Ижевцы: Часть I

izhevcy
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Пошла беда хлестать по колесу,
В Кыштыме-городе мортиры льют.
Вразнос по Каменному поясу
Пошел лихой работный люд.

Олег Митяев

Одним из самых распространенных мифов не только нашей, но и всеобщей истории, – это представления о революциях как о процессе, который движим народом и затеян в интересах народа. На практике так получается очень редко. Есть множество примеров, когда широкие массы оказались не только равнодушны к революции, но и активно ей сопротивлялись. Шуаны били якобинцев в Вандее, «Святая армия» совместно с русскими войсками – под Неаполем. Рыбинское, Ярославское и Муромское восстания против власти Советов кипели во время Гражданской войны в России. Тогда же происходила партизанская борьба Антонова, увлекшая целую губернию, а еще – восстание в Ижевске, малоизвестная страница русской контрреволюции.

«Наше гордое знамя восстанья…»

«Товарищи! Революция в опасности! – гремел набатом большевистский оратор на одном из многочисленных митингов. – Если вы не окажете помощь фронту, уже через несколько дней белогвардейцы будут здесь, в Ижевске. Они будут вас вырезать сотнями!» Аплодировали единицы. В добровольцы вообще записался только один рабочий, лет 17-18, и тот – под дружный хохот собравшихся. Так вспоминал большевик Кучкин начало июля 1918-го года в Ижевске. Через месяц завод все-таки поднимется на войну, но не против белых, а на войну с Советами.

Чтобы понять, чем было вызвано настолько сильное неприятие ижевцами красной власти, стоит взглянуть на среднего оружейного мастера Ижевского завода. Человек это был довольно зажиточный и образованный, элита пролетариата Российской империи. И именно на Урале, где на заводах Ижевска и Воткинска трудилось более тридцати тысяч потомственных пролетариев, революция испытала серьезные проблемы с появлением сторонников.

1

Даже в 1905 году в городе не было крупных  стачек, лишь несколько демонстраций с красными флагами. Рабочие неохотно шли за социалистами. Высокий и стабильный заработок, вполне привилегированное социальное положение в регионе, где пролетариат составлял три четверти населения. «Грабь награбленное!» – лозунг тех, кому повезло меньше, а оружейники считали себя особой кастой, рабочей аристократией.

Их отличало и то, что, перебираясь в город к заводу, рабочие не теряли своих крестьянских корней. Практически у каждого было подсобное хозяйство, способное, по меньшей мере, прокормить семью. Продразверстка и прочие прелести военного коммунизма сильно ударили по мастерам, не добавив им любви к Советской власти. Словом, имевшееся «сословие» напоминало «кулаков» или французских цеховых мастеров, имевших что терять и по этим причинам вовсе не спешивших приветствовать Робеспьера.

И выборы в Учредительное собрание, и выборы в местный Совет рабочих и солдатских депутатов, прошедшие уже после разгона Собрания, в 1918-ом, показали слабость большевиков на Урале. Несмотря на давление, победа осталась за правым крылом социалистического лагеря, эсерами и меньшевиками. Совет решили переизбрать, но это не помогло – ленинская часть РСДРП набрала еще меньше. Тогда Совет попросту распустили.

2«Союз фронтовиков» Ижевска

Лишившись легальных рычагов влияния на власть, местные антибольшевистские силы начали объединяться в «Союз фронтовиков» под началом бывшего фельдфебеля Русской императорской армии Солдатова. Ядром «Союза» стали заводские рабочие, получившие офицерские и унтер-офицерские звания на полях Великой войны. «Союз», однако, не ставил своей целью немедленную подготовку восстания против Советов, а занял скорее выжидательную позицию. Обстановка, тем временем, менялась стремительно.

Еще в конце мая 1918-го началось восстание Чехословацкого корпуса. На занятых чехами территориях устанавливалась власть самарского КОМУЧа, Комитета Учредительного собрания, из бывших левых депутатов «учредилки». КОМУЧ (который также называли «Уфимской директорией») формировал и свою, Народную, армию. 4-го июля чехи с боями заняли Уфу, 2-ая армия красных постепенно откатывалась к Ижевску. 7-го августа под нажимом Отдельной стрелковой бригады Владимира Оскаровича Каппеля и чешского полка Яна Гуса пала Казань.

3Комуч первого состава — И. М. Брушвит, П. Д. Климушкин, Б. К. Фортунатов, В. К. Вольский (председатель) и И. П. Нестеров

Большевики решили объявить на заводе мобилизацию, дабы восполнить огромные потери в отступающих армиях. Для «Союза фронтовиков» это стало последней каплей. О мобилизации объявили на митинге. В толпе раздавались крики «Не пойдем!», «Долой советы!», вечером арестовали Солдатова, лидера «Союза». Медлить было нельзя.

В ночь с седьмого на восьмое августа рабочие провели членов «Союза» в пристрелочную мастерскую, где они смогли взять достаточное количество свежеизготовленных винтовок и боеприпасов. Утром прозвучал заводской гудок, зовущий уже не к станку, а к винтовке. В городе завязались бои. Местные силы красных, в основном бывшие австрийские военнопленные, не могли оказать восставшим серьезного сопротивления, и уже к вечеру Ижевск был полностью очищен от большевиков. Рабочие захватили завод. Попытка руководителя местной ЧК Бабушкина отбить город прямо на следующее утро, сорганизовав отступающие части, успеха не имела, сам он попал в плен и позже был расстрелян.

Красное командование отреагировало молниеносно. Из Сарапула и Перми давить контрреволюцию пошли отряды под командованием Антонова-Овсеенко, который еще недавно противостоял под Ростовом новорожденной Добровольческой армии. Столь быстрая и решительная реакция большевиков оказалась, по итогам, на руку восставшим. Колебавшиеся ранее рабочие принимали сторону «Союза», и каждую атаку на город отражало все больше и больше добровольцев.

4Ижевцы 

К 17-му августа восстал соседний Воткинск. Ситуация там оказалась тяжелее: Воткинский завод специализировался на станкостроении, а не на оружии, поэтому ижевцам пришлось в обстановке строжайшей секретности перебрасывать подводы с винтовками для местного «Союза фронтовиков». Народное движение против Советской власти там оказалось не менее масштабным, чем в Ижевске, и вскоре Воткинская армия догнала Ижевскую и по размеру, и по боеспособности.

Во второй армии красных, регулярно атакуемой заводчанами, началось брожение. Ее штаб, находившийся в Сарапуле, полностью потерял контроль над частями, а вскоре и вовсе покинул прифронтовую территорию. В городе начались уличные бои между мародерами-дезертирами и активом местной РСДРП. В последний день лета 1918 года отряд Ижевской армии под командованием штабс-капитана Куракина вошел в Сарапул и навел в городе порядок. Мирное население встречало заводчан цветами.

Закрепившись, штаб восстания начал решать политические вопросы. Ижевцы признали верховенство КОМУЧа. Были сформированы Ижевская, Воткинская и Сарапульская Народные армии – формально независимые боевые единицы, фактически признававшие руководство Ижевска. Армии насчитывали около 17 тысяч человек, в случае острой необходимости в помощь им созывалось заводское ополчение.

5Повязка Воткинской Народной армии

Ижевскую армию возглавил полковник Федичкин, Воткинскую – капитан Нилов, вскоре замененный на капитана Юрьева, Сарапульскую – Николай Девятов. К заводским рабочим массово присоединялись крестьяне, как русские, так и удмурты-вотяки. К началу сентября полыхала уже вся южная часть Вятской губернии.

Помимо прямой военной угрозы, создаваемой частям красных в этом районе, восставшие рабочие быстро стали важным пропагандистским и материальным активом. В первые же полтора месяца после выступления ижевцы поставили соседним антибольшевистским формированиям более 60 000 трехлинейных винтовок. Для белых, традиционно испытывавших потребности в снабжении, это был настоящий подарок судьбы. Красное командование на Вятке понимало острую необходимость возвращения контроля над заводами Ижевска и Воткинска. Для выполнения этой задачи к деморализованной второй армии перебросили стойкие и боеспособные части из латышей и китайцев.

Уже к концу сентября комиссары начали энергично претворять в жизнь планы по избавлению лика Советской страны от контрреволюционного очага. Начали с наступления на Сарапул. Воткинские части энергично готовили оборону, но план сражения просуществовал ровно до начала действий.

Неучтенным фактором оказался отряд Блюхера, насчитывавший шесть тысяч сабель. Совсем недавно дутовцы отбросили его от Оренбурга, и теперь отряд шел по тылам белых к линии фронта. Блюхеру повезло, на его пути попросту не встретилось никаких крупных отрядов белых. Он довольно успешно продвигался на север и планировал прорваться к своим как раз в районе Сарапула.

6Василий Блюхер в 1923 году 

Князь Ухтомский, командовавший обороной города, обнаружил проникновение Блюхера в тыл довольно поздно. Практически не имея резервов, капитан Юрьев все-таки ухитрился найти в Воткинске свободные силы и выставить заслон из недавно сформированного батальона поручика Болонкина, человека, по свидетельствам сослуживцев, храброго и энергичного.

Болонкин не стал ждать, пока шеститысячная конная лава сметет его людей, а сам пошел в атаку на блюхеровцев под покровом ночи. Они навалились на красных у деревни Запуново, где стояли казаки атамана Каширина и часть, набранная из бывших венгерских военнопленных. Воткинцы отбросили противников в штыки, переколов многих и взяв более 200 возов с амуницией. Блюхер дважды проводил контратаки на деревню. Будущий красный маршал не мог и представить, насколько малые силы противника противостояли ему той ночью.

К рассвету он решил, что столкнулся с основными силами Воткинской армии, и повернул на север. Угроза Сарапулу с тыла миновала, однако батальон был практически уничтожен. Своими жизнями солдаты-новобранцы купили шанс для гарнизона Сарапула. Ижевцы и Блюхер еще не раз встретятся в бою на Урале.

Получившая подкрепления Вторая армия красных никуда не исчезла. С середины сентября она получила необходимое время на отдых и реорганизацию своих измученных в боях частей. Прибывшие в расположение Второй латыши, китайцы, а также немецкие и венгерские военнопленные смогли серьезно поднять боеспособность упавших духом частей. К концу сентября началось медленное, основательное наступление, ставка в котором делалась прежде всего на превосходство в численности и качестве снабжения. Красные командиры изматывали в боях ижевское воинство.

7Конница Красной армии на картине Митрофана Грекова 

Чем ближе красные подходили к городам-центрам восстания, тем ожесточеннее становилось сопротивление. В конце октября линия фронта уже находилась в 18-ти верстах от Ижевска. Рабочие перестали расставаться с винтовками. На заводе и дома – оружие всегда было при них. Впоследствии красноармейцы, сражавшиеся на ижевском направлении, с ужасом вспоминали рев заводского гудка, оглашавший город после начала очередной атаки красного воинства. Они знали, что по этому сигналу, схватив оружие, сорвется с мест большая часть мужского населения города, а прибыв к месту схватки, неукротимым потоком ринется в штыки.

Прибегали к штыковым атакам не от удали – ни на Ижевском, ни на Воткинском заводах патроны не выпускались, поэтому боеприпасы берегли, чаще всего беря их с боя у красных.

Второй армии была поставлена задача – к первой годовщине Октября подавить контрреволюционный мятеж. Нажим на город усилился, пулеметы красных косили ижевцев, ходивших в отчаянные рукопашные атаки. К вечеру 7-го ноября сопротивление защитников Ижевска на оборонительных рубежах вокруг города в основном было подавлено, однако, красные не решились ночью войти в город, несмотря на отправленную в Москву телеграмму о решительной победе. Промедление и нерешительность позволили уйти из Ижевска части рабочих и членам их семей. 50 000 человек навсегда покидали родные места, не надеясь на милость «власти трудящихся».

Мобилизованные на защиту города рабочие 

Главком, капитан Юрьев, и начштаба полковник Альбокринов быстро пришли к крайне неутешительным выводам: отбить Ижевск не получится, удержать Воткинск тоже не получится, самарское правительство не поможет.

Приняли решение уходить за Каму и строить линию обороны там, но необходимо было дать возможность эвакуироваться из Воткинска мирным жителям. «Член семьи врага народа» уже тогда был не простым звуком для «чрезвычайки». Самоубийственную миссию обороны подступов к Воткинску «до талого» взяли на себя уже знакомый нам поручик Болонкин и поручик Бускин.

Болонкин держал западное (Ижевское) направление; Бускин – северное. Уже 10-го ноября красные начали атаки. 11-го позиции Болонкина атаковал свежий 4-й Латышский полк. Два дня, днем и ночью, латыши водили свои цепи на позиции ижевцев. Напор несколько снизился после дерзкой контратаки поручика Дробинина, отбившей у латышей батарею и пулеметы. Помимо этого Дробинин взял много пленных, которых озверевшие от боев рабочие перекололи штыками. Понимая тяжелое положение вокруг города, командование, как могло, ускоряло эвакуацию.

Вечером 13-го ноября, успешно отбив атаки красных, поручик Болонкин переправился на левый берег Камы. После этого понтонный мост, по которому уходили рабочие семьи, был запален с двух концов.

9

Группе Бускина повезло меньше. Она долго кружила по окраинам, избегая встреч с красными, и подошла к переправе только к рассвету. Кто-то успел добежать до своих по пылающему мосту, кого-то отрезали передовые разъезды красных. Судьба отставших оказалась незавидной – все они попали в ЧК как злостные враги Советской власти и впоследствии были расстреляны.

14 ноября – день, когда последний ижевский солдат покинул правый берег Камы, – стал сотым и последним днем восстания.

Выступление в Ижевске стало первым восстанием против Советской власти, поднятым не «юнкерами и офицерами». Это было действительно массовое и народное движение. Ижевцы уничтожили монополию большевиков на право говорить от имени всего пролетариата. Ижевские рабочие не только подали пример всем недовольным советской властью, но и отвлекли на себя серьезные силы противника, что позволило парализовать наступление красных в Сибирь, где начали крепнуть свои антибольшевистские силы.

Неспособность командира чехословаков, генерала Гайды, принять политическое решение о поддержке восстания легионерами, возможно, стоила белым победы в Гражданской войне. В руки большевиков попал последний из трех крупнейших оружейных заводов рухнувшей Империи.

История восстания на этом не закончилась. Ижевцы унесли пламя своей борьбы на левый берег Камы.

Исход

Ижевцы заняли свои позиции вдоль реки. Уход от родных мест и очагов, общая неизвестность будущего, страх за судьбу семей, как сопровождавших рабочих большим шумным лагерем, так и оставшихся в занятом красными городе, порождали упадок боевого духа.

10

В армии зрели конфликты, она жестоко страдала от морозов, нехватки фуража, обмундирования и медикаментов. Омское правительство Директории, представлявшее белых на востоке России, решать судьбу ижевцев не хотело. Штабные чины рабочей армии не раз пытались выйти на связь с Омском, но натыкались на стену неприятия и равнодушия.

18-го ноября в Омске произошел переворот. Директорию упразднили, Верховным правителем России стал Александр Васильевич Колчак. Как только новости дошли до ижевских позиций на Каме, в войсках зашумел огромный митинг. Штабс-капитан Журавлев, эсер, и, следовательно, сторонник свергнутой Директории, предлагал немедленно выступать на Омск и «защищать демократию». Кроме ближайших друзей его никто не поддержал – слишком велика была обида ижевцев на эсеровское руководство Директории.

«Пойдем за Колчаком – больше толку будет», – закричал молодой прапорщик Ермаков. Его слова были поддержаны одобрительным гулом.

11Колчак в форме Верховного правителя 

В отличие от политиков, адмирал Колчак мало заботился о том, как будет выглядеть вхождение ижевцев в состав его армии и кто как к этому отнесется. Каждый штык был на счету, и Ижевская бригада стала частью Уфимского корпуса Западной армии. Журавлев тем временем похитил два миллиона рублей из казны бригады и скрылся, по слухам – перешел к красным. Вместо него Колчак назначил другого начальника – полковника Молчанова. Назначение оказалось удачным – уже скоро Молчанов завоевал любовь и доверие командного состава и рядовых бойцов, умудрившись при этом сохранить высокую дисциплину. В Воткинской дивизии командиром остался капитан Юрьев, произведенный Колчаком в полковники.

На Уфу!

В марте 1919 года войска Верховного правителя планировали большое наступление на Уфу. Оно должно было стать боевым крещением для ижевцев в рядах колчаковской армии. Командующий Западной армией генерал Ханжин (кстати, герой Луцкого прорыва), однако, сомневался в боевом духе и дисциплинированности рабочих частей. Он издал приказ, позволявший ижевцам демобилизоваться из армии после занятия заводов силами белых.

Впоследствии этот приказ еще приведет к конфликтам – ижевцы обиделись на то, что их приравняли ко временно мобилизованному ополчению, хотя они были добровольцами. Ханжин сомневался в ижевцах до последнего. В день перед началом наступления он запросил полковника Молчанова о настроениях в части, в ответ получил короткую телеграмму: «Пойдут».

12Генерал Ханжин

6-го марта 1919 года с удара Ижевской бригады по позициям красных начал свое наступление на Уфу 3-й Уральский корпус Западной армии. В первых же боях ижевцы разгромили красных и начали преследование. Практически все населенные пункты брали с боя, наступая по глубокому снегу или форсируя ледяные реки. «Не успеваю следить за орлиным полетом Ижевской бригады», – так начал свое благодарственное письмо ижевцам генерал Голицын, командующий Уральским корпусом.

За семь дней боев ижевцы почти дошли до Уфы, от города их отделяла половина суточного пешего перехода. В 12 верстах от Уфы произошел бой за деревню Подымалово, оказавшийся решающим для занятия города белыми. Деревню защищал свежий, резервный полк красных, насчитывавший полторы тысячи штыков. В бою с ними столкнулся первый полк Ижевской бригады.

Ижевцы атаковали развернутой цепью, причем артиллерия двигалась вперед вместе с пехотой. Очевидцы вспоминали, что вместе с ижевцами будто бы двигалась сокрушающая стена огня. Это психологически надломило красноармейцев, до прямого столкновения, в общем-то, не дошло, в рубке поучаствовали только конные, которыми командовал очень колоритный человек, поручик Багиянец.

13Весеннее наступление белых

По происхождению он был турецким армянином, и после начала Смуты поехал на Ижевский завод закупать винтовки для дашнаков – там его и застало восстание. Он быстро выучил русский язык, стал уважаем среди ижевцев, прошел с ними все бои и погиб позже, уже в Китае, в глупой перестрелке с хунхузами.

Ижевцы взяли в Подымалово почти 1300 пленных, остальные красноармейцы были перерублены или разбежались. В деревне они смогли подключиться к телефонным проводам и узнать, что в Уфе уже начинается паника, и красные готовят эвакуацию города. Полковник Молчанов немедленно запросил разрешения генерала Голицына двинуть бригаду на Уфу и занять город раньше намеченного срока. Однако, по плану командования Уфу должен был занять 25-й Уральский полк, подшефный Верховному правителю. Голицын остановил наступление ижевцев, Уфу захватили позже.

14-го марта ижевцев отвели на отдых в тыл, хотя обстановка на фронте к этому мало располагала. Сразу же после захвата Уфы белыми Советская власть постаралась отбить город. Полковнику Молчанову пришла телеграмма «Спасите Уфу!»

Ижевцы срочно начали выдвигаться в район боев, где уже складывалось критическое положение. Пока бригада занимала позиции и готовилась к атаке, Молчанов пытался выбить из командования боеприпасы, запас которых ижевцам так и не пополнили. Патроны обещали, но с логистикой у белых было плохо, поэтому 30-го марта ижевцы вошли в контакт с красными, практически не имея возможности стрелять.

14Колчак награждает солдат

Яркой иллюстрацией их бедственного положения является бой у деревни Ново-Киевка: 600 солдат прапорщика Ложкина пошли в атаку, закинув винтовки за плечи, с охотничьими ножами в руках. Красноармейцы впечатлились в достаточной мере и бежали, однако батальон потерял почти сто человек под пулеметным огнем.

Отступающие красные столкнулись с подкреплением и решили контратаковать, сконцентрировав у Ново-Киевки почти три тысячи штыков. В деревню прибывает полковник Молчанов с конным эскадроном. Кавалеристы поделились своим боезапасом – вышло по две обоймы на брата. Молчанов приказывает атаковать, пока красные не изготовились к атаке сами.

Атаку возглавил поручик Михайлов. Он развернул цепи, приказав двигаться безмолвно и стрелять только по его команде. Под огнем ижевцы понесли большие потери, но вновь смогли отбросить красных, взяв в качестве трофея 25 подвод с патронами.

В этом бою медсестра Лидия Попова, бывшая гимназистка, доказала, что подвиги на войне совершают не только мужчины. Когда цепи залегли под сильным пулеметным огнем, она перемещалась между ними и спрашивала, есть ли где раненые, везде получая неизменный ответ, что раненых не имеется. Тогда девушка встала и подняла за собой батальон в атаку. Огнем пулемета ей перебило обе ноги. Заиграл гармонист, и ижевцы двинулись в штыки. Попова получила Георгиевский крест 3-й степени. После этого боя и родилась походная песня ижевцев, написанная поручиком Арнольдом, офицером штаба бригады:

Кто не слыхал, как с врагами сражался
Ижевский полк под кровавой Уфой!
Как с гармонистом в атаку бросался
Ижевец – русский рабочий простой!

После двух дней напряженных боев контрнаступление красных на Уфу полностью сорвалось.

15

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Andrei Solntzev

    Обманутые белыми идеологами и ошибочной политикой некомпетентных красных командиров и советских партийцев, выступили они против единственно народной и прогрессивной партии, той что свершила эпохальный сдвиг в сторону подлинной свободы, счастья и процветания всех народов в развитой, образованной и великой Советской Державе. И всеже большинство населения РСФСР и союзных республик будущих выступило тогда на стороне Красной Армии, делом доказав правоту Коммунистической Партии и Ленина. Надеюсь увидеть на этом славном сайте статьи о восстаниях против белой гвардии и интервентов, о красных партизанах Сибири и походе Таманцев из полуострова по тылам беляков на соединение с Южным фронтом Красной Армии.

    • Alexandr Beltikov

      Если по правде написать статью про красные отряды, вы уверены что будете готовы к этому? Я в том смысле, что реальная история (а не советский миф) может вам не понравиться.

      • GIGNYT .

        Так у советских самая правдивое описание гражданки. Ну не верить же предателям белым?

        • Alexandr Beltikov

          Советские не смогли даже Виктору Суворову ответить, когда он сочинил, что СССР первый хотел на Германию напасть.
          Кто то писал про Халхин-Гол не помню кто, а Жуков был в опале в то время. Так вот умудрились написать так, что Жукова прямо не упомянули. Такие самые правдивые историки. Всё писали, да переписывали. Только успевали героев в учебниках чернилами заливать

      • Andrei Solntzev

        Ну так где мифы то? все верно, карательная политика агента Великобритании Колчака подняла супротив себя всех крестьян и народ России, что ранее был готов выступить в защиту старого режима и церкви. Вкупе со совевольной политикой атаманов вроде Семенова и Анненкова это очернило белых и стало одной из причин их поражения в той войне. Недаром множество офицеров, генералов и полковников РИА сражалось на Нашей стороне. И не надо мне говорить, к чем я буду готов, к чему нет. Я много статей беляков прочел, и врядли сразу сочту их истинно реальными, а не белым мифом. Лучше воздерживаться от превращения в СиП и уклон на правую сторону а держать обьективный взгляд) тогда и вопросов подобных моему не будет.

        • Alexandr Beltikov

          Можно и с этой стороны посмотреть. Просто вы так патетически начали, что я подумал, что вы невменяемый поклонник СССР.

      • Andrei Solntzev

        unsubcribe

      • Михаил Ступин

        Кстати, да, вопрос мало изученный и интересный. В советских книжках пишут, что красных партизан было до 200 тысяч, по белым источникам во всех армиях Колчака вряд ли было больше 120 000 в лучшее время. То есть получается, что сибиряки сражались за власть советов. Однако, как минимум встает вопрос, где 200 000 партизан взяли 200 000 винтовок

    • Иван Войнаровский

      Да ты же больной советский ублюдок!

  • бывший Ударник

    Крайне интересно, о том что Ижевцы с Директорией были в конфликте и кучу других моментов я не знал.

    Прошу автора продолжить серию, как по Ижевцам и Воткинцам, так и по армии Колчака в целом, ибо сие направление никем не разработано(в том числе и Волковым) а автор демонстрирует завидную компетентность пока что.

    • Дмитрий Плотников

      Спасибо за высокую оценку моих скромных трудов.
      Вторая часть, про участие ижевцев и воткинцев в Великом Сибирском Ледняном походе и в боях в Забайкалье и Приморье уже сдана в редакцию, в течении недели ждите.

    • николай заяц

      Он этого не напишет, для этого в архивах надо сидеть. А судя про треп про «хорошо оплачиваемых пролетариев», автор даже П.Д. Дмитриева явно не читал. Все, что он сможет сделать — выдать компиляцию воспоминаний и статей белоэмигрантов.

      • Дмитрий Плотников

        Вы знаете, тут некий Николай Заяц с Вами не согласен. Открытым текстом шпарит про привилегированность и высокооплачиваемость.
        http://cyberleninka.ru/article/n/o-fenomenalnosti-izhevsko-votkinskogo-vosstaniya

        • николай заяц

          Спасибо, это моя статья. Из-за особенностей темы я не стал развивать тезис о привилегированности и зажиточности. Дело в том, что пролетариат Урала, был, разумеется, не монолитен. На нем была, как и много где, зажиточная прослойка из квалифицированных рабочих, техников и интеллигенции. Сами рабочие завода тоже обладали некоторыми привилегиями ввиду казенного положения производства. Однако представлять себе рабочих того времени богачами или очень зажиточными — неправильно. Помимо понятного наличия социальной неравномерности и наличия просто бедных рабочих на заводе нужно учитывать в целом низкий жизненный уровень населения дореволюционной России. Проведенные ижевским историком П.Д. Дмитриевым исследования показали, что основная масса ижевцев и воткинцев получала заработок ниже петроградских, московских и даже некоторых саратовских категорией рабочих, а заметная их часть жила буквально впроголодь. Привилегии типа отдачи казенных земельных участков и отпусков на летние покосы для многих были вопросом существования и стабильного заработка. Именно этим и объясняется тот факт, что большевикам удалось после Октябрьской революции установить вначале власть Советов на трех заводах Вятской губернии — Ижевском, Воткинском и Сарапульском. Впоследствии в связи со сменой обстановки и сильному падению уровня жизни после Октябрьской революции верх на волне недовольства взяли их оппоненты, в том числе зажиточные рабочие из квалифицированных работников, ставших «авангардом» контрреволюции в Ижевске, что привело к втягиванию в нее основной массы населения захваченных ими местностей. Таким образом, несмотря на утверждения автора о якобы некой имманентной антибольшевичности ижевцев и их зажиточности как таковой, все определялось сложной логикой социально-политической борьбы.

          • Дмитрий Плотников

            Вы, может быть имеете ввиду Павла Николаевича Дмитриева и его статьи «Мятеж в Ижевско-Воткинском районе» и «Социальный облик рабочих Удмуртии в первые десятилетия XX в.»?
            Я нигде не утверждаю «имманентную антибольшевичность ижевцев». Я не думаю, что кто-то обладал (и обладает) «имманентной антибольшевичностью» вообще. Это во-первых.
            Во-вторых, Вам не кажется, что зажиточные квалифицированные рабочие не смогли бы увлечь за собой основную массу работников ижевского завода в контрреволюцию, если бы к тому не существовало объективных предпосылок? Ну то есть жили себе люди, жили, вдруг схватились за винтовки и пошли воевать с большевиками потому что цеховой мастер так сказал? Или власть советской власти не очень понравилась уральскому пролетариату, в интересах которого, в том числе, была установлена? Вы в своей статье об этом и говорите, несмотря на то, что опираетесь, в основном, на авторов, более благосклонных к красным. Или Вы опять не стали развивать какой-то тезис из-за особенностей темы?

          • николай заяц

            Да, именно эти статьи. Рад, что вы их знаете, по началу публикации этого не скажешь.
            В вопросах о том, кто и кого увлек мы затрагиваем весьма сложную тему. Да, были объективные причины, почему восстание удалось. И в то же время были объективные возможности его предупредить, чему и посвящена статья. Социальные механизмы вообще сложное дело. Если, например, режимы «демократической контрреволюции» выражали интересы антисоветского населения, то почему это население перестало потом им подчиняться? Если не выражали, то почему они победили и даже смогло кое-где мобилизовать население? Почему антисоветские обыватели, с трогательными соплями встречавшие белых, упорно увиливали от их мобилизаций? Может быть, белогвардейцы просто воспользовались объективно существующим недовольством против большевиков в первой половине 1918 г. и развернули положение в свою пользу с помощью ударной военной силы, закрепив ситуацию потом террором и агитацией? Мне кажется, это ближе к истине и остается только понять механизм этого в Ижевске. Очевидно, вначале повстанцы, нейтрализуя потенциальное недовольство, упирали на добровольность борьбы, «Советы без большевиков», обещали, что арестованных большевиков даже не будут наказывать, обещали падение коммунистов по всей России и победу «истинной демократии», приход чехословаков, запугивали население возмездием карателей — а потом, достаточно укрепившись с помощью армии, держались в основном за счет террора и местной апатии. Без сомнения, особенности местных рабочих должны были играть значительную роль — но я не знаю, был ли этот фактор среди главных или второстепенных, так как сравнивать не с чем: кроме ижевского примера у нас есть только восстание в Туркестане, где и условия были специфичнее, и фактор интервенции присутствовал. Было бы чрезвычайно занимательно познакомиться с «низовыми» свидетельствами о том, как рабочие, не любившие большевиков, стали подчиняться, добровольно или нет, эсерам. Но таковые пока мне неизвестны. Все же ясно, что дело не в популярности демократии: пока что я не нашел оснований считать, что режим повстанцев был чем-то кардинально лучше большевистского. Популярность большевиков в первой половине 1918 г. снизилась по объективным причинам — падения производительности, безработицы, недостатка денег, обострения голода, слабости власти и т.д.; террор, как мне кажется, сыграл тут далеко не главную роль. Но стоило скинуть большевиков и строить им в пику что демократию, что «национально-государственную» военную диктатуру по типу колчаковской, как чудесным образом оказалось, что свержения большевиков для улучшения жизни мало, и у их противников творится примерно то же самое, включая террор.

            Если у вас есть свое мнение, почему большевики ижевцам не понравились, а господа эсеры понравились, хотя они устроили весьма похожие мобилизационно-террористические мероприятия, приведшие к потери качества жизни населения (причем логика гражданской войны потребовала их увеличить в масштабах, превышающих бывшие до восстания) — поделитесь, мне будет интересно.

          • николай заяц

            Кстати говоря, четко установлено, что поводом к восстанию послужила мобилизация.

            «Взятый в плен и доставленный в Воткинский завод ижевский гражданин рассказал, что антисоветское движение в Ижевском началось, главным образом, в связи с мобилизацией офицеров, число которых достигает 400 человек.

            Красный листок. №55 (89). 28 августа 1918 г.»

            Это только одно из независимых свидетельств. В принципе, логично, в отношении Туркестана было то же самое. Есть свидетельства о том, что первые отряды повстанцев, которых пытались набирать насильно, разбегались или переходили к красным. Но это не объясняет, почему мобилизации подчинялись потом.

      • бывший Ударник

        Извините великодушно, но откровенно говоря ваши попытки привлечь к себе внимание меня лишь забавляют. Когда я слышу «надо в архивах сидеть» так и вижу очередного государственного иждивенца который ничего не знает, ничего полезного не умеет, но считает что ему все должны за то что он имеет доступ к «сакральным знаниям» и поддерживает линию партии.

        Я сам образованный человек, и способен самолично иметь свое суждение на основании известных мне фактов свободных от всяких «оквалифицированных» «историков» на чью ограниченность и чьи ошибки я уже вдосталь насмотрелся. Дмитрий Плотников пока: показал мне что в теме разбирается. Вы же пока показали что хотите как истинный Советский человек побрюзжать и получить внимание за чужой счет. Проще говоря: с вами все понятно, а ваши суждения мне как читателю и образованному человеку абсолютно безынтересны.

        • николай заяц

          В переводе на русский: «Я верю тому, чему хочу и что подтверждает мои взгляды». Не знаю, как там разбирается автор в теме, но его вступление, где пересказываются зады стереотипов о ней — ничуть не внушает доверия. А в архивах сидеть надо, это не брюзжание, а объективный факт. Об ижевцах в белой армии иначе как на архивах не напишешь, потому что остальное, что есть — белые мемуары и некоторые книги о Сибирском ледяном походе и борьбе на Дальнем Востоке (в основном те же белые мемуары). Это годится для компилятивного «просветительского» очерка. И то, что господин Плотников собирается писать именно об этом, а не о борьбе ижевцев, например, в Тобольской битве — показывает, что он это понимает.

          И в следующий раз придумывайте доводы поумнее, чем приписывание мелкого тщеславия людям, которых вы даже не знаете.

          • бывший Ударник

            Ну вот в очередной раз вы считаете себя способным меня поучать и давить каким то как вы считаете «авторитетом», хотя зачем и почему мне откровенно непонятно. Иным кроме как мелким тщеславием это увы не объяснишь.

            И да, я верю в то что я нахожу разумным. Когда приходят и начинают с явной политической ангажированностью(причем в наихудшей Красной ее разновидности) и личным корыстным интересом стараться показывать что «все пидарасы, один я Д Артаньян» мне это просто смешно ибо это просто показывает отношение человека к предмету.

            Тем более когда вы стараетесь это делать во множестве мест: как и в основных комментариях, так и в ответ на комментарии чужих людей которым вы и ваше мнение откровенно неинтересно.

            Написали бы вы вежливо, как подобает образованному и цивилизованному человеку, у меня бы к вам и отношение было бы другое, и с вами можно было бы дискутировать. Пока же ваш стиль общения свидетельствует увы именно о мелком тщеславии советского человека.

          • николай заяц

            «Ну вот в очередной раз вы считаете себя способным меня поучать и давить каким то как вы считаете «авторитетом» — само собой. Я же знаю по теме гораздо больше вашего. Почему мне так, собственно, не делать. А ваши жалобы на высокомерие, тщеславие и невежливость — это просто отговорки, так как по фактам вы возразить, разумеется, не можете, вот и пытаетесь отбояриться.

    • Михаил Ступин

      Все (или большинство из тех, что есть в открытом доступе) белые мемуаристы пишут, что Директория ни у белых солдат, ни тем более у офицеров восторга не вызывала. Многие с Волги готовы были в Добрармию пробираться, лишь бы не служить эсерам

      • бывший Ударник

        Ну скорее Комуч не любили, хотя и Директории тоже доставалось. Но Ижевцы это рабочие, причем считается что эсеровских взглядов(они даже в атаку под Красным знаменем ходили по слухам, даже когда Георгиевское получили от Колчака).

        У меня всегда были сомнения в том что они настолько про-эсеровски настроены, а тут выясняется что они былиза военную диктатуру Колчака и против Директории настроены, полностью подтверждая мои подозрения.

        • Михаил Ступин

          Да, правильнее сказать, Комуч не любили. К Директории относились скорее сдержано-прохладно. Долго приводить доказательства, но в двух словах ижевцы были не за «военную диктатуру», точно так же как Колчак считал диктатуру только временной мерой, а за нормальное национальное государство без диких социальных экспериментов и без вопиющего социального неравенства. Красный флаг ижевцев с высокой долей вероятности это байка из 80-х или 90-х. Хотя некоторые единичные рабочие до войны были членами РСДРП или партии социалистов-революционеров, с тактической точки зрения было бы неправильно копировать знамя противника, т.к. одеты все одинаково и можно не отличить своих от чужих.

          • бывший Ударник

            Ну я имел в виду за диктатуру как суррогат нормальной власти в перспективе гражданской войны: ибо действительно, в мирное время о диктатуре никто и не помышлял. Ибо к тому моменту все вдосталь наелись революционной свободы и последующих революционных склок, которыми были характерны как Директория так и Комуч.

            Возможно это байка. Ведь когда оно было потеряно под Иркутском, новое знамя было с Георгиевскими лентами.

            «Большевизированность» рабочих как и «поддержка левых партий» хоть и традиционно завышены в историографии, но все же надо признать что Эсеры в рабочей среде могли быть вполне популярными и привести к знаменам Красного цвета. Потому меня и удивило что Ижевцы, по факту единственная реально боеспособная часть на Востоке которая в принципе могла быть подвержена левой идеологии, оказывается даже они имели напряженные отношения с Директорией и лишь подтверждают правило что Эсеры никакой реальной поддержкой населения не пользовались, как впрочем и Большевики.

  • николай заяц

    Ишь ты, мало того, что очередное воспевание ижевцев — так еще и денег за это требуют.

    • Сергей Симак

      а что же по вашему, их надо хаять?

  • Сергей Симак

    Большое спасибо за статью.

    Сброшены цепи кровавого гнета,
    Дружно врага уничтожил народ,
    И закипела лихая работа:
    Ожил рабочий и ожил завод.
    Молот заброшен, штыки и гранаты
    Пущены в ход молодецкой рукой,
    Чем не герои и чем не солдаты
    Люди, идущие с песнями в бой.
    Люди, влюбленные в светлые дали,
    Люди упорства, отваги, труда,
    Люди из слитков железа и стали,
    Люди, названье которым «руда».
    Кто не слыхал, как с врагами сражался
    Ижевский полк под кровавой Уфой,
    Как с гармонистом в атаку бросался,
    Ижевец — русский рабочий простой.
    Годы пройдут. На Отчизне свободной
    Сложится много красивых баллад,
    Но не забудется в песне народной
    Ижевец — русский рабочий-солдат.

  • Михаил Ступин

    Уважение редакции. Но лично мне кажется, что историю ижевцев сложно пересказывать. Лучше всем интересующимся прочитать книгу подполковника Ефимова «С ижевцами и воткинцами на восточном фронте». Читается на одном дыхании и в интернете pdf есть

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: