Бог войны: Генри Шрапнель и его изобретение

shrapnel
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Затихнет шрапнель, и начнется апрель.
На прежний пиджак поменяю шинель.
Вернутся полки из похода.
Хорошая нынче погода.

Булат Окуджава

Строго говоря, на английском его фамилия звучит как Шрапнэл, однако детище этого английского офицера и изобретателя куда более известно, чем он сам, и если о шрапнельных снарядах знают практически все, то о человеке, который их придумал – лишь историки и узкие специалисты. В немногочисленных и скупых исторических справках, как правило, дающих лишь годы жизни и краткую характеристику, укладывающуюся в одно предложение, его фамилия указывается как Шрапнель, поэтому мы не будем нарушать устоявшуюся традицию, тем более, что генерал артиллерии Генри Шрапнель, которого потомки назвали «убийцей пехоты», разделил судьбу многих изобретателей, чьи грандиозные творения закрыли своей тенью собственных создателей.

Детище Шрапнеля изменило рисунок войны: как некогда мушкет положил конец главенству конницы на полях сражений, так разрывной снаряд вывел на первые роли артиллерию, которая ураганным огнем буквально перемалывала целые полки в кровавую кашу. Наверняка уважаемый читатель знаком с историей атаки английской легкой бригады под Балаклавой 25 октября 1854 года, которая была буквально выкошена русскими пушками. Знаем мы и о героическом и трагичном сражении при Седане 1 сентября 1870 года, о храбрых французских кирасирах генерала Вимпффена, снова и снова бросавшихся на прорыв, желающих спасти честь императора и Франции… и погибших под ураганным огнем прусских пушек, отлитых на заводах Круппа. Но это все было потом, а сам Генри Шрапнель хоть и не застал подлинного триумфа своего детища, все же увидел его дебют на поле битвы.

1Генри Шрапнель

Попытки создать снаряд с разбрасываемым поражающим элементом предпринимались задолго до Шрапнеля. Первые упоминания о чем-то подобном относятся к осаде турками Константинополя в 1453 году и описывают нечто, напоминающее канистру, «снаряженную» металлическим ломом и камнями. Прототип разрывного снаряда, известного как «летающая мина» (fladdermine) разработал в 1573 году немец Самуэль Циммерман, уроженец Аугсбурга. Другим примером движения военной мысли в данном направлении служит картечь (canister-shots, case-shots) и так называемый «виноград» (grape-shots), о котором стоит рассказать подробнее.

5Картечь

Grape-shots в начале XVIII века представляли собой основание в виде деревянного диска, из центра которого перпендикулярно основанию шел деревянный же стержень, вокруг которого размещались маленькие металлические ядра. Для придания устойчивости конструкция помещалась в плотный матерчатый мешочек и «армировалась» крепким шнуром. Впоследствии появились grape-shots, состоящие из двух или трех ярусов, отделенных друг от друга металлическими дисками. Со временем «виноград» был практически полностью вытеснен картечью.

2Grape-shots

Однако именно Генри Шрапнель первым создал оружие, эффективно действующее против больших скоплений живой силы противника на значительном расстоянии (чего не могла реализовать картечь, например), которое было успешно апробировано в бою в ходе Наполеоновских войн. Оружие, которое было названо по имени создателя лишь в июне 1852 года, через десять лет после его смерти.

Per aspera ad astra

О ранних годах Генри Шрапнеля известно немного. Будущий «убийца пехоты» появился на свет 3 июня 1761 года в имении Мидвей Мэнор в Брэдфорде-на-Эйвоне и был младшим из девяти детей в семье зажиточного торговца тканями Захарии Шрапнэла и его жены Лидии. Молодой человек мог позволить себе офицерский патент (звания в британской армии можно было приобретать за деньги) и был зачислен в королевскую артиллерию 9 июля 1779 года. С 1780-го по 1784-й Шрапнель служил на Ньюфаундленде, а затем вернулся в Англию, дабы посвятить все свое время и наличные средства разработке нового орудийного снаряда – полого ядра, начиненного свинцовыми пулями и порохом и снабженного запалом с функцией замедлителя.

3Шрапнельный снаряд в разрезе

Идея состояла в том, чтобы объединить два вида снарядов – картечь и бомбу (полое ядро с запальной трубкой, начиненное порохом), чтобы взять от первого убойный эффект против живой силы противника, а от второго – мощность взрыва и радиус поражения. Один офицер-инструктор при Королевской Лаборатории (структурное подразделение Королевского Арсенала в Вулвиче) отмечал, что эффект от действия такого снаряда зависит «не от взрыва, силы которого достаточно, чтобы разорвать оболочку, но не достаточно, чтобы рассеивать поражающий элемент, но главным образом от скорости, которая сообщалась осколкам снаряда в момент взрыва».

Прототип, разработанный Шрапнелем, был полностью рабочим, хотя время от времени возникали проблемы с преждевременной детонацией пороха, вследствие чего снаряд взрывался или еще в стволе, или спустя мгновения после выстрела. Это было вызвано, с одной стороны, несовершенной конструкцией запала, а с другой – трением между порохом и поражающим элементом внутри снаряда во время ускорения вдоль орудийного ствола.

В 1787 году лейтенант королевской артиллерии Генри Шрапнель получил назначение в Гибралтар, где продолжил свои изыскания, попутно в подробностях изучая события 1779–1783 годов, известные как Большая осада Гибралтара, в особенности – опыт применения артиллерии. Наконец, спустя полгода после своего прибытия в Гибралтар, Шрапнель смог показать командиру гарнизона свои наработки, о чем впоследствии сделал запись: «Эксперимент был произведен в Гибралтаре 21 декабря 1787 года в присутствии Его Превосходительства генерал-майора О’Хара с 8-дюймовой мортирой, которая была заряжена полым ядром с двумя сотнями мушкетных пуль и порохом, необходимым для взрыва. Был произведен выстрел в сторону моря с возвышенности в 600 футов (~ 183 м) над уровнем воды, снаряд взорвался за полсекунды до соприкосновения с водой».

4Сравнительное воздействие пули и картечи на хрупкий человеческий организм 

Испытания произвели на старших офицеров положительное впечатление, однако Шрапнель не смог убедить генерал-майора О’Хара взять проект под личный патронаж (что обеспечило бы более скорое продвижение проекта в военной среде Великобритании).

Прослужив в Гибралтаре в общей сложности четыре года (три из которых были посвящены демонстрационным испытаниям снаряда и попыткам убедить командование дать проекту «зеленый» свет), в начале 1791-го Шрапнель получил перевод в Вест-Индию, где пробыл два года и, вернувшись в Англию, был повышен до капитан-лейтенанта (промежуточное звание между лейтенантом и капитаном, было выведено из практики в первой трети XIX века). Во время пребывания на Карибах он подал бумагу на имя Главного Распорядителя Вооружений (Master General of the Ordnance, MGO), где просил о поддержке своего проекта и о возможности демонстрации для более широкой аудитории.

Письмо Шрапнеля в итоге попало на рассмотрение в комиссию Артиллерийского Совета (Board of Ordnance), где и пролежало без какого-либо вердикта несколько лет. Когда в 1793 году Шрапнель ненадолго вернулся в Англию, ему было не до лоббирования своего ходатайства в совете – едва получив повышение, он был прикомандирован к экспедиционному корпусу герцога Йоркского во Фландрии (где впоследствии получил ранение в боях с войсками Французской Республики).

6Как работает шрапнельный снаряд 

По возвращении в Англию в 1795 году теперь уже капитан Шрапнель продолжил совершенствовать свой снаряд, готовя повторный доклад для комиссии, который и подал со всеми подробностями в 1799 году. Однако и здесь его ждало разочарование – после затянувшегося на два года «рассмотрения» проекту было отказано в поддержке. Тем не менее, капитан решил сражаться с бюрократическим монстром до конца и буквально забрасывал комиссию посланиями до тех пор, пока 7 июня 1803 года она не подала отчет в Совет, где положительно отзывалась об эффекте, производимом снарядами Шрапнеля.

Несмотря на то, что до конца решить проблему преждевременной детонации не удалось, результаты новых испытаний были обнадеживающими, и новый тип снарядов был включен в перечень стандартных боеприпасов для полевой армии. Что же касается самого Генри Шрапнеля, то 1 ноября того же 1803 года он был произведен в майоры.

Тем не менее, у снаряда по-прежнему оставалась проблема ранней детонации. Запальная трубка, вставлявшаяся в ядро, делалась из самшита и была полой внутри. Полость заполнялась некоторым количеством пороха, скорость сгорания которого отмечалась делениями, наносимыми на внешнюю стенку запала, где каждое деление соответствовало секунде горения. Соответственно, орудийный расчет регулировал время детонации того или иного снаряда, просто отпиливая трубку нужной длины, а затем запал аккуратно вводился в снаряд при помощи молоточка. Однако для того, чтобы качественно отпилить нужное количество делений и не повредить трубку, требовались определенные навыки и опыт, недостаток которых порой и приводил к незапланированной детонации.

7Многообразие и мультиснарядовость! 

В 1807 году было решено внести некую систематизацию в этот процесс, и запалы стали выпускаться серийно под те или иные дистанции стрельбы, а коробочки для них раскрашивали в разные цвета, каждый из которых соответствовал той или иной дистанции выстрела. В результате постоянной работы Шрапнеля над этим недостатком, впоследствии его удалось свести к минимуму – детальные испытания снарядов в 1819 году показали, что ранняя детонация наблюдалась всего в 8% от общего количества, а отказ предохранителя («слепое» ядро – неразорвавшееся) – в 11%.

Боевое крещение снаряды Шрапнеля получили 30 апреля 1804 года во время атаки на форт Новый Амстердам в Голландской Гвиане (Суринам). Командовавший британской артиллерией в том бою майор Уильям Уилсон отмечал: «Снаряд обнаружил настолько потрясающий эффект, что гарнизон Нового Амстердама поспешил сдаться на нашу милость уже после второго залпа. Враг был поражен и просто не мог понять, каким образом он несет потери от мушкетных пуль на таком большом расстоянии». В том же году, 20 июля, Генри Шрапнель был повышен в звании до подполковника (lieutenant-colonel).

primery-vernogo-i-nevernogo-sootnosheniya-vysoty-pricela-i-dliny-zapalnoj-trubyПримеры верного и неверного соотношения высоты прицела и длины запальной трубки

В январе 1806-го ядра Шрапнеля несли смерть на юге Африки, где британцы восстанавливали свой контроль над нидерландской Капской колонией, затем – в Италии, в июле того же года, во время битвы при Майде. Новое оружие быстро пришлось ко двору и с каждым годом использовалось все чаще.

Amat victoria curam

«Помолитесь за полковника Шрапнеля от моего имени за его снаряды – они творят чудеса!»

Полковник Александр Дункан, Барроса, 26 марта 1811-го года.

До появления шрапнельных снарядов британские артиллеристы вынуждены были полагаться на цельные ядра, если противник находился вне зоны действия картечи. Диапазон действия картечи составлял примерно 300 метров, диапазон действия ядра – от 900 (легкое орудие) до 1400 метров (тяжелое орудие).

Порой ядра давали хороший результат, особенно если цель находилась на ровной твердой поверхности – тогда артиллерия стреляла с таким расчетом, чтобы ядро рикошетило от земли и совершало несколько «прыжков» (подобно камешку по водной глади), нанося тяжелые потери неприятельским колоннам. Однако даже при этом ядро не было особо эффективно против пехоты, и такая тактика могла принести результаты лишь при наличии большого количества орудий.

Если же армия испытывала нехватку пушек (как это было, например, с британской армией Веллингтона в ходе Пиренейской кампании), огонь ядрами по живой силе противника не мог в нужной мере сказаться на его боеспособности или боевом духе. Появление разрывных снарядов Шрапнеля буквально изменило правила игры. Теперь британская артиллерия могла распространять поражающий эффект картечи на ранее недоступные расстояния и наносить серьезные потери неприятельским полкам, находящимся, по их мнению, в полной безопасности.

8Картечный снаряд, Гражданская война в США

Для того, чтобы снаряды действовали эффективно, надлежало соблюсти верное соотношение высоты прицела и длины запальной трубки, иначе снаряд мог взорваться раньше времени, «перелететь» или сдетонировать слишком низко/высоко, вследствие чего цель оказывалась вне его радиуса поражения. Иными словами, чтобы чудо-оружие сработало как надо, орудийный расчет должен был правильно подготовить выстрел. Для того, чтобы была лучше видна зона падения осколков, подготовительные стрельбы проводились, как правило, по воде.

Впервые массово снаряды Шрапнеля были применены в ходе Пиренейской кампании в августе 1808 года, в сражениях при Ролисе и Вимейру. Генерал Артур Уэлсли (будущий герцог Веллингтон) высадился в Португалии во главе экспедиционного корпуса, рассчитывая выбить с полуострова французов, и вскоре после высадки столкнулся с войсками генерала Жюно. Подполковник Уильям Роуб впоследствии писал Шрапнелю: «Я подождал несколько дней, пока не собрал, наконец, всю доступную информацию, касающуюся эффекта, который произвели Ваши снаряды в столкновениях с противником 17-го и 21-го [августа 1808-го года], и теперь могу сказать Вам, что это было превосходно для всей нашей армии… Я не счел бы свой долг выполненным, если бы не отметил, какой удачей стало оружие, которым Вы нас снабдили. Я уведомил сэра Артура Уэлсли, что намерен написать Вам, и осведомился, будет ли на то его согласие, и в ответ услышал «Вы можете высказываться как Вам угодно, никакие слова не будут чрезмерными, ибо никогда доселе наши пушки не стреляли так эффективно».

Военные круги Великобритании быстро осознали всю важность открытия, которое еще несколько лет назад воспринималось как причуда настырного майора. Министр иностранных дел лорд Каннинг заявил, что отныне «ни одна экспедиция не обойдется без них» (ядер Шрапнеля), однако сам изобретатель не очень радовался свалившейся на него славе. Он писал что «…изобретение не должно ни в коем случае стать достоянием общественности, дабы неприятель не осознал в полной мере его значение».

Его голос был услышан, и вскоре сохранение секрета снаряда стало вопросом национальной безопасности. Капитан Джеймс Мортон Спирмен, автор фундаментального «Британского артиллериста» (The British Gunner, исчерпывающий мануал, впервые напечатанный в 1844-м году), в конце 1812 года отмечал, что было «запрещено говорить что-либо по поводу устройства этих снарядов… этот запрет возник из естественного желания сохранить в своих руках секрет этого разрушительного оружия».

shrapnelnyj-snaryad-vypushhennyj-vo-vremya-osady-viksberga-grazhdanskaya-vojna-v-ssha-1863-j-god-polyj-sfericheskij-snaryad-zapolnennyj-80-yu-mushketnymi-pulyamiШрапнельный снаряд, выпущенный во время осады Виксберга в 1863 году 

Нужно отметить, что для действующей армии (а именно ее имеет в виду служивший там Спирмен), особенно находящейся на подконтрольной неприятелю территории, данные меры были вполне рациональны, учитывая то, что в лагере вполне могли находиться французские шпионы.

Противник, однако, вскоре понял, что имеет дело с чем-то доселе невиданным и пугающим. Капитан Фредерик Клейсон из 43-го полка писал своему знакомому, гражданскому инженеру Джону Робаку, что «на самом деле французы так страшатся этого нового инструмента войны, что многие из их гренадеров, взятых нами в плен, говорили, что не могли держать строй и были пленены буквально лежа на земле – под прикрытием кустов или глубоких канав».

Французы прозвали новое оружие англичан «черным дождем». Полковник Максимилиан-Себастьян Фуа, командир французской батареи из десяти орудий, вспоминал: «Их полые ядра первым же залпом выкосили шеренги идущего впереди отряда, затем обрушились на основные силы, артиллерия 1-го дивизиона и резерва попыталась ответить, но вышло слабо». Лейтенант Дениэл Бурчер отмечал, что, судя по рассказам испанцев, французы верили, что британцы каким-то образом отравляли шарики в ядрах, поскольку раненные ими, как правило, не выздоравливали.

osada-gibraltara-gravyura-1849-j-godОсада Гибралтала, гравюра 1849 года 

На самом деле у французов был образец ядра Шрапнеля – они захватили такое еще в 1806 году под Майдой в Италии. Наполеон, сам будучи прекрасным артиллеристом, отдал распоряжение разобраться в его устройстве и сделать рабочий аналог, однако они не смогли решить проблему предохранителя и не добились эффективной детонации снаряда на нужном расстоянии, поэтому вскоре все работы в этом направлении были свернуты.

Сыграли свою роль снаряды Шрапнеля и в завершающем акте Наполеоновой драмы – сражении при Ватерлоо 18 июня 1815 года. Именно шрапнельными снарядами британцы «утюжили» лес к югу от Угумона, через который наступали колонны Жерома Бонапарта. Младший офицер Джон Таунсенд вспоминал: «Они [ядра] достигли очень большого эффекта, как в лесу, так и во фруктовых садах Угумона против масс пехотных колонн Жерома. Насколько эффективны они были в расчистке деревьев у Угумона – настолько существенные просеки оставляли они в атакующих французских колоннах».

Полковник сэр Джордж Вуд, командующий артиллерией, после сражения писал Шрапнелю: «Тогда герцог приказал открыть огонь вашими [снарядами] по ферме, благодаря чему удалось выбить их с такой серьезной позиции, которая, если бы Бонапарт успел подтянуть туда свою артиллерию, могла обеспечить им победу».

sxema-demostriruyushhaya-vremya-razryva-shrapnelnogo-snaryada-pri-vystrele-na-razlichnye-rasstoyaniya-iz-amerikanskoj-trexdyujmovki-vremen-pervoj-mirovojСхема, демонстрирующая время разрыва шрапнельного снаряда при выстрелах на различные расстояния из американской трехдюймовки времен Первой Мировой 

Еще в 1814-м, за год до триумфа своего детища при Ватерлоо, Генри Шрапнель был удостоен внушительной ежегодной пожизненной пенсии в 1200 фунтов (76000 фунтов по современному курсу), однако бюрократическая волокита не позволила ему получать всю сумму, и на руки ему доставались лишь жалкие остатки от этих больших цифр. В 1819-м он был произведен в генерал-майоры, а спустя шесть лет, в 1825-м году, ушел с действительной военной службы. Уже будучи в отставке, 10 января 1837-го был произведен в генерал-лейтенанты. С 1835-го жил в имении Пертри Хаус в Саутгемптоне, где и скончался 13 марта 1842-го года в возрасте 80-и лет.

Лишь спустя десять лет после его смерти, во многом благодаря активному лоббированию вопроса его сыном, Генри Нидхэмом Скроупом, изобретенный Шрапнелем снаряд официально был назван в его честь (до этого назывался просто «сферическим» – spherical case).

Со временем шрапнельный снаряд претерпел ряд изменений и усовершенствований, к началу XX уже ничем не напоминая тот первый опытный образец, некогда демонстрировавшийся коменданту Гибралтара молодым Генри Шрапнелем. Однако именно изобретение Шрапнеля стало тем поворотным моментом в истории военного дела, который изменил рисунок боя раз и навсегда.

Пройдут десятилетия, и увеличится поражающий эффект, увеличится дистанция выстрела, «убийца пехоты» будет кровью писать историю империй на полях битв. Но всего этого не случилось бы, не найдись некогда в британской королевской артиллерии один упрямец, не пожелавший «проглотить» игнорирование со стороны высоких чинов и скепсис командиров, упрямец, не жаждавший славы и не наживший на своем творении ничего, кроме восторженных посланий от солдат и офицеров, побеждавших созданным им оружием врагов короны. Подобно богу войны в сочинениях древних эллинов, он лишь направлял великие события, незримый для сражающихся, но неизменно определяющий финальный исход.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: