Ижевцы: Часть II

izhevcy2
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Ижевцы: Часть I

Возвращение на заводы

5-я армия красных продолжала отступать. Полковник Молчанов и генерал Войцеховский вели преследование. В то же время частям Воткинского и 16-го Ишимского полков удалось отбросить знаменитую «железную дивизию» Азина, одну из самых крепких красных частей на Восточном фронте. К 19 апреля они освободили сначала Воткинский, а потом и Ижевский заводы. Рабочие, движимые беспокойством за судьбу своих близких, не ушедших с повстанческой армией, начали собираться домой.

Но генерал Ханжин уже не собирался распускать рабочие полки. Убедившись в том, что это верные и боеспособные части, он планировал перебросить их на юг для дальнейшего наступления. Невыполнение опрометчиво данного Ханжиным обещания обозлило ижевцев. В частях началось брожение. Ижевцы даже собирались самовольно оставить позиции, понимая, что Ханжин сможет выставить против них лишь одну дивизию. «Это нам на два часа боя», – говорили в полках.

Молчанову все же удалось договориться со ставкой. Ижевцы, хоть и ушли самовольно, не считались дезертирами и сдали оружие. Молчанов, недавно произведенный в генерал-майоры, смог донести до Верховного правителя, что после посещения Ижевска и обнаружения там следов красного террора бригада станет биться еще крепче, чем прежде.

1Полковник Молчанов 

Он оказался прав. Действительность оказалось хуже ожиданий. Каждый из ушедших за Каму не нашел свою семью невредимой. Большевики мстили. По дворам пошли переписчики, они обходили каждую улицу и записывали имена. 7983 человека было расстреляно в Ижевске в результате красного террора.

Мирной жизни не суждено было продлиться долго. Уже через несколько дней после занятия заводов наступление колчаковских войск начало выдыхаться, а 28 апреля красные перешли в стремительное контрнаступление. Ижевцев ждало новое изгнание – они уходили в сторону Уральских гор, где бригаду должны были реорганизовать. С ними вновь шли члены семей. На этот раз желающих оставаться под большевиками было совсем немного, заводы практически обезлюдели. Белых вновь отбросили от Уфы, Восточный фронт уперся спиной в Уральский хребет.

В междуречье Тобола и Ишима

Практически полтора месяца провели ижевцы в непрерывных боях. Несмотря на то, что талантливо задуманный маневр Тухачевского по окружению белых армий и их постепенному избиению в ущельях Урала полностью не удался, белым пришлось откатываться дальше на восток. Новый главнокомандующий Сибирской армией, генерал Дитерхис, сменивший на этом посту чехословака Радолу Гайду, принял решение попытаться остановить наступление большевиков под Челябинском.

2Радола Гайда 

Ижевцы вошли в северную группу генерала Войцеховского, по плану она должна была перерезать железную дорогу Челябинск – Екатеринбург и устроить красным котел. Ижевцы наступали успешно, но южная группа Каппеля не смогла сломить сопротивление 26-ой дивизии красных под командованием Генриха Эйхе. Несмотря на численное преимущество белых, Эйхе держал всю каппелевскую группу, пока остальные части красных били силы Войцеховского. Операция была провалена, вместо РККА свои Канны получили белогвардейцы. Дальнейшее удержание Урала оказалось невозможным.

Вновь началось большое отступление, сопровождавшееся постоянными боями. Восточный фронт со стороны красных возглавил Фрунзе, он собирался отрезать белых от Сибирской магистрали и отбросить их в степи Южного Урала. Эти попытки не увенчались успехом, но из-за постоянных атак красных движение Ижевской бригады сопровождалось невероятным напряжением. Передышку она получила только после отхода за Тобол. Там бригаду решили развернуть в дивизию, усилив как ижевцами, вернувшимися из госпиталей, так и бойцами частей, понесших наибольшие потери во время Челябинской операции. Правда, гордое наименование «дивизия» она носила лишь на бумаге. После марша за Тобол в рядах ижевцев числилось немногим более полутора тысяч штыков и сабель.

3Михаил Дитерихс 

Отдохнувшие белые решили начать очередное контрнаступление. Напротив ижевцев стояла уже встречавшаяся нам дивизия Эйхе и сопротивление красных было очень упорным. Ижевцы часто ходили в штыки, не имея возможности огнем изменить ход боя. Эйхе медленно отходил, впрочем, в полном сохранении боевых порядков. Сопротивление красноармейцев было настолько сильным, что генералу Молчанову не раз приходилось самому поднимать цепи в атаку, личным примером воодушевляя солдат. Красных отбросили на сотню верст. Ижевская дивизия за эти бои была награждена Георгиевским знаменем.

К середине октября наступление выдохлось ввиду полного отсутствия резервов. В бой бросили даже личный конвой Колчака, но это было лишь каплей в море. Белые продержались на новых позициях всего 12 дней – к Фрунзе подошли подкрепления, и маятник качнулся в обратную сторону.

На позиции ижевцев пришелся главный удар – красные превосходили их числом в пять раз. Продержавшись три дня, обороняющиеся начали отходить, как и вся армия. Ижевцам удалось удачно провести арьергардные бои и во время отхода красные их не беспокоили. К концу октября дивизия вышла на новые позиции у реки Ишим.

4Михаил Фрунзе

Позиция оказалась очень неудачной, в болотистой местности. Начинало подмораживать, многие выбыли из строя с болезнями. Еще одной повальной напастью были ранения в ноги. Дело в том, что солдаты, пытаясь согреть ноги, поднимали их и хлопали одну об другую. На звук сразу же бил красноармейский пулемет.

На болотистом берегу Иртыша ижевцы держались крепко, но они не могли переломить судьбу сражения. В последнюю ночь октября каппелевцев выбили из Петропавловска (сейчас это Казахстан), дивизия попала под угрозу окружения – пришлось снова отходить. Ижевцев ждал долгий путь до Иртыша.

Отходили, как обычно, с арьергардными боями, только теперь все стало гораздо хуже – силы красных свежие и не дадут ижевцам передышки, а Иртыш до сих пор не замерз. Удивительно, но при обилии рек в Сибири (и недостатке мостов) в колчаковской армии не было ни одной понтонной части. Ижевцы шли, надеясь на Господа и неумолимость законов термодинамики.

Река потихоньку сковывалась льдом, но даже в день подхода основных сил дивизии не было ясно, выдержит ли он. Буквально незадолго до этого под лед ушла повозка саперов, организовывавших переправу. Повезло, прошли. Сразу же после этого лед разбили снарядами. Красные, видимо, попросту не ожидали, что Иртыш замерзнет достаточно сильно для прохода людей, обоза и артиллерии, поэтому не попытались сбросить дивизию в реку одним решительным ударом.

5

Переход за естественный рубеж облегчения не принес. Ползли слухи о сдаче Омска. Начался вполне понятный моральный упадок от падения столицы. Кроме этого, по частям ходили слухи, один абсурднее другого, о причинах поражения под Омском. Говорили и о предательстве и много о чем еще, но к падению сибирской столицы привела обычная кадровая путаница. Дихтерис отвел 1-ю армию в тыл на отдых, а новый командующий, Сахаров, это упустил. Когда необходимо было защищать Омск, на развертывание этой армии времени не осталось, и Красная армия прорвала позиции белых.

Новым центром верховной власти Колчак объявил Иркутск. Теперь 3-й армии, оказавшейся, по сути, в тылу красных, необходимо было прорываться к своему лидеру. Начинался Великий Сибирский Ледяной поход, не уступивший своему Кубанскому предшественнику.

Сквозь тайгу

Ударили морозы. Температура доходила до -30, а иногда и до -35 градусов. Голодная и обмороженная, практически не имеющая медикаментов, армия шла, ведомая сильными фигурами Каппеля и Войцеховского.

6Знамя ижевцев

Свирепствовал тиф. Хоть как-то наладить снабжение не представлялось возможным. Крестьяне редко соглашались хоть что-то продать за «сибирки» – деньги, выпущенные правительством Колчака. Прибегать к реквизициям посреди тайги – самоубийство, к тому же, реквизировать к концу второго года Гражданской войны было практически нечего.

Шли практически по пояс в снегу. Красные не атаковали колонны на марше, зато беспокоили во время стоянок, стараясь окружить и истребить остатки каппелевских частей. Пусть это им и не удавалось, но после каждого боя белые теряли людей, а подкреплений было ждать неоткуда. Бои на стоянках сильно выматывали отступающих.

Первой целью похода стал Красноярск. Каппель еще не знал, что Красноярск уже занят красными партизанами Щетинкина, бывшего штабс-капитана. Основу его отряда составляли сибирские охотники, большие мастера стрельбы. К ним присоединился белый генерал Зиневич, вместе со всем своим корпусом перешедший на сторону большевиков. Силы в Красноярске сосредоточились внушительные, особенно для обмороженной и тифозной, ужасно вымотанной толпы, в которую превратилась каппелевская армия.

Попытка взять Красноярск штурмом обернулась ужасной катастрофой, после которой судьба белой борьбы в Сибири была практически предрешена. Каппель понес огромные потери, под его командованием осталось около 15 тысяч человек, в Ижевской дивизии – примерно 700. Этой ночью, с 6 на 7 января, могла закончиться белая борьба в Сибири. Прорыв удался во многом благодаря бешеной энергии генерала Молчанова и мужеству ижевцев, дважды прорвавших заслоны красных.

После поражения под Красноярском перед армией лежало два пути. Длинный, но более «безопасный» путь по Енисею и Ангаре или переход по льду реки Кан – короткий, но опасный столкновением с большевиками. Каппель решил идти по Кану. Первыми на лед реки ступили ижевцы. Решение в итоге стоило Владимиру Оскаровичу жизни. 110 верст по льду слишком долгая игра с удачей, и Каппель все-таки провалился под лед в тридцатиградусный мороз во время ночного перехода. Обмороженные ноги ампутировали, началась гангрена. 26 января 1920 года Каппель умер, передав командование Войцеховскому.

7Великий Сибирский Ледяной поход

23 января Каппель, до этого ехавший привязанным к седлу, с ампутированными ногами, успел созвать последний военный совет в только что очищенном от красных Нижнеудинске. Армия наконец смогла подключиться к телеграфным проводам и узнала, что в Иркутске восстание, что чехи предали Колчака и передали его в руки красных. Каппель отдает последний приказ – форсированным маршем двигаться к Иркутску и освободить адмирала. Во время следующего перехода генерала Каппеля не стало, его тело солдаты несли на себе, по пояс в снегу, в лютейшие морозы.

Войцеховский продолжал вести армию вперед, из 15 тысяч прорвавшихся от Красноярска боеспособна была примерно треть. Ижевская дивизия шла в авангарде. Белые получили сведения о том, что на станции Зима, где еще недавно Верховный правитель сменил свой поезд на чешский эшелон, стоят сильные заставы красных, призванные не допустить прорыва остатков Сибирской армии к Иркутску.

29 января ижевцы прибыли в деревню Или, где узнали о кончине Каппеля. Ходили слухи о прибытии на станцию Зима бронепоезда красных и артиллерии. Разумнее было дождаться подкрепления, но ижевцев сильно разозлила гибель командующего, к тому моменту уже давно ставшего душой и олицетворением беспрецедентного похода. Атаковать решили с рассветом, ночь никто не спал – чистили винтовки.

8Гроб с телом Каппеля 

В пять утра выдвинулись к Зиме. Мороз стоял страшный, под -40. Никаких признаков красных вблизи станции не наблюдалось. Ижевцы ожидали засады, но реальность оказалась куда удивительней. Оказывается, на Зиму южнее наступала Тобольская группа, которая выбилась из графика движения, не знала о том, что взятие Зимы поручено ижевцам и захватила станцию сама. В Тобольской группе сражались и остатки Воткинского полка – ижевцы с огромной радостью приветствовали соседей.

На станции дождались остальной армии. Победа была одержана впечатляющая: при минимальных потерях нанесли большой урон красным, взяли необходимое обмундирование, боеприпасы, медикаменты, но во многом именно громкий успех дела под Зимой ускорил казнь адмирала Колчака.

3 февраля ижевцы, по-прежнему идущие в авангарде, с марша берут Черемхово, что в 140 километрах от Иркустка. Многие шахтеры Черемховских копей участвовали в партизанском движении в Сибири. Расстреляли не только местный ревком, но и всех «обилеченных» партийцев.

9

Черемхово было последним участком сопротивления на пути к Иркутску, дальше красные лишь пассивно отстреливались. Столь резвое наступление Войцеховского привело к тому, что в ночь с 6-го на 7-ое февраля Александра Васильевича Колчака вместе с бывшим премьером Пепеляевым (братом Анатолия Пепеляева, кстати) расстреляли на берегу Ангары. По воспоминаниям расстрельной команды, держались они мужественно.

Пепеляев: Поход в никуда

Наутро после расстрела Войцеховский принялся штурмовать Иркутск. Ижевцы выбили красных из Глазково, городского предместья на левом берегу Ангары. К полудню взяли деревню Иннокентьевскую, в семи километрах от города, один из важнейших узлов обороны. О ярости боев свидетельствует то, что обе стороны не взяли ни одного пленного. На 12 часов дня Войцеховский назначил решающий штурм. Его пятитысячное воинство приветствовало решение громкими криками «ура».

В разгар приготовлений к белым прибыли парламентеры от чехов. Они сообщили о расстреле адмирала и уведомили Войцеховского, что в случае штурма Иркутска выступят на стороне красных. Сил сражаться с чешским контингентом уже не было. Чехи дали сутки на размышление. Войцеховский собрал военный совет, большинство выступило за обход Иркутска – адмирал убит, и цель похода не может быть выполнена. За штурм выступил генерал Молчанов. У многих ижевцев в Иркутск были эвакуированы семьи, они переживали за их судьбу, но Войцеховский решил не рисковать остатками армии.

10Сергей Войцеховский 

Белые обошли Иркутск с юга и двинулись к Байкалу. Первые несколько дней красные не вели преследования, поэтому время обдумать дальнейшие действия у них было. Самый логичный путь – через Кругбайкальский тоннель – невозможен, не пустят чехи, но остаткам Сибирской армии улыбнулась удача.

Еще будучи молодым поручиком, генерал Молчанов служил в инженерных частях. В 1910 году он руководил топографическими изысканиями на Байкале по поручению иркутского генерал-губернатора Селиванова. Проведя свою работу качественно и на совесть, Молчанов знал все необходимое для успешного завершения зимнего перехода через озеро.

Лошадей спешно перековывали, армия запасалась досками для преодоления трещин во льду. Утром 11 февраля ижевцы первыми ступили на лед Байкала, как первыми они ступали на лед Кана, как первыми они всегда шли в бой. Вел их генерал Молчанов и два старика из местных, обещавших оказать посильную помощь в форсировании замерзшего «моря», как они называли Байкал.

11

Во время движения разведку пришлось выставить в обе стороны – и вперед, и назад. Впереди была неизвестность, а сзади – красные. Предосторожность оказалось не лишней. Белых преследовали партизаны знаменитого анархиста Нестора Каландарашвили. Рота венгров из его отряда в итоге и перебила тыловой заслон белогвардейцев.

14 февраля отступающие прибыли в Мысовск. Там их дружелюбно встретили японские войска, помогли едой и медикаментами. Из Читы атаман Семенов прислал поезд с оружием и фуражом. Сибирский Ледяной поход закончился.

Поход продолжался 123 дня, за это время отступавшие части белых покрыли 2961 версту. В честь погибшего командующего выжившие походники стали называться «каппелевцами». Позже, уже в Чите, Войцеховский учредил нагрудный знак «За Великий Сибирский Ледяной поход». Он был похож на знак первопоходника, только меч был позолоченным, в ознаменование величины пережитых невзгод. В течение всего похода ижевцы находились на самых опасных участках: преследуют красные – дивизия в арьергарде, нужно прорвать заслон – бойцы генерала Молчанова перемещаются вперед.

12Погоны ижевцев 

Прошедшие через тайгу, в мороз, засыпаемые снегом и страдающие от отсутствия медикаментов, они выжили и были полны решимости продолжать сражаться.

Ижевцы в Забайкалье и Приморье

«Каппелевская» армия прибыла в Читу 9 марта 1920 года. Разногласия с атаманом Семеновым привели к тому, что уже осенью Дальневосточная армия белых была разгромлена Народно-Революционной армией Дальневосточной Республики – буферного государства, провозглашенного красными в Восточной Сибири. В Монголию ушел барон Унгерн, силы белых таяли. 22 октября они оставили Читу и ушли в Маньчжурию, причем сам Семенов из города бежал на аэроплане.

«Семеновцы» и «каппелевцы» временно осели в Харбине. В мае 1921 года «розовое» правительство Земской Управы во Владивостоке свергли братья Меркуловы. Они провозгласили курс на борьбу с большевизмом, и к ним начали стекаться белоэмигранты со всего Китая. Ижевцы не остались в стороне.

13Василий Блюхер

Уже осенью генерал Молчанов возглавил так называемую «Белоповстанческую армию», ядро которой составили ижевцы. Она и начала наступление на север. Молчанову удалось разбить «дальневосточников» и занять Хабаровск к декабрю 1921 года, но к тому времени уже никакой тактический талант Молчанова и никакое упорство ижевцев не могли переломить ситуацию. Из-за Байкала подошли подкрепления, армию возглавил будущий маршал Блюхер.

Силы Молчанова, около пяти тысяч штыков и сабель, укрепились на высотах у села Волочаевка. К началу февраля 1921 года Блюхер сосредоточил свежие силы, на 10-е – запланировал штурм.

Свои позиции белые укрепили колючей проволокой, поэтому основным козырем в руках «дальневосточников» должны были стать два танка FT-17. В день наступления ударил мороз -35 градусов. Один танк быстро вышел из строя, второй белые подбили. При попытках красноармейцев самостоятельно уничтожить проволочные заграждения они понесли большие потери, до пятисот человек убитыми и ранеными.

На следующий день подошли бронепоезда, Молчанов принял решение уходить. Волочаевский бой развеял последние надежды белых укрепиться в Приморье, собрать там значительные силы. Несмотря на организованный отход Белоповстанческой армии, выведенной генералом Молчановым из-под удара, она потеряла до 20% своего состава. Через три дня после Волочаевки красные без боя заняли Хабаровск.

14
Волочаевский бой

Под Хабаровском красные остановились, хотя возможность «дожать» и сбросить белых в море была. Так или иначе, Приморье получило временную передышку, воспользоваться которой не смогло бы при всем желании.

В начале июня 1922 года вновь произошел переворот: братьев Меркуловых сверг бывший колчаковский главком, генерал Дитерхис. Дальновосточная армия была переименована в Земскую рать, остатки ижевцев и воткинцев свели в Прикамский стрелковый полк – 1010 человек при двух орудиях.

6 сентября начался «Последний поход», финальная наступательная операция белых в Гражданской войне. Прикамский полк сражался на самых горячих участков в ходе боев у Спасска 8 и 9 октября. Спасский укрепрайон был прорван частями Уборевича. Дальнейшему наступлению красноармейцев на Владивосток уже ничего не могло помешать. Дитерихс отдал последний приказ – уходить в Китай. 3 ноября границу перешли последние белые части. Борьба ижевцев закончилась.

И останутся, как в сказках,
Как манящие огни –
Штурмовые ночи Спасска,
Волочаевские дни.

Заключение

Остатки ижевцев пришли в маньчуржский город Гирин вместе с разбитой Земской ратью. Полторы тысячи солдат, чуть более двухсот женщин и детей – вот и все, что осталось от тридцатитысячной повстанческой армии, когда-то ушедшей за Каму. Часть ижевцев осталась в Китае, часть перебралась в США в 1923 году, после того, как китайские власти выслали со своей территории генералов Молчанова и Дитерихса.

15Нагрудный знак к 25-летию восстания, выпущен в эмиграции

Самая боеспособная часть сначала колчаковской, а потом и приморской армии не состояла из «кадетов» или золотопогонников. Это были настоящие потомственные пролетарии, небритое лицо русской демократии. От Уральских рогов до приморских сопок штыком проложен путь Ижевской бригады, заслужившей свое место в пантеоне русской воинской славы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: