Мадьяр расправил плечи: реванш за Трианон. Часть III

madyar3
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Мадьяр расправил плечи: реванш за Трианон. Часть II

Возвращение «Южных территорий» и окончательные ставки

Пал Телеки, выходец из знатной семьи, являлся известным учёным, специалистом по географии и социально-политическим вопросам ещё во времена Австро-Венгрии. Он уже был премьером королевства в первый год регентства Хорти, потом ушёл из политики, сосредоточился на университетской карьере и скаутинге.

В 1938 году Телеки вновь вошёл в состав кабинета, а в феврале 1939 года во второй раз стал председателем правительства. Как и всякий венгерский патриот, он считал пересмотр Трианонского договора первейшей задачей, а потому всячески способствовал всем территориальным приращениям Венгрии с марта 1939 года. Как и всякий венгерский консерватор того периода, Телеки при этом опасался слишком близкого союза с Германией. На встрече с Чиано в марте 1940 года премьер сказал, что надеется на «поражение Германии, не на полное поражение – оно бы спровоцировало сильные потрясения – а на такое, при котором германские зубы и клыки притупились бы на долгое время». По поручению Телеки послу в США было отправлено 5 млн долларов, на которые венгерское политическое руководство во главе с регентом Хорти в случае необходимости могло создать «правительство в изгнании» на Западе.

В качестве противовеса Германии Пал Телеки задумывал своеобразное воссоздание Австро-Венгрии в виде федерации дунайских государств, где обеспечивалась бы безопасность её членов, а также купировались национальные конфликты между ними. В качестве закладного камня такой федерации он рассматривал заключённый между Венгрией и Югославией 12 декабря 1940 года договор о «вечной дружбе».

1Пал Телеки – премьер министр Венгрии в 1920–1921 и 1939–1941 годах

Однако обстоятельства складывались таким образом, что все венгерские территориальные приращения происходили лишь с благословения Германии, а за это надо было платить политической лояльностью. В марте 1941 года Будапешт столкнулся с необходимостью погашать чеки.

После начала войны в Европе Королевство Югославия объявило о своём нейтралитете, благоприятном для Великобритании и Франции. Однако события 1940 года заставили югославское руководство в лице принца-регента Павла (формальный король Пётр II был ещё несовершеннолетним) пересмотреть свою внешнюю политику.

Королевство оказывалось в окружении Германии и её союзников, большая часть которых была не прочь поживиться за счёт югославянского государства. Кроме того, начавшаяся в октябре прямо у югославских границ итало-греческая война приковала к Белграду пристальные взгляды из Берлина. Штабы ОКХ и ОКВ уже разрабатывали планы войны с Советской Россией, а единственным местом в Европе, откуда англичане своими или чужими руками могли нанести удар в тыл Рейху, являлись Балканы, а именно Греция и Югославия. Если судьба Греции была уже решена (предполагалось, что Муссолини всё же справится с эллинами), то Югославия оставалась в подвешенном состоянии. В Берлине, чтобы не тратить ресурсы и время на ещё одну военную кампанию, попытались договориться с Белградом.

Принц-регент согласился присоединиться к Оси, но встал вопрос: на каких условиях? Гитлер требовал от югославов демобилизации армии (а югославская армия в Македонии и в южной Сербии на тот момент была фактически мобилизована, по сути, против итальянцев), а также предоставления права на перевозку войск и военных грузов. За это фюрер обещал стране территориальную безопасность и греческий порт Салоники. Белград же был категорически против какого бы то ни было вмешательства в свою внутреннюю политику и использования своих железных дорог прочими государствами. Гитлер, надеявшийся, что в дальнейшем переговоры можно будет продолжить, в начале марта 1941 года согласился на югославские условия.

Павел опасался, что присоединение к Оси вызовет бурю общественного недовольства и, следовательно, потерю им власти и возможный развал государства в раздираемой национальными и идеологическими противоречиями стране. Тем не менее, регент-англофил не получил никаких гарантий поддержки от Великобритании: Лондон с января сам требовал югославской поддержки, что в реалиях соотношения германской и югославской армий выглядело просто смехотворным. Принц Павел решился, и 25 марта в уже знакомом нам венском Бельведере Риббентроп и югославский премьер Цветкович подписали Венский протокол о присоединении Королевства Югославия к Берлинскому пакту.

Опасения регента полностью подтвердились: сотни тысяч человек по всей стране вышли с лозунгами «Лучше могила, чем рабство, лучше война, чем пакт», в Белграде протестующие разгромили немецкое информационное агентство, а уже 27 марта при помощи британской разведки в Белграде произошёл бескровный переворот. Новое правительство начало переговоры с СССР, но при этом заявило о признании Венского протокола. Уязвлённого Гитлера это, однако, уже не интересовало: он был убеждён, что Югославия потеряна и единственный выход – военное вторжение.

2Протестующие против пакта в Белграде, 27 марта 1941 года

Берлин уведомил Будапешт, что в рамках общего союзного дела и для «углубления» дальнейшего сотрудничества от Венгрии потребуется разрешить сосредоточение германских войск на своей территории и самой принять участие в атаке. 30 марта заместитель начальника штаба ОКХ Фридрих Паулюс встретился с главой венгерского Генштаба фольксдойче Хенриком Вертом, чтобы разработать совместный план ведения войны против Югославии.

Согласно этому плану, с венгерской стороны во вторжении участвовала 3-я армия в количестве 14 бригад (десять пехотных, две мотострелковые и две кавалерийские дивизии) и одного отдельного парашютного батальона. Кроме того, с территории Венгрии наступал XLVI танковый корпус вермахта в количестве двух танковых и одной моторизованной дивизий.

Для исполнения плана требовалась мобилизация, а разрешение на её проведение могло дать только правительство. Премьер Пал Телеки был категорически против вмешательства в германо-югославскую войну, но 2 апреля Берлин сообщил, что рассматривает план Паулюса-Хенрика как окончательный и не подлежащий пересмотру. На следующий день в Будапешт пришло сообщение из Лондона: Британия грозилась разорвать дипломатические отношения в случае, если Венгрия не будет препятствовать движению немецких войск, и объявить войну, если Венгрия сама нападёт на Югославию. Загнанный в угол Телеки решил проблему как настоящий аристократ: утром 3 апреля он застрелился. Регент Хорти колебался ещё два дня, так что окончательная мобилизация началась лишь 5 апреля. Между тем немецкие войска уже маршировали по Венгрии.

Война началась 6 апреля с авианалётов Люфтваффе на югославские военные объекты и города. Войска Оси вторгались в Югославию с шести направлений. XLVI танковый корпус вермахта начал наступление 8 апреля и уже через два дня занял Загреб. В тот же день в хорватской столице союзные Оси усташи провозгласили о создании Независимого Государства Хорватия. Это дало Хорти формальный повод объявить о том, что Югославское государство пало, а значит, заключённые с ним ранее договоры недействительны. В рамках «защиты венгерских соотечественников от анархии» гонвед пересёк границу 11 апреля.

Югославская армия между тем агонизировала, большей частью из-за массового дезертирства несербских солдат, поэтому организованного сопротивления мадьяры почти не встречали. 12 апреля были взяты Сомбор и Суботица, 13 – Нови-Сад. 17 апреля югославская армия капитулировала, причём Венгрию представлял офицер связи, который отказался подписывать капитуляцию под предлогом того, что королевство не воюет с Югославией. На следующий день гонвед занял Вуковар и Винковци. Неделя боевых действий стоила жизни 126 венгерским солдатам и офицерам, причём крупнейшие единовременные потери мадьяры понесли не от огня противника, а в результате авиакатастрофы самолёта с десантом, в результате которой погибло 20 человек. Всего за неделю мадьяры успели убить от 1,1 тысячи до 3,5 тысяч мирного населения. С неимоверной жестокости оккупация Югославии начиналась – ею она и будет сопровождаться все последующие четыре года.

3Раздел Югославии в 1941 году

Венгрией были аннексированы такие регионы как Бачка, Баранья (части Воеводины), Меджимурье (часть Хорватии) и Прекмурье (часть Словении) – всего 11,5 тысяч км2, где проживало в общей сложности около 1,15 млн человек. Даже согласно данным ангажированной венгерской переписи 1941 года, доля мадьяроязычных на «Южных территориях» не превышала 37%, в то время как фольксдойче составляли 19%, хорваты – 18%, сербы – 16%, а словенцы – 8% населения.

Если к немцам и словенцам венгерская администрация относилась снисходительно, то сербам, хорватам и евреям мадьярское правление ничего хорошего не принесло. До 60 тысяч сербов были изгнаны из своих домов, запрещались издания на сербохорватском языке, многие из 16,5 тысяч местных евреев были либо депортированы к немцам, либо позднее направлены в составе стройбатов на Восточный фронт.

Из-за равнинного характера местности и того обстоятельства, что лишь треть населения могла их поддержать, ни коммунистические партизаны, ни четники не создали обширного и эффективного подполья на «Южных территориях». Последний партизанский отряд из 40 человек в Бачке был разгромлен в начале января 1942 года, но именно с его разгрома начинается история наиболее известного и кровавого эпизода венгерского террора в Югославии.

При ликвидации отряда погибло 10 венгерских солдат, и это стало поводом к тому, чтобы карательные команды с 4 по 29 января устраивали рейды во многих деревнях и городах региона, в том числе и в крупнейшем городе – Нови-Саде (при венграх – Ужвидек). В результате было расстреляно или утоплено более 4 тысяч мирных жителей, множество людей было ограблено. Сомнительная военная необходимость рейдов наталкивает на мысль, что контрпартизанская акция была лишь предлогом для этнических чисток в регионе и грабежа, санкционированных на высшем уровне. В 1943 году консервативное правительство Миклоша Каллаи инициировало расследование эпизода, приговорив четырёх венгерских офицеров к смерти, однако все обвиняемые вовремя бежали в Германию.

4Памятник жертвам резни в Нови-Саде

В апреле 1941 года Королевство Венгрия присоединило к себе последние территории, которые могло присоединить – все бенефициары Трианона так или иначе были наказаны. По сравнению с 1930 годом Венгрия увеличила свою территорию почти вдвое (с 93,1 тысяч км2 до 172,1 тысяч км2), а население более чем в 1,5 раза (с 8,7 млн до 14,7 млн).

Возвращение трети от трианонских потерь стоило королевству неравноправного союза с Германией, в капкан политической зависимости от которой Венгрия окончательно попала. В апреле 1941 года Великобритания разорвала дипломатические отношения с Будапештом, так что путь к западным союзникам был отныне закрыт. Хорти оставалось лишь присоединиться к «Новому порядку», что он и сделал. Спустя два месяца после завершения югославской кампании у него появится возможность это продемонстрировать. Возможность, которая в итоге приведёт не только к падению регента и его королевства, но и всего европейского «Нового порядка».

5Территориальные приобретения Венгрии в 1938–1941 годах, в сравнении с границами до 1920 года

Падение в пропасть и расплата

Венгерская правящая элита после самоубийства Телеки рассматривала участие Венгрии в войне против Советского Союза, как само собой разумеющееся, однако внутри неё существовали разногласия касательно сроков вступления в войну. Преемник Телеки на посту премьер-министра Ласло Бардоши предпочитал отложить момент вступления страны в войну, частично ожидая, что Германия посулит Венгрии какие-нибудь территории за поддержку, частично надеясь, что война с Советами примирит Германию с Великобританией, и тогда можно будет вступить в войну, не только в качестве союзника Берлина, но и как союзник Лондона. В то же время начальник Генштаба Хенрик Верт при поддержке посла в Берлине Дёме Стояи настаивал на необходимости не ждать приглашения из Берлина, а самим проявить инициативу. По имевшейся у Стояи информации, Германия рассматривала в качестве своих основных союзников Финляндию и Румынию, что пугало венгров: вдруг переменчивый в настроении фюрер пожелает отблагодарить румын за помощь пересмотром Второго арбитража и вернёт им Северную Трансильванию? Именно этот фактор был ключевым, чтобы Верт и Стояи настаивали на активнейшем участии Венгрии в войне, дабы перещеголять румын в количестве задействованных войск и одержанных ими успехов.

6Этническая карта Венгрии в границах 1941 года и расселением этносов в 1910 году

Что же думал сам Гитлер? В плане «Барбаросса» действительно не подразумевалось участие гонведа, большей частью потому, что «приглашение к войне» должно было быть подкреплено какими-нибудь территориальными обещаниями, но их Гитлер давать не собирался: он уже гарантировал границы Словакии и Румынии, а Украина являлась слишком богатым куском, чтобы делиться им с мадьярами. Зная об англофильских взглядах некоторой части венгерской элиты, Гитлер так и не раскрыл перед Хорти точную дату начала войны и не предложил присоединиться к Германии в этом «крестовом походе против большевизма».

Между тем инициативный генерал Верт снова, как и в марте, без санкции правительства начал разрабатывать план участия Венгрии в войне. Несколько раз он пытался убедить Бардоши в необходимости проявить инициативу, но безуспешно – кабинет ждал, когда Берлин сам призовёт его. 16 июня немецкий посланник в Будапеште передал Бардоши просьбу «укрепить венгеро-советскую границу на случай возможных осложнений». 19 июня венгерскую столицу посетил начальник штаба ОКХ Франц Гальдер, который подтвердил просьбу об укреплении границы, попросил права воспользоваться карпатскими железными дорогами для перевозки войск и грузов и сообщил, что Германия уведомит Венгрию, когда той нужно будет вступить в войну.

7Хенрик Верт – начальник венгерского Генштаба (1938–1941)

22 июня в день начала войны регент направил письмо Гитлеру: «22 года я ждал этого дня. Я счастлив». В тот же день венгерскому посланнику в Москве было официально заявлено, что СССР не имеет никаких претензий к Венгрии и желает видеть ее нейтральной в текущем военном конфликте. Тем не менее уже через два дня кабинет Бардоши разорвал дипломатические отношения с Советами. Примечательно, что премьер интересовался у германского посланника в Будапеште, не заинтересован ли Берлин в венгерском представительстве в Москве для сбора разведданных, на что дипломат ответил, что разрыв дипотношений – минимум, что могло сделать венгерское правительство в качестве солидарности с союзниками по Берлинскому пакту.

Таким образом, премьер-министр понял, что прогадал: Германия чувствовала себя достаточно уверенно, чтобы не звать Венгрию с собой, а ожидать того, что та сама предложит свои услуги. Кресло под Бардоши зашаталось: он был правее почившего Телеки, но ещё радикальнее него было много других политических фигур, прежде всего, Бела Имреди, уже бывший премьером во время Первого арбитража. Дабы обезопасить себя от угрозы быть скинутым радикалами, Бардоши взял курс на присоединение к войне. Немалую «заслугу» в таком решении сыграл и генерал Верт, который просто переврал свою беседу со специальным немецким представителем в Будапеште генерал-майором Куртом Химером. Химер сказал Верту, что Германия «всегда примет всякую венгерскую помощь», а Верт доложил своему премьеру, что Химер официально попросил венгерского вмешательства в войну.

8

26 июня три неопознанных истребителя обстреляли венгерские железнодорожные узлы в Рахове и Мукачёво. В тот же день три двухмоторных бомбардировщика без опознавательных знаков совершили налёт на гражданские объекты в Кошице – по официальным данным погибло около 30 человек, почти 300 были ранены. Будапешт тут же объявил налёт «советской агрессией», и 27 июня Королевство Венгрия официально объявило, что считает себя находящимся в состоянии войны с Советским Союзом.

Кто на самом деле осуществил бомбардировку Кошице, ставшей casus belli для вступления Венгрии в войну, до сих пор неясно. Советская историография говорила о намеренной провокации Румынии, совершённой с ведома германского и венгерского военно-политического руководства. Тут стоит сказать, что Румыния действительно была заинтересована в участии Венгрии в войне, так как считала, что чем больше мадьяр поляжет на Востоке, тем проще в будущем будет пересматривать арбитраж. В пользу этой версии говорит и то, что в журналах боевых вылетов советской авиации за 26 июня налёт на Кошице не значится. К тому же главным «доказательством» советской вины являлось то, что на «неразорвавшейся» бомбе была обнаружена маркировка Путиловского завода (который с начала 1920-х назывался «Красный путиловец», а с 1934 – «Кировский завод»). Более того, на советские военные изделия того периода маркировка предприятия-изготовителя не ставилась. Существуют также версии, что бомбардировку действительно совершили советские самолёты, либо намеренно (ибо сомнений в скором вступлении Венгрии в войну не было), либо по ошибке, перепутав Кошице со словацким Прешовом (Словакия объявила войну СССР ещё 23 июня). Как бы то ни было, 27 июня 1941 года для Венгрии началась настоящая война.

В этой войне Венгрия не преследовала никаких национальных интересов, а лишь исполняла роль услужливого союзника нацистской Германии. Судьба всех её территориальных приобретений зависела от Рейха, а потому чтобы выслужиться перед Гитлером, венгерская элита, подобно дворняжкам, жадно ловила каждое его телодвижение и бросалась исполнять, конфликтуя между собой лишь из-за разногласий в интерпретации гитлеровских пожеланий. К этому моменту 73,5% венгерского экспорта шло в Германию – страна окончательно превратилась в немецкую экономическую колонию.

Данная статья не ставит своей целью подробно рассказать о дальнейшем участии Венгрии во Второй мировой войне. Лишь кратко коснёмся того, что осенью 1941 года на Восточном фронте служило около 90 тысяч венгров, а в апреле 1942 года на южный фланг фронта была послана 2-я армия, в количестве 200 тысяч военнослужащих и 50 тысяч подневольных рабочих. В январе 1943 года русские войска в ходе Острогожско-Россошанской операции нанесли гонведу крупнейшее военное поражение в венгеской военной истории. В общей сложности 2-я армия потеряла 100 тысяч человек убитыми, 60 тысяч пленными и 35 тысяч ранеными. В марте 1944 года немцы, получив доказательства того, что Хорти за их спиной ведёт сепаратные переговоры с западными союзниками, оккупировали страну. В октябре того же года, после того как регент по радио объявил о выходе Венгрии из войны, Германия инициировала государственный переворот, в результате которого Хорти был арестован, а формальная власть в стране перешла к национал-социалистам из партии «Скрещённые стрелы» во главе с Ференцем Салаши. В том же месяце Красная армия пересекла границы трианонской Венгрии. С 29 октября 1944 года русскими войсками проводилась Будапештская операция. Венгерская столица была взята после ожесточённых боёв 13 февраля 1945 года. В начале апреля вся территория Венгрии была освобождена от нацистов. Некоторые подразделения венгерской армии продолжали сопротивление в Австрии до самой капитуляции Вермахта.

9Памятник «Мёртвой» 2-й армии в современной Венгрии

В общей сложности, вступив в войну исключительно из-за стремления угодить Германии, Венгрия потеряла в ней более 560 тысяч человек убитыми или около 6% населения в цифрах 1939 года.

Естественно, что когда на территории, аннексированные Венгрией с 1938 года, возвращалась национальная администрация, никакого пиетета к мадьярам она не испытывала. Для венгерского народа, прославившегося своей звериной жестокостью в годы войны, пришёл час расплаты. На бывших «Южных территориях» партизаны Тито вырезали от 20 до 50 тысяч венгров, ещё 80 тысяч было изгнано из своих домов. В Чехословакии в 1945 году декреты президента Эдварда Бенеша лишили большую часть венгров чехословацкого гражданства и имущества. Подобные меры заставляли мадьяр «словакизироваться», чтобы вернуть себе гражданские и имущественные права. Кроме того, в 1945 – 1949 годах 90 тысяч венгров были целенаправленно переселено в Венгрию в обмен на 70 тысяч словаков. Лишь в апреле 1948 года, после окончательной победы коммунистов в Чехословакии, для нормализации отношений с Венгерской республикой «несловакизировавшимся» мадьярам было возвращено чехословацкое гражданство.

10 февраля 1947 года в Париже страны Антигитлеровской коалиции подписали с Венгрией мирный договор. Страна возвращалась в трианонские границы, более того, три деревни южнее Братиславы передавались Чехословакии, дабы лишить мадьяр потенциальных плацдармов для атаки на словацкую столицу. Также Венгрия должна была выплатить 300 млн долларов репараций – 200 млн Советскому Союзу, ещё 100 млн делили между собой Чехословакия и Югославия. С тех пор границы Венгрии не изменялись.

Судьба действующих лиц в этой реваншистской драме сложилась по-разному. Бывший регент Хорти до мая 1945 года содержался под арестом в Баварии, после чего нацистский плен сменился американским. Его не выдали югославам и венграм (помог и Сталин, который, видимо, в благодарность за попытку выйти из войны в октябре 1944 года осадил своих клиентов), взяли заочные показания для Нюрнбергского трибунала и отпустили в декабре того же года. Его Светлость ещё 4 года прожил в Баварии на деньги американцев, Ватикана и венгерских евреев-эмигрантов (которым при Хорти до Гитлера жилось вполне комфортно), а после переехал по приглашению Салазара в Португалию. Там он и умер в 1957 году. В 1993 году его останки были перезахоронены на родине.

Его словацкому коллеге-врагу Йозефу Тисо повезло не так сильно. В июне 1945 года он был арестован американцами, после чего выдан Чехословакии. Трибунал приговорил его к повешению, приговор был приведён в исполнение в апреле 1947 года.

Министр иностранных дел Италии Галеаццо Чиано в июле 1943 года на заседании Большого фашистского совета проголосовал за смещение своего зятя Бенито Муссолини, после чего бежал в Германию. Немцы выдали его Итальянской социальной республике, где Чиано судили как «государственного изменника» и расстреляли в январе 1944 года.

Его немецкий коллега Иоахим фон Риббентроп, как известно, был повешен в Нюрнберге в октябре 1946 года.

Бывшего принца-регента Югославии Павла британцы всю войну продержали под домашним арестом. В послевоенной Югославии его объявили военным преступником, так что в 1948 году Павел получил швейцарское гражданство, после чего жил то в Женеве, то в Париже до самой своей смерти в 1976 году. В 2012 году его останки были перезахоронены в Сербии.

Хенрик Верт недолго оставался начальником Генштаба после начала войны. Уже в сентябре 1941-го Хорти снял его с поста за не согласованное ни с кем обещание немцам «предоставить столько венгерских войск, сколько потребуется Германии». В феврале 1945 года Верт был схвачен Красной армией. Его приговорили к смертной казни, но приговор был заменён на 25-летнее заключение. Умер в советском лагере в 1952 году.

Объявивший войну СССР премьер Ласло Бардоши также недолго пробыл на своём посту. Уже в марте 1942 года регент сместил его в пользу более умеренного Миклоша Каллаи. В 1945 году Бардоши был схвачен Красной армией и расстрелян в январе 1946 года.

Попытка силой добиться реванша за трианонское унижение целиком и полностью провалилась. В погоне за утраченными территориями Венгрия сделала ставку не на ту команду, а когда осознала, что та проигрывает, оказалось, что Германия просто так от себя не отпустит. Между тем после 1945 года множество венгров по-прежнему оставалось за пределами своего национального государства, а это значит, что идея венгерского ирредентизма не умерла.

10Будапешт в феврале 1945 года

Спящий Турул

Так как Венгрия после войны сохранилась как государство (в отличие от Германии, которой с 1945 по 1949 годы не существовало), к тому же просоветское, как и большинство соседей, массовых депортаций венгров, подобных «диким высылкам» немцев в Судетах, не имевших на тот момент субъектности, не произошло. На следующие 40 лет коммунисты заморозили венгерский вопрос. Особняком здесь стоит Румыния, где Николае Чаушеску в годы своего правления пытался «румынизировать» мадьяр, но в итоге получил венгерские протесты 1989 года, которые перекинулись и на румын, что закончилось для Чаушеску потерей и власти и жизни.

Падение коммунистических режимов в Восточной и Центральной Европе разморозило и проблему венгерского меньшинства. На данный момент около 150 тысяч венгров проживают на территории Закарпатской области Украины, составляя 12% населения области. Около 290 тысяч мадьяр живут в сербской Воеводине – это 14% населения региона. 450 тысяч венгров проживают в Словакии, что составляет 8,5% от всего населения этой страны. Самой крупной частью венгерской диаспоры являются трансильванские венгры (секеи), численность которых превышает 1,21 млн человек, или 18% населения региона.

11Современное расселение венгров в Европе

На Украине мадьяры пользуются культурной автономией, но венгерское правительство устами своего председателя Виктора Орбана несколько раз призывало дать закарпатским венграм право на двойное гражданство (чего нынешнее украинское законодательство не предполагает) и территориальную автономию. Киев, естественно, на это не идёт.

В сербской Воеводине венгры ещё с коммунистических времён пользуются культурной автономией (Тито резал мадьяр только в 1940-х годах, дальше он спокойно с ними договаривался), нынешние требования венгров заключаются в создании территориальной автономии на севере Воеводины с преимущественно мадьярским населением. Однако демографические тенденции свидетельствуют о том, что малорожающие по сравнению с сербами венгры через какое-то время потеряют большинство даже в северных районах своего традиционного проживания. Между тем, в 2013 году сербские и венгерские власти взаимно принесли друг другу официальные извинения за этнические чистки времён Второй мировой войны.

Камнем преткновения между венграми и словацким правительством является закон «О языке», принятый в Словакии в 1995 году. Согласно ему, «словацкий язык является артикуляцией суверенитета Словацкой республики», а потому его использование обязательно в государственных учреждениях, в официальных документах, а также при ведении юридической и предпринимательской деятельности.

До 2009 года двуязычие формально сохранялось в населённых пунктах, где языковое меньшинство (то есть венгры) составляло более 10% населения. В 2009 году к закону были приняты поправки. Теперь язык меньшинств (то есть венгерский) может соседствовать со словацким лишь в населённых пунктах, где более 20% иноязычных. Кроме того, новая редакция закона ввела штрафы за неиспользование государственного языка в предписанных случаях – от 100 до 5 тысяч евро.

Венгерская оппозиция указывает, что в соответствии с данным законом словацкие власти убирают дорожные знаки на венгерском, заставляют мадьярок в случае смены фамилии при заключении брака добавлять славянское окончание «-ова» (даже если брак заключается с венгром) и вообще всячески третируют мадьяроговорящих. Так, например, согласно букве закона, любое общение врача с пациентом должно проходить на словацком (даже если оба венгры), равно как и любое обращение в полицию или пожарную службу.

В 2010 году премьер-министр Венгрии Виктор Орбан инициировал закон о предоставлении венгерского гражданства всем этническим венграм, знающим венгерский язык. Данная инициатива вызвала шквал обвинений со словацкой стороны в ревизионизме и реваншизме. В том же году в Словакии был принят закон, по которому принятие второго гражданства означает автоматический отказ от словацкого гражданства.

Одним словом, словацко-венгерские отношения остаются напряжёнными, время от времени их сотрясают дипломатические скандалы, «война памятников» и уличное насилие футбольных фанатов.

12Виктор Орбан – лидер партии Фидес и премьер-министр Венгрии в 1998–2002 годах и с 2010 года по настоящее время

В Румынии двуязычие признаётся в тех населённых пунктах, где доля венгров превышает 20%. Некоторые представители мадьярского меньшинства недовольны таким «ограниченным» признанием их прав, а потому требуют дальнейшего углубления культурной автономии, доходя до призывов к официальному признанию автономного «Секейского края». Эта непризнанная национально-территориальная автономия трансильванских венгров была провозглашена рядом активистов в 2009 году и претендует на 13,5 тысяч км2, где проживает около 800 тысяч человек, 75% которых являются мадьярами.

В самой Венгрии правоконсервативное правительство во главе с партией Фидес Виктора Орбана с 2010 года проводит политику поддержки своих соотечественников за рубежом. Кроме символической смены официального названия страны с «Венгерской республики» на «Венгрия» (это должно подчёркивать, что венграми являются не только граждане венгерского государства, но все этнические венгры – неважно, где они проживают), правительство Орбана приняло уже упоминавшийся закон о гражданстве, по которому для того, чтобы стать гражданином Венгрии, достаточно быть этническим мадьяром и знать венгерский язык. С 2010 года 4 июня – годовщина подписания Трианонского договора – является национальной памятной датой, во время которой проходят официальные траурные церемонии.

13Члены «Венгерской гвардии» – силового крыла партии «Йоббик». «Гвардия» существовала в 2007–2009 годах, пока не была запрещена венгерскими властями

Не стоит забывать и об известной национал-консервативной партии «Йоббик», знаменитой, прежде всего, своей антиимигрантской и антицыганской риторикой. Между тем, ещё одним пунктом партийной программы является требование предоставления территориальной автономии венграм, проживающим за пределами венгерских границ. На парламентских выборах 2014 года «Йоббик» набрал 20% голосов избирателей, что делает партию третьей партией в Венгрии (Фидес Орбана получил 45%).

Таким образом, мы видим, что за сотню лет дух ирреденты нисколько не выветрился из венгерского народа. Чудо-птица Турул пока спит, но всё ещё может проснуться и снова раскинуть свои крылья над Центральной Европой.

14

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Sergey Wrongsky

    очень интересно, спасибо!

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: