. Ни о каком прицельном огне (даже шеренгой) тут не шло и речи. Обычно стрельба начиналась с дистанции в 200 метров, где ружья уже могли нанести противнику реальный урон, но пробивная сила все равно была не очень большой. Наиболее оптимальной была дистанция в 50 метров. Во-первых, на ней пуля пробивала доспехи толщиной до 1 мм (самый мощный самурайский доспех до-мару имел толщину в 0,8 мм). Во-вторых, с этой дистанции можно более или менее прицельно стрелять (1 попадание из 5 по взрослой, стоящей мишени), соответственно, огонь шеренгой был относительно эффективен.

Скорость стрельбы тоже была весьма посредственной. В среднем — один выстрел в минуту (не берем в расчет современных реконструкторов, что достигли темпа в один выстрел каждые 15 секунд, на них не неслась лучшая конница Японии, и у них имелось предостаточно времени и материальной части на тренировки). Факторов, снижающих скорость стрельбы, имелась масса: загрязнение ствола, осечки, преждевременные выстрелы из-за невнимательности при работе с фитилём. Принимая во внимания среднюю скорость лошади за 40 км/ч, можно посчитать, что 50 метров всадники преодолели бы за 5 секунд. Разумеется, что это идеальная конструкция, но в любом случае понятно, что времени на стрельбу было все равно очень мало. И тут в дело вступили защитные ограждения и пикинеры Нобунага.

Ода строго-настрого запретил своим самураям лезть за ограждения, дабы покрыть своё имя бессмертной славой, так что им приходилось довольствоваться «остатками» коллег из клана Такеда, что умудрились пробиться сквозь огонь аркебуз и палисад, либо пролезли в «дыры» оборонительной линии (помните про шахматный порядок?). Правда, некоторые не выдерживали ожидания настоящей схватки и выбегали за палисад. Судьба сих храбрецов, как правило, оказывалась незавидной. Но были и исключения. Так самурай из клана Токугава Хонда Сигетцугу в одиночку набросился на 7 или 8 вражеских всадников, получил 7 ранений, но убил 2 противников, умудрившись выжить.

А что у других?

А в это же время отряд Тадацугу начал операцию по деблокаде замка Нагасино, атаковав ничего не подозревающих воинов Такеда. Увидев это, командир крепости Садамаса повел оставшихся в живых солдат навстречу союзникам. Разумеется, выдержать атаку с двух сторон воины Такеда не смогли. Потеряв порядка 200 человек убитыми, осаждающие бросились спасать свои жизни.

13Кадр из фильма Куросавы «Кагемуся. Тень воина»

На основном поле продолжалась кровавая мясорубка. В центре конница Такеда атаковала, отходила для перегруппирования и снова атаковала, правда, без видимого результата. Баба Нобухара в какой-то момент достиг, как показалось, заметного успеха. Со второй попытки удалось прорвать оборонительные линии войск противника, оттеснив их. Атакующие уже собирались зайти во фланг проклятому палисаду, что не давал центральной группировке смять позиции асигару. Но бегство войск Нобунага оказалось организованным отступлением, дабы заманить Нобухару вглубь своих позиций, отрезав его от основных сил. В результате отряд был окружен и уничтожен практически полностью. Из 700 человек в живых осталось только 80.

Наиболее заметного результата войска Такеда достигли на незащищенном палисадом правом фланге Оды. Здесь конница смогла практически без потерь преодолеть 200 метров, разогнав стрелков. В результате бой принял характер множества мелких рукопашных стычек. Все это усугубляли периодические выстрелы из аркебуз, которые были неорганизованны, но все равно заволакивали дымкой место схватки. Возможно, если бы под руководством 60-летнего Ямагата Масакагэ были элитные отряды Такеда, а не солянка из неизвестных самураев, которые и видели-то друг друга буквально один месяц, то результат был бы более впечатляющим. Но элита армии Кацуёри в этот момент гибла в бессмысленных атаках на центр войск Нобунаги. Да и сам Ямагата пал от чей-то пули, вырвавшись вперед своих телохранителей. Этим не преминул воспользоваться какой-то самурай, мигом подскочив к старику и отрубив ему голову.

Славный конец

В этот момент Кацуёри бросил в бой оставшиеся силы по всему фронту, не пытаясь сосредоточиться на каком-то одном направлении. Никакого результата это, разумеется, не принесло и сын славного Сингэна приказал трубить отступление. Это произошло где-то в районе 13:00. Нобунага, в свою очередь, приказал пехоте отойти назад, открыв проходы между палисадом и предоставив кавалерии возможность атаковать отступающего врага. Избиения отступающих, правда, не получилось. Воины Такеда более или менее организовано отходили, умирая в неравных схватках с самураями Оды и Токугава и спасая жизнь своего нерадивого господина. Так, у Найто Масотое осталось всего 100 человек из первоначальной тысячи. Все они были окружены и перебиты, а сам Найто получил десятки стрел от асигару Нобунаги. Его голову позволили отрубить только «достойному» самураю, не позволив асигару довершить расправу над трупом 52-летнего генерала.

14Асигару

Так же стоит отметить Бабу Нобухару, который, спасая жизнь Кацуёри, поскакал навстречу воинам Оды, громко огласил свою родословную, заявив, что готов сразиться с любым количеством столь же достойных самураев врага. На вызов откликнулись двое бойцов, убив Нобухару. Сам же Кацуёри спасся, сумев вернуться в свои владения. Десяти тысячам его воинов повезло меньше.

Потери были просто катастрофические. Из 97 генералов, ближайших родственников, командиров отряда асигару и знаменосцев погибло 54. Из 24 генералов еще отца Кацуёри было убито 8. Объединенные войска Оды и Токугава потеряли порядка 6000 убитыми, что опровергает миф о «спокойном расстреле самураев Такеда».

Послесловие

Дальнейшая история участников битвы сложилась по-разному. Кацуёри еще 7 лет вел оборонительные бои за остатки своих земель, чему сильно поспособствовала смерть Уэсуги Кэнсина, что так любил воевать с его отцом. Забавно, но умирающий Сингэн завещал сыну никогда не воевать с Кэнсином. Кацуёри его не послушал и сразу после смерти отца развязал войну. В результате он был вынужден постоянно держать на этом фронте весьма представительный контингент солдат. Кто знает, возможно, именно этих 10 000 бойцов не хватило Кацуёри для успеха при Нагасино?

Как бы там ни было, но в 1582 году Токугава и сын Оды — Нобутада начали последние наступление на владения Такеда, захватывая один замок за другим. Отдельные эпизоды, вроде героической обороны младшим братом Кацуёри — Нисиной замка Такатта, не могли кардинально повлиять на ситуацию. Дни некогда славного клана были сочтены. Почти все вассалы и союзники Такеда бросили его, перейдя на сторону Оды и Токугава. Со своим господином остались только самые преданные сторонники, вроде семейства Цучия.

15

К его последней битве в горном проходе Тории-бата у Кацуёри осталось только его «300 спартанцев». С той лишь разницей, что их действительно было 300 человек. 270 из них пали в бою, в то время как Кацуёри вместе со своим сыном совершали сэппуку. Еще до этого его жена вспорола себе живот (некоторые утверждают, что Кацуёри по традиции отсек ей голову, дабы облегчить муки). Так закончил свой путь сын великого Такеда Сингэна, что наводил ужас на врагов одним своим появлением на поле боя. Горькая ирония заключается и в том, что Кацуёри был его любимым сыном, так как Синген по-настоящему любил его мать, дочь разбитого и убитого им в 1544 году Суве Ёрисигэ. Это увлечение было столь сильным, что в ближайших кругах поговаривали, мол, девушка и не человек вовсе, а «кицунэ», то есть лисица-оборотень, которая околдовала их господина. Так что, когда дом Такеда пал, весьма популярны были разговоры в духе «а что вы хотели от сына кицунэ?» и «мы же говорили, что связь с кицунэ до добра не доведет».

Нобунага ненадолго пережил своего противника, совершив самоубийство в том же 1582 году из-за предательства одного из своих вассалов. Его дело продолжит бывший крестьянин Тоётоми Хидэёси, который не только отомстит за смерть господина, но и на время сможет объединить Японию. Окончательно же процесс централизации завершит еще один участник битвы при Нагасино — Токугава Иэясу, взяв Осаку в 1615 году. Эпоха воюющих провинций закончится.

Битва при Нагасино была тяжелым и кровавым сражением, в котором сошлись две наиболее мощные армии того времени. Разумеется, ключевую роль в победе сыграло массовое использование аркебуз в связке с защитным палисадом и копейщиками, но говорить о «закате самураев» было еще рано. В конце концов, именно под их чутким руководством вооруженные ружьями крестьяне сумели разбить конницу Такеда. Последние, в свою очередь, показали пример величайшего мужества и преданности своему господину, раз за разом бросаясь в затянутую пороховой дымкой неизвестность, а затем спасая жизнь незадачливого командующего.

Кто-нибудь скажет, жертва напрасна

И наша смерть ничего не изменит
Пусть, только мы уже сделали выбор
На рисовом поле, под Нагасино…

Впрочем, довольно мыслей печальных
Враг не увидит сомненья на лицах
Солнце встаёт над полем сраженья
Над рисовом полем, под Нагасино…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Philip Suvorov

    шикарная статья!

  • Евгений Макаров

    Очень хорошая статья. Спасибо автору 👍

  • Косс

    Круто круто!!!!!

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: