Меч Давида. Часть I

МечДавида
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

ВВС Израиля в Первой ливанской войне (1982 г.)

«Пятый канал провел опрос «Какому институту власти вы больше всего доверяете?»

С результатом 97% в опросе вновь победили ВВС».

Израильский анекдот.

Пролог. «Дугман-5» как величайший провал израильских ВВС

Эта история началась 7 октября 1973 года приблизительно в 11:30 утра. Шел второй день Войны Судного дня (она же «Октябрьская война», она же Четвертая арабо-израильская), самой страшной войны в истории Израиля. Несколько лет перед ее началом глава израильской военной разведки «Аман» и генштаб соревновались в демонстративно-презрительном шапкозакидательстве. В этом сомнительном соревновании победу одержала разведка, демонстративно проигнорировавшая приготовления арабов к войне (в ходе войны израильская разведка неоднократно сознательно дезинформировала политическое руководство страны о готовящемся нападении арабов, и в итоге масштаб наступления оказался для Израиля крайне неожиданным, что привело к нескольким очень тяжелым дням).

Да и много других, политических причин не позволили бы израильтянам ударить первыми, как шестью годами ранее. Тогда большая победа в шестидневной вскружила голову генералам молодого еврейского государства. В результате расплата была болезненной – всего за несколько часов египтяне захватили большинство укреплений казавшейся неприступной линии Бар-Лева на восточном берегу Суэцкого канала.

На севере Израиля дела шли еще хуже – там к Иордану через Голанские высоты летел сирийский бронированный каток из тысяч танков и бронемашин. На его пути к началу второго дня войны оставалось чуть больше сотни танков двух измотанных сутками непрерывных боев израильских бригад. На севере Голан 7-я бригада второй день удерживала сирийцев на высотах на западе «Долины слез». На юге сирийцы были намного ближе к успеху – израильская оборона рассыпалась на глазах. Ни о какой победе речи не шло – единственной задачей было продержаться до подхода резервистских бригад и, по возможности, выжить.

Второй день подряд авиация пыталась спасти положение. Для ответного удара собрался кулак из трех эскадрилий «Фантомов». Один из пилотов – капитан ВВС Авраам Барбер. На авиабазе Тель-Ноф он вместе с семью другими экипажами 119-й эскадрильи ВВС Израиля готовится поднять свой «Фантом» в воздух. Их цель – сирийские ЗРК, защищающие танки на Голанах. Не будет их – и эскадрильи «Скайхоков» и «Фантомов» сметут сирийские танки за считанные часы.

Летчики находятся в недоумении – еще утром за пару часов до вылета предполагалось бомбить не сирийские (план «Дугман»), а египетские ракетные позиции (план «Тагер») ЗРК. Более того, авиация в рамках этого плана уже успела нанести несколько вспомогательных ударов по египетским авиабазам и ПВО в районе Канала. Но надвигающаяся катастрофа на Голанах смешала все планы, и после звонка близкого к панике Моше Даяна Бени Пеледу (командующему ВВС) направление планирования резко изменилось.

При подготовке вылета творилась полная неразбериха. Вертолеты со средствами РЭБ («Катеф») и радиотехнической разведки не успевали переместиться с Синая. Единственную эскадрилью беспилотников просто забыли предупредить (!) о изменившемся времени атаки. План налета был подготовлен второпях и основывался на устаревшей информации. Низкая облачность не позволила с утра произвести фотосъемку сирийских позиций, поэтому израильтяне использовали снимки предыдущего дня. Это было фатальной ошибкой.

Уже в воздухе «Фантомы» 119-й должны были встретиться с ударными группами 201-й и 69-й эскадрилий; всего в налете принимали участие около 60 самолетов. Возглавлял его опытнейший экипаж Эхуда Ханкина и Шауля Леви из 69-й.

Эхуд – пилот, открывший счет побед «Фантомов» Хель ХаАвир. Шауль – лучший штурман эскадрильи. Проблемы начались почти сразу. Выяснилось, что маршрут ударной группы проходит прямо над крупным узлом ПВО сирийской танковой дивизии. Этого можно было избежать – но перед вылетом были на корню убиты все попытки «на местах» проявить гибкость в организации налета и методах атаки: совершенно не к месту в штабе ВВС решили, что им из этого самого штаба виднее. Сыграла свою роль и недооценка арабов – вместо планомерного «разгрызания» ПВО было решено покончить с ним одним ударом и почти без подготовки.

Экипаж Эхуда Ханкина первым обнаружил, что сирийские мобильные ЗРК «Квадрат» за ночь успели поменять позиции и переместиться на Голаны – куда ближе ожидаемого. Выбора не оставалось – один из самых талантливых пилотов Хель ХаАвир начал пикировать к земле, но через несколько секунд его полет и карьеру прервала ракета «Квадрата».

Один за другим были сбиты еще пять самолетов, в основном зенитной артиллерией. Их экипажам повезло больше, и они смогли спастись (нескольких пилотов чудом не расстреляли сирийские солдаты – но обошлось). Сам Авраам Барбер избежал ракет ЗРК, но на выходе из атаки попал под огонь «Шилки». На его «Фантоме» отказали оба двигателя и гидросистема, а сам он, едва не потеряв сознание из-за перегрузки, катапультировался и попал в плен.

1Разбитый «Фантом» №192 Ави Барбера

Тогда, в 1973 году, операция по уничтожению позиций ЗРК завершилась полным провалом. Ценой потери 6 самолетов (еще 10 получили повреждения и выбыли из строя на разное время – израильтяне разом потеряли почти треть всех «Фантомов») и 11 летчиков (двое погибших и 9 пленных: в одном случае после близкого разрыва зенитной ракеты штурман преждевременно покинул самолет и попал в плен, пилоту же удалось посадить самолет. Не то, чтобы ему очень повезло — он погиб 10 дней спустя над Египтом), удалось уничтожить лишь 2 старых ЗРК – С-75, которые не успели поменять позицию ночью.

ВВС получили оглушительную пощечину. Концепция борьбы с арабским ПВО, созданная перед войной в начале семидесятых, не выдержала столкновения с реальностью. Чересчур изящная, высокотехнологичная и ненадежная, иронично названная Бени Пеледом «Звездными войнами», она во многом опередила свое время. Проблема была в одном – в те годы израильтяне просто не обладали подходящими для ее полноценной реализации инструментами. Не только они – никто в мире не обладал.

Ави Барбер вместе с другими летчиками был освобожден из плена через восемь месяцев. Прошло девять лет, и в 1982 году он вновь встретился сирийскими ракетными комплексами «Квадрат», на этот раз в Ливане. Его «Фантом» за это время сильно изменился, научился многим новым трюкам, как и сам пилот. Свободнопадающие бомбы уступили свое место управляемым: теперь не было необходимости подставляться под огонь с земли, а новые средства РЭБ должны были защитить его самолет от ракет. Многие в ВВС все девять лет были буквально одержимы идеей реванша –так что в этот раз все было продумано до мелочей.

В Ливане результат оказался совсем другим. Ослепленные помехами, запутанные десятками ложных целей, некогда грозные сирийские «Квадраты» были раздавлены буквально за два часа. Спешно поднятые в воздух истребители ценой потерь нескольких десятков самолетов сумели лишь отсрочить катастрофу, но не предотвратить ее.

Тогда, в 1973-м, тяжелые неудачи первых дней Войны Судного дня заложили фундамент знаменитой операции по уничтожению группировки ПВО в долине Бекаа. О ней – и не только о ней – и будет этот рассказ.

Немного истории

В Израиле авиация традиционно является родом войск №1. Попасть туда и получить «крылышки» летчика – мечта всех израильских подростков. Если кто-то утверждает иное – значит, просто не признается. Реализовать ее удается немногим: среди оказавшихся в летной школе процент успешно завершивших обучение всегда был исключительно невысок. Впрочем, даже сам факт попадания на летный курс может считаться большим достижением. Потерпевшие там неудачу офицеры – «нефилимы» (поэтически-ироническое название курсантов, прошедших значительную часть подготовки, но в силу разных причин не окончивших летный курс) – всегда востребованы в элитных наземных частях (к примеру, среди бойцов «Сайерет Маткаль», участвовавших в операции «Энтеббе» в Уганде, было несколько человек, вылетевших с летного курса. В том числе, самый молодой из участников).

Израильтяне первыми на Ближнем востоке осознали потенциал авиации как ключевого элемента выживания в кольце враждебных стран. ВВС Израиля на заре своего существования были весьма ограничены в средствах и выборе самолетов, часто вынужденные покупать все, что дают или дарят. Поэтому они сделали ставку на подготовку первоклассных пилотов, ближний маневренный воздушный бой и фирменную изобретательность («хуцпа» – в приблизительном переводе «наглость», «дерзость». В положительном смысле может характеризовать нетривиальное и оригинальное решение какой-либо проблемы).

Всерьез и громко об Израиле заговорили в 1967 году. Случился триумф Шестидневной войны. Арабские лидеры слишком громко кричали, как именно они собираются сбрасывать евреев в море, и сколько евреев при этом выживет, о новом Холокосте и множестве других неприятных насильственных действиях. В Израиле были откровенно напуганы перспективой нового столкновения с вооруженными до зубов арабскими армиями, всеми сразу и на их условиях. Израиль был загнан в угол – и решился ударить первым. Быстро, внезапно и очень эффективно.

Результат превзошел вообще чьи-либо ожидания – неожиданным ударом была уничтожена почти вся арабская авиация четырех соседних стран, и при полном господстве в воздухе за неделю были захвачены Синай, Голанские высоты и Западный берег. Теперь у израильской обороны появилась хоть какая-то оперативная глубина (которая и спасла их через 6 лет).

Оценивая действия ВВС в 1967-м году, часто забывают, что действовали они на самом пределе своих возможностей. В воздух было поднято вообще все, что могло хоть как-то летать, включая учебные «Фуга-магистр», поршневые «Супер Кабы», и «Миражи»-спарки. Небо Израиля во время первого удара охраняли всего три (!) пары «Миражей». Но успех был огромным, потери – терпимыми (47 самолетов и 32 летчика, при соотношении потерь в общем 1:10 и порядка 1:7 в воздушных боях), и ВВС приобрели магический ореол неуязвимости и половину всего военного бюджета страны в награду. Через шесть лет эта уверенность сыграла с ними очень злую шутку – их возможности были откровенно переоценены.

Для арабов поражение в шестидневной войне было чудовищным, непередаваемым национальным позором – и многие их дальнейшие действия обуславливаются скорее этим фактом, чем более рациональными причинами. Спас их положение Советский Союз: он очень быстро продал (синоним слова «подарил») им множество современной техники и отправил тысячи инструкторов, чтобы наконец научить ей пользоваться по прямому назначению, а не снабжать ей израильтян, которые из предыдущих советских поставок уже успели сформировать одну танковую бригаду и собирались формировать вторую.

Получив от большого брата новые игрушки, президент Египта Гамаль Насер был уверен, что настало его время – время реванша! Тут надо понимать, что сама по себе целесообразность войны с Израилем не сильно зависела от желаний Насера или кого-то еще: перемирия египтяне бы просто не поняли и не приняли. Необходимость войны с евреями была очевидна для каждого жителя Египта, примерно как восход солнца.

Разгромленные в прямом столкновении, Египтяне и сирийцы решили ударить по главным слабостям Израиля: хрупкой экономике и нетерпимости к потерям. Впрочем, о главной слабости своей армии (то есть о том факте, что состояла она в основном из малограмотных крестьян, что нивелировало многократное превосходство в людях) снова благополучно забыли. В итоге получилось несколько предсказуемо – «война на истощение» истощала Египет быстрее, чем Израиль. И снова большую роль в этом сыграла авиация.

Вскоре после начала войны израильтяне завладели полным господством в воздухе. Кроме арабской гордости от этого факта очень пострадали созданные непосильным трудом советских инженеров электростанции, заводы и порты. В безопасности была разве что Асуанская плотина – никому не хотелось разгребать последствия ее прорыва. В тяжелом деле бомбардировок Египта очень хорошо себя показали новые «Фантомы», только что купленные у американцев. Эта чудесная машина могла произвести экспресс-доставку 4 тонн бомб (в наиболее популярной конфигурации) в любую точку враждебной арабской страны, а после постоять за себя при встрече с МИГами.

А последние случались регулярно, но почти всегда отличались исключительной скоротечностью и очень небольшим числом участников – часто с каждой стороны выступала пара или четверка самолетов. В таких боях израильские летчики практически всегда одерживали верх с сухим счетом, сказывался неизмеримо более высокий уровень подготовки пилотов и организации ВВС. Были и исключения, но не часто. К чести арабских пилотов надо сказать, дело тут было не столько в разнице в качестве подготовки летного состава, хотя и она была заметной, сколько в безграмотном управлении собственной авиацией. Когда арабские летчики пытались уходить от шаблонов и действовать «как израильтяне», они вполне добивались успеха. Впрочем, было это редко: излишние проявления инициативы в те годы не поощрялось.

К концу 1969 года на берегу Канала появилось несколько городов-призраков – немых свидетелей египетского военного гения. Египтяне были не просто разбиты – они вновь были унижены. Самолеты со «звездами Давида» летали в Каир как к себе домой. «Вишенкой на торте» стало похищение израильским спецназом новой советской РЛС П-12. На следующий день мировые газеты вышли с карикатурным изображением евреев, увозящих пирамиды и президентский дворец.

Израильские авиашоу над Египтом стали пугающе привычными, и Насер сделал то, что все арабские лидеры делают в такой ситуации – побежал за помощью к СССР. Президент Египта умолял немедленно ставшим его лучшим другом генсека Брежнева спасти его страну. Брежнев согласился. Вскоре в Египет тайно отправились тысячи очень похожих друг на друга советских туристов.

Иллюстрация 2Прибывшие под видом туристов советские военнослужащие

30 июня 1970 года пара «Миражей»-разведчиков была неожиданно атакована ЗРК в 25 километрах западнее Канала, в районе Большого Горького озера. Спустя час после их возвращения израильтянам явилась пугающая картина построенного Советами эшелонированного ракетного щита: 16 дивизионов ЗРК, взаимно прикрывающих друг друга, окруженные позициями зенитной артиллерии, «Шилок» и ПЗРК «Стрела». Все в лучших традициях Вьетнама. Решение было принято – атаковать немедленно.

В половине седьмого над каналом появилась ударная группа из восьми «Фантомов» 69 и 201 эскадрилий. Им удалось уничтожить несколько батарей египетских С-75М, с одной из них погиб советник из СССР, но уже через час один из «Фантомов» следующей группы задержался на высоте и был сбит. Еще до возвращения первой семерки по тревоге была поднята пара 201-й эскадрильи. 2-й замкомэска Ицик Пир перед вылетом написал на доске в комнате инструктажа «Не стирать», и бросил слушателям: «Скоро вернусь». Через час он выдавал себя за пилота одноместного «Скайхока», чем спас своего штурмана Давида Яира, которого из-за канала ночью забрал вертолет.

Ждать его возвращения пришлось три года и одну большую войну. Надо отметить, что доска с надписью дождалась его возвращения.

3«Фантом» Ицика Пира

Израильтяне продолжили попытки вскрыть ракетный щит и достигли в этом некоторых успехов, разменяв еще один «Фантом» на несколько ЗРК. Теперь их задача стала намного сложнее, чем раньше. Против них воевало множество отличных солдат и офицеров лучшей на тот момент ПВО в мире – советской.

Теперь пришла их очередь просить о помощи – у американцев. Вскоре подполковник Дэвид Брог, штурман «Фантома» во Вьетнаме, привез в Израиль подвесной контейнер РЭБ ALQ-71, который весьма успешно применялся против ЗРК С-75. В Израиле всерьез опасались, что Египет под прикрытием ракетного щита сможет попытаться переправиться на израильский берег Канала, и немедленно воспользовались американским подарком.

Рано утром 18 июля 16 «Фантомов» 69-й и 201-й эскадрилий парадным строем двинулись в сторону позиций ПВО. Американское чудо успешно справилось с египетскими С-75, но советские расчеты С-125 всего лишь перешли на запасную рабочую частоту. Израильтяне до последнего момента верили в волшебные свойства американского контейнера. Из-за этого ведущий строй комэск 201-й эскадрильи Шмуэль Хец слишком поздно начал маневр уклонения и был сбит. Его оператор попал в плен, сам Хец не сумел катапультироваться и погиб, его тело нашли только в следующую арабо-израильскую войну. Комэск 69-й эскадрильи Авиху Бин-Нун обнаружил позицию, с которой был произведен пуск, и вдвоем с ведомым атаковал советские ЗРК. Бин-Нун во время атаки запоздал с маневром, едва не был сбит сам, но чудом посадил искалеченный самолет с отказавшей гидравликой на авиабазе Рефидим. Его ведомому повезло больше – Авиам Села (запомните это имя – мы еще не раз его вспомним) смог добраться до советской позиции и успешно накрыть ее бомбами в момент заряжания.

Иллюстрация2.1Эвакуация «Фантома» Авиху Бин-Нуна. Самолет будет восстановлен менее чем через год

30 июля израильтяне заманили в засаду и практическим над своими аэродромами образцово-показательно разгромили два звена 135-го советского истребительного авиаполка, но уже через девять дней уже советские расчеты ПВО устроили новую засаду на них самих.

В итоге, благодаря прямому вмешательству СССР, арабам удалось свести войну к ничьей. Из противостояния же самолета и зенитной ракеты последняя вышла явным победителем. Советники заявили о почти двух десятках сбитых самолетов. Хотя в действительности израильтяне потеряли всего пять «Фантомов» за пять недель, что более важно – они утратили уверенность в себе и воздушное превосходство в небе над Египтом.

Всего с начала Войны на истощение ВВС сбили около ста самолетов египтян и 4-5 советских, потеряв в воздушных боях от шести до двенадцати своих самолетов, и приблизительно столько же – сбитыми огнем с земли. Соотношение потерь без учета действий ПВО приблизилось к 1:9, и сохранилось таким вплоть до середины семидесятых годов (оценка приблизительная, т.к. при точно известной величине израильских потерь зачастую сложно определить причину потери самолета. Определить потери арабов достаточно затруднительно в принципе – тем более оценить ущерб от действий авиации и ПВО, так что приходится пользоваться различными экстраполяциями. Вообще, оценка и учет потерь самолетов (и не только самолетов) в Арабо-израильских войнах – тема, достойная отдельной статьи, и здесь она будет освещена весьма поверхностно, за исключением периода 1979-85 годов).

После очередного охлаждения отношений Египта и СССР большинство советников вернулось домой (а потом – назад в Египет. А потом – снова домой. Советско-египетские отношения того периода очень напоминали качели. По иронии судьбы, в планировании самой удачной для арабов войны на Ближнем Востоке офицеры из СССР практически не приняли участия), но выстроенный ими щит был все так же хорош. План по его уничтожению в Израиле, разумеется, был – но очень уж оптимистичный, требующий идеальной погоды, времени на подготовку и главного – политического решения нанести удар первыми. Когда пришло время, ничего из этого не оказалось, зато на Голанах уже была орда сирийских танков, с которой надо было срочно что-то делать.

Годы презрительного отношения к соседям не прошли даром, и война 1973 года оказалась для ВВС тяжелым испытанием. К тому моменту советники из СССР ценой титанических усилий сумели добиться почти невозможного: массово научить арабов нормально пользоваться всем тем оружием, которое Союз поставлял им последние 25 лет. Сами арабы, конечно, тоже учились на своих ошибках, но без советской помощи им было бы намного сложнее.

Дела шли настолько грустно, что к середине войны американцам пришлось экстренно передать Израилю новые самолеты «из наличия» (справедливости ради надо сказать, что СССР так же организовал «воздушный мост» для своих союзников). После того, как на пятый день ситуация стабилизировалась, ВВС при помощи американских поставок начали полноценную кампанию по уничтожению арабского ракетного щита – и вполне преуспели в этом.

Вопреки распространенному мнению, именно летчики, а не переправившиеся через канал танкисты Шарона и Брена Адана уничтожили большинство египетских ЗРК, не говоря уже о сирийских (большую часть – ближе к концу войны). Планировалось подавить их в самом начале, но из-за стремительно ухудшавшейся ситуации на севере все силы бросили именно туда. Целесообразность отмены удара по египетским ЗРК на второй день войны является предметом обсуждений, в том числе – среди ее авторов и участников.

В среднем, на три ЗРК, уничтоженных с воздуха, приходился один, уничтоженный танками. Израиль в итоге одержал победу, но ее горечь будет чувствоваться очень и очень долго. Несмотря на это, в воздушных боях им традиционно не было равных – ВВС легко одерживали победы в воздухе (например, знаменитый бой над Латакией закончился со счетом 12:1; сирийцы признали потерю только 8 из 12 самолетов и заявляют семь сбитых израильтян, в реальности же был сбит один), сбив в общей сложности 150-220 и потеряв 6-15 самолетов (традиционно, определить точные цифры затруднительно). Потери ВВС составили не менее 6 самолетов в воздушных боях. Согласно списку Дэвида Лединцера, эта цифра может быть занижена где-то в 2 раза.

В противостоянии с ПВО успехи были гораздо скромнее. Погибло слишком много отличных летчиков. Всего израильтяне потеряли 102 самолета, то есть почти четверть всего боевого состава. В два раза большее количество самолетов в ходе войны было повреждено и вышло из строя, на восстановление некоторых из них ушли месяцы.

«Крыло самолета сломано ракетой земля-воздух», – так сказал об этих событиях Эзер Вейцман, бывший командующий ВВС. Многим тогда его слова казались приговором.

После Октябрьской войны всех их ожидал еще один удар. В то время как над Синаем бои уже закончились (6 декабря пара «Фантомов» 119-й эскадрильи сбила последний МиГ-21, по иронии судьбы, северокорейский), на Голанах случилась «война-продолжение». Столкновения шли с октября 1973-го по май 1974-го, а события начала-середины 1974 года получили в израильской историографии название «четвертой битвы за Хермон».

Первые три прошли во время Октябрьской войны и отличались исключительной ожесточенностью. Основные бои с участием авиации пришлись на апрель-июль 1974 года – и в них израильтяне снова не смогли добиться решающего превосходства. По некоторым сомнительным утверждениям, в этих боях сирийцы впервые использовали только что полученный из СССР МиГ-23 (МиГи якобы собьют 2 израильских «Фантома», «отличится» капитан аль-Масри). По израильской и советской информации эти машины появились у сирийцев только в конце 1974 года, а успеха удалось добиться расчету ПЗРК.

Кроме того, бои за Хермон ознаменовали закат эпохи двух легендарных на Ближнем Востоке самолетов – «Мираж III» – лучшего воздушного бойца израильтян, и МиГ-17 – надежной рабочей лошадки арабов. Впрочем, наследники «Миражей» и «Нешеров»– «Кфиры» – прослужили израильтянам еще достаточно долго, хотя до звания лучшего истребителя Ближнего Востока им уже было далеко.

К середине семидесятых осенявший ВВС ореол непобедимости сильно померк. Стала совершенно очевидна необходимость больших перемен: в подготовке пилотов, в тактике, в организации. И, конечно, в самолетах.

Перестройка

Вопросом было не «что нужно менять», а «за что взяться в первую очередь». Первой была реорганизована разведка – она стала отдельным подразделением в ВВС (во главе которой был поставлен целый бригадный генерал). Это сократило скорость прохождения информации «от камеры разведчика в кабину штурмовика» в несколько раз, исключив из цепочки прохождения сведений все лишние элементы. Теперь провалы, вроде запоздалых ударов по переправам в первый день Октябрьской войны, были исключены. Разумеется, у авиаразведки были свои пределы возможностей, и управлять боем «вживую» она не позволяла, пока не появились беспилотники с телекамерами. А вскоре был реорганизован и сам штаб ВВС.

Подготовка пилотов также претерпела большие изменения. Летные курсы расширились, туда стали брать не только коренных израильтян, но и репатриантов. Отбор стал существенно более жестким, в том числе и по морально-волевым качеством кандидатов. От пилотов требовалась способность не сломаться под давлением и градом проблем, пережить все возможные потери.

Существенно поменяли летную составляющую подготовки. Новых пилотов с самого начала учили бороться с ЗРК, разными методами и при поддержке наземных войск, действовать в зоне досягаемости ракет и просто выживать на поле боя в новых условиях. Много внимания уделялось задачам, которыми до 1973 года почти не занимались: защите авиабаз, атакам на разнообразные цели, особенно ночью. Учили курсантов те самые летчики «поколения Войны Судного дня» – часто на своих ошибках. Приемы уклонения от ракет с самого начала обучения доводились до автоматизма.

Вообще, до войны 1973 года израильские летчики были одержимы именно воздушным боем. Можно сказать, что именно после нее «фокус внимания» переключился с неба на землю. В небе Ближнего Востока не осталось достойных противников. В то же время, тяжелые потери, нанесенные «Шилками» и «Кубами» в ходе Октябрьской войны, вынудили поменять классическую тактику атаки на батареи ЗРК. Это произошло еще в середине войны и было закреплено позднее: теперь бомбометание производилось или с кабрирования, или со средних высот.

В ходе войны многие эскадрильи вырабатывали собственную тактику противодействия ЗРК. Например, в 107-й (комэск Ифтах Спектр) часто брали третий подвесной топливный бак за счет снижения бомбовой нагрузки. Это увеличивало возможности маневрирования над целью и позволяло более эффективно использовать форсаж, снижая потери. Подобный опыт после войны был обобщен, на его основе выстроены новые тактики.

Переработали подход к взаимодействию с землей. Многие пехотные офицеры прошли курсы авианаводчиков, а в ВВС на базе роты резервистов спецназа ГШ было создано новое спецподразделение – «Шальдаг». Подразделение выполняло массу различных функций – от разведки и ударных операций до охраны отдельных высокопоставленных военнослужащих. К примеру, именно они охраняли руководителя «Моссада» Иекутиэля Адама во время визита в Ливан. Получилось так себе.

Впрочем, до идеала было далеко – пилоты регулярно страдали от плохой подготовки авианаводчиков (особенно их раздражала привычка «шуметь» в рацию для проверки связи), но даже такая ситуация – гигантский шаг вперед по сравнению с 1973 годом.

Все понимали, что даже при самой лучшей подготовке пилотов было бы очень здорово получить и новые самолеты – «Мираж» к тому моменту безнадежно устарел, «Фантом» при всех его качествах был как истребитель немногим лучше. Нужен был новый самолет – быстрее и маневреннее «Миража», с радаром лучше, чем у «Фантома», видящий цели на фоне земли и способный уверенно поразить их как ракетами, так и в ближнем бою. И ВВС начали его искать.

Круг претендентов был невысок – в Европе ничего подобного не было, СССР, даже если бы и имел – все равно бы не продал. Оставались американцы, тем более что одним из условий на мирных переговорах между Израилем и Египтом были как раз новые истребители для Израиля. А в мире американцы по понятной причине были более чем заинтересованы.

4Взлет пары «Фантомов»

Претендентов было два: только-только принятый на вооружение флотом F-14 и предсерийный F-15. Для принятия финального решения в США отправилась делегация ВВС (одни из первых не-американцев, поднявшихся в воздух на F-15). В итоге именно детище МакДонелл-Дуглас было признано более перспективным. Сказались и лучшие пилотажные характеристики, и огромный заложенный в него потенциал для модернизации – еще тогда израильтяне разглядели в нем не только превосходный истребитель, но и потенциальный выдающийся «ударник».

К тому же, «Томкэт» был почти в полтора раза дороже, что для весьма небогатой страны было очень важно. Цена и количество новых самолетов стала предметом некоторых споров, но благоразумие все же одержало верх – определенную роль сыграло и то, что израильтяне хорошо помнили полеты советских МиГ-25. Помнили и о том, что СССР поставлял такие машины сирийцам.

Уже в декабре 1976 года первые F-15 прибыли в Израиль. С первых полетов стало понятно, что появился не просто новый самолет – с ним пришла новая эпоха. В ближнем бою «Орел» легко одерживал верх над «Миражами» и «Фантомами» за счет выверенной аэродинамики, в дальнем – за счет отличного радара. Дополняли картину исключительная эргономичность кабины и органов управления и весьма экономичные двигатели. Вскоре в ВВС появилась новая 133-я эскадрилья со звучным названием «рыцари сдвоенного стабилизатора», или просто «двухвостые». «Орлы» вступили в бой почти сразу после окончания абсорбции в ВВС, начав летать на боевые патрулирования с начала операции «Литани», но об их боевом пути мы расскажем во второй главе.

8.16 БазВзлет F-15 «Баз»

В 1978-м прибудут первые самолеты ДРЛО E-2 «Хокай». Созданный в качестве палубного, этот воздушный радар окажется достаточно полезным для защиты израильского «непотопляемого авианосца». Чаще всего этот самолет будет действовать над морем напротив побережья Ливана. Главную роль в решении о его приобретении сыграла специфическая география Ближнего Востока, если точнее – многочисленные горы, «заглянуть» за которые было проблематично. «Хокай» был далеко не совершенен, и на фоне земли работал не идеально, но все равно принес массу пользы.

5Израильский «Хокай»

В 1982 году в ВВС появится еще один новый самолет «нового поколения» – американский F-16. Значительно более универсальный, чем F-15, он мог сражаться в воздухе не намного хуже последнего, а как бомбардировщик почти ничем не уступал «Фантому», кроме возможности использования высокоточного оружия, для эффективного применения которого не хватало второго члена экипажа.

Для F-16 отлично подходила тактика боя, годами отточенная эскадрильями «Миражей». Помимо лучшей аэродинамики и авионики, у него было еще одно огромное преимущество перед французом – существенно большая экономичность и, как следствие, – время, которое он мог провести в воздухе. Это открывало совершенно новые возможности. Например – слетать в соседнюю арабскую страну с парой тонн бомб, уничтожить там какой-нибудь ядерный реактор и вернуться назад.

8.20 НетцСамый знаменитый F-16 в Израиле №107. На его счету 3,5 Миг-23, 2 Су-22, «Газель» и участие в налете на Озирак. С 2014 года в музее «Хацерим»

Летный парк ВВС прирастал не только американскими самолетами. В Израиле хорошо помнили французское эмбарго 1967 года и опасались полагаться только на одного поставщика оружия, так что уже в середине семидесятых годов было начато производство глубокой модификации «Миражей III» – «Кфир».

Первый опыт в этом направлении израильтяне получили после того, как в результате эмбарго Моссаду пришлось выкрасть чертежи уже оплаченных, но не поставленных «Миражей V». Его нелицензионный израильский клон, «Нешер», практически ничем не отличался от оригинала. Другое дело – «Кфир». Создаваемый как попытка придать «Миражу» столь необходимую универсальность, в итоге он существенно превзошел французский оригинал.

8.14 Кфир Масада Строй «Кфиров» над Масадой

Говоря о разнообразии новых машин в ВВС, нельзя не упомянуть и о вертолетах. Если в случае с авиацией действовал принцип «хотим новые самолеты для тех же задач», то роль вертолетов в Израиле после войны 1973 года пересмотрели кардинально. Фактически, до середины 1970-х годов в ВВС существовали только транспортные вертолеты. Высадить десант на другом берегу Канала – пожалуйста. Вытащить летчика из-за линии фронта – легко. Вскоре после окончания войны роль вертолетов была серьезно пересмотрена.

В мае 1974-го в США отправились четверо пилотов «Супер Фрелонов» – изучать американский опыт применения ударных вертолетов. Идея показалась перспективной, и было решено купить в США несколько таких машин «на пробу». Первые «Кобры» появились в Израиле в мае 1975 года. Несмотря на некоторые споры, «Кобры» были признаны полезным и универсальным оружием, в первую очередь – для борьбы с танками, как раз то, чего не хватило 2 годами ранее. Через два года после первого полета в ВВС появилась первая эскадрилья этих ударных вертолетов.

4.3 Цефы«Кобра» сопровождает колонну «Меркав» в Ливане, 1982 год

«В довесок» к «Цефам» (название AH-1 в Израиле) в 1979 году были куплены легкие «Дефендеры». Причин было несколько – американцы не хотели продавать Израилю новые AH-1, к тому же «Дефендеры» стоили в несколько раз дешевле. Новая покупка оказалась гораздо менее удачной – правда, выяснилось это не сразу.

5.2 Дефендеры«Дефендеры». «Дефендер» сопровождает «Магах»

С вертолетами неразрывно связано появление еще одного подразделения – «Отряда 669», фактически первого специализированного поисково-спасательного подразделения в Израиле, с единственной задачей – эвакуацией сбитых летчиков из-за линии фронта. Во время войны 1973 года для этой цели использовались импровизированные спасательные команды с опытными экипажами «Супер Фрелонов» и десантниками на борту.

Как правило, такие группы появлялись на месте события по прошествии значительного времени и забирали летчика из укромного места, куда он прятался самостоятельно. Здесь было чему поучиться у американцев, создавших во время Вьетнамской войны прекрасные спасательные команды, часто вытаскивавшие летчиков буквально из-под носа бойцов Вьетконга и северян.

Был здесь и другой важный аспект. Каждый пленный израильтянин – это огромный арабский козырь в любых переговорах. Так было всегда, и так будет. Особенно если он летчик. С его помощью можно вынудить Израиль пойти почти на все – вплоть до изменения границ. Это если он еще живой – все помнили о замученном в сирийском плену комэске «Миражей» Ави Ланире, убитом египетскими крестьянами штурмане «Фантома» Моше Гольдвассере, об экипаже «Фантома» из 201-й эскадрилии, расстрелянном сирийцами после приземления. Помнили рассказы переживших плен летчиков о пытках в плену – вьетнамцы с их “Ханой Хилтон” даже близко не подобрались.

После войны было еще несколько эпизодов, повлиявших на решение о создании отряда, например, с утонувшим штурманом «Фантома» Ами Арноном. В дополнении к функциям поисково-спасательной службы, отряд нередко выполнял функции медэвака. Связано это было в первую очередь с невостребованностью «основного профиля» отряда – израильские летчики в те годы уже очень плохо и редко сбивались.

6Команда 669 отряда за работой

ВВС усилились не только новыми самолетами и вертолетами – израильтяне разработали и доработали множество различных систем, предназначенных специально для борьбы с ЗРК – контейнеры РЭБ, новые системы предупреждения об облучении радаром, новые разведывательные БПЛА, умеющие передавать информацию в режиме реального времени, противорадарные ракеты наземного базирования, беспилотники-ложные цели и системы управления боем. В результате этого были получены уже не отдельные (пусть и весьма достойные) платформы, а настоящая, комплексная система преодоления ракетного зонтика.

Для максимально достоверной подготовки к противодействию ПВО в Израиле создали несколько подразделений ПВО для имитации сирийских ЗРК (в частности, «Эгрофан»). В их составе будут использованы американские и израильские симуляторы ЗРК, захваченные в 1973 году советские РЛС.

С войны 1973 года существенно изменились «роли» самолетов в ВВС. Роль основного воздушного бойца от безнадежно устаревающих «Миражей» и «Нешеров» окончательно перешла к F-15. На начало Ливанской войны их сведут в единственную эскадрилью, во главе с легендарным Гиорой Эпштейном. Эскадрилья выполняла задачи ПВО Израиля и практически не принимала участия в боях – арабы к тому моменту залетали в Израиль преимущественно на дельтапланах. На самолетах не залетали – стать мучеником за веру можно было массой других, более простых способов.

«Фантомы» остались основным «ударником» и носителем высокоточного оружия, чему способствовало наличие штурмана в экипаже. «Скайхоки» вместе с «Кфирами» станут основными самолетами поддержки наземных сил непосредственно на поле боя. «Скайхоки» на тот момент составляли треть ударной мощи ВВС, а возможность дозаправки в воздухе и исключительная экономичность на высоте делала их весьма эффективными.

Роль БПЛА в сравнении с Войной Судного дня возрастет многократно. Если в 1973 году эти маленькие машинки считались скорее экзотикой, то в 1982 году они стали если не глазами ВВС, то точно основным средством получения самой точной и «живой» информации. В той войне они вели разведку, с их помощью израильские операторы наводили ракеты с телевизионным наведением, они были носителями оборудования РЭБ и – летающими мишенями. Во всем, что касалось БПЛА, израильтяне внезапно оказались «впереди планеты всей», и даже американцев. Главным образом это было связано с тем, что полеты пилотируемой разведывательной авиации над районами с сильными группировками ПВО становились все более и более опасными.

8.23 МабатБПЛА «Мабат» (AQM-34M) с 9 знаками вылетов, музей Хацерим

Прошло 9 лет, и ВВС были более чем готовы померяться силами с арабскими комплексами ПВО. А в том, что скоро им представится такой шанс, мало кто сомневался.

Дорога в Ливан

В 1977 году президент Египта Анвар Саддат совершил исторический визит в Израиль и вернулся оттуда с долгожданным мирным договором и Синайским полуостровом в качестве приятного бонуса. Теперь некогда широкий круг откровенно враждебных государств сократился до одного.

А что же Сирия? Неужели они игнорировали столь явное усиление своего главного врага? И да, и нет. Президент Хафез Асад, по старой арабской традиции, просил у СССР все новые и новые ракеты, самолеты, танки, а лучше вообще все, что дадут, желательно новое и блестящее. СССР, оценивая вероятность попадания новой техники в руки израильтян и американцев как близкую к 100 процентам, поставлял много всего, но далеко не самого нового. К тому же в экспортном варианте, с усеченными возможностями. Чтобы научить арабов всем этим пользоваться, из СССР отправили множество военных специалистов и советников (их число в 1982 году достигло 5 тысяч). Офицеров прислали очень разных, и не исключено, что без ценных советов некоторых из них у арабов воевать получилось бы как минимум не хуже. Но что вышло, то вышло.

Кроме сирийцев, у Израиля появился еще один непримиримый враг – разнообразные палестинские боевики-террористы (террористическими их методы, к слову, называл сам Арафат). После «Черного сентября», когда король Иордании Абдалла только с помощью армии смог избавиться от вконец обнаглевших и пытавшихся свергнуть его палестинцев, бойцы Арафата перебрались в Ливан. Через несколько лет после их прибытия в Ливан, там (какая неожиданность!) также началась гражданская война. В рамках этой статьи нас будут мало интересовать ее детали, но несколько наиболее важных моментов перечислить стоит.

Основными воюющими сторонами были палестинские боевики (вместе с примкнувшими к ним различными арабскими социалистами и националистами, иногда одновременно) и ливанские христианские милиции, главным образом – «Катаиб» семьи и друзей семьи Жмайелей. На самом деле была существенно сложнее, боевое крыло имела любая уважающая себя партия (а их в Ливане много), некоторые ухитрились повоевать за несколько сторон конфликта сразу. В первом приближении воевали христиане с мусульманами. Ливанская же армия уверенно деградировала, и к середине конфликта ее существенная часть превратилась в произраильскую «армию Южного Ливана» Саада Хаддада (ЦАДАЛ). К середине войны палестинцев плотно поддерживали сирийцы, христиан и цадальников – израильтяне.

У кого-то может сложиться впечатление, что палестинские боевики – это нечто вроде современного «Фатх» и «Хамас», то есть рассеянные в толпе люди с автоматами и в лучшем случае легкими противотанковыми комплексами. Тогдашний НФОП Арафата был больше похож на современную «Хизбаллу» – своего рода квазигосударство с полноценными вооруженными силами, танками, ПВО и отрядами злобных боевых дельтапланеристов. Все это, кроме последнего, сложно представить в современной Газе или на Западном берегу. Обучались они у советских и сирийских инструкторов, обладали неплохой артиллерией – ствольной и реактивной. Она регулярно обстреливала север Израиля, что и привело к описанным ниже событиям.

В 1976 году для прекращения гражданской войны в Ливан были введены «межарабские силы безопасности». По совершенно случайному совпадению, в абсолютном большинстве они были представлены сирийскими войсками (кроме сирийцев лезть в ливанский конфликт и прямую конфронтацию с Израилем никто особо не хотел).

В Израиле (и многие в Ливане) эти действия восприняли как прямую оккупацию. Израильтяне посчитали, что сирийские «миротворцы» несут прямую и явную угрозу их союзникам и безопасности самого Израиля, и начали действовать.

Больше всех от израильско-сирийских разборок страдал, конечно, сам Ливан, одна часть которого была фактически оккупирована сирийской армией, на другой израильтяне вовсю гонялись за палестинскими боевиками, а оставшуюся и те и другие регулярно бомбили. Такое вот «Шоу Бенни Хилла» с ближневосточным колоритом.

В 1978 году случился первый «заход» Цахаля в Ливан – после очередной волны палестинского террора и обстрелов городов на границе нервы у израильского общества не выдержали, и под возмущенные возгласы всего прогрессивного человечества (в качестве которого традиционно выступали СССР с сателлитами и примкнувшими к ним очень возмущенными арабами) началась зачистка юга Ливана от инфраструктуры ООП. ВВС активно участвовали в войне. Впрочем, ничего примечательного кроме нескольких повреждений «Скайхоков» и «Фантомов» от арабских «Стрел» не случилось. Главным образом авиация наносила удары по лагерям и артиллерийским позициям ООП, поддерживая продвижение Цахала и солдат Хаддада. В небе над Ливаном они чувствовали себя хозяевами.

Операция была действительно очень маленькой по меркам ВВС – 116 эскадрилья «Скайхоков», основных самолетов поддержки ВВС, в ходе нее сделала всего 29 вылетов за неделю. 140-я эскадрилья (тоже «Скайхоки) – вообще всего 19, при этом несколько вылетов в обоих случаях были на подсветку целей для работы вертолетов. Главной проблемой была разведка – палестинцы часто прятали свои объекты в деревнях, маскировали под дома и другие постройки – так, что определить их местонахождение с воздуха было практически невозможно.

К тому моменту гражданская война в Ливане окончательно превратилась в «прокси-войну» Сирии и Израиля, прямой конфликт которых на территории друг друга к тому моменту практически исключался. Наученные горьким опытом Войны Судного дня, израильтяне серьезно укрепили Голаны, сделав их неприступными, а боевые действия на территории Сирии практически исключал Советско-Сирийский договор о дружбе и сотрудничестве (в соответствии с ним, СССР должен был прийти на помощь Сирии в случае вторжения на ее территорию любой иностранной армии; главными претендентами считались Израиль и Ирак).

Тем временем, в апреле 1979 года над Ливаном начали появляться и сирийские самолеты, впервые со времен «войны-продолжения». До тех пор, пока они самолеты не угрожали непосредственно израильтянам, последние предпочитали избегать столкновений, но делить небо над Ливаном вечно не могли. Закончилось все весьма закономерно – уже в июне сирийцы впервые попытались перехватить израильские «Скайхоки», мирно бомбившие лагеря боевиков в Ливане. Такой наглости сирийцам простить не могли.

Надо сказать пару слов о тактике обеих сторон в этих столкновениях. Сирийцы, в общем, были реалистами и прекрасно понимали, что встреча с F-15 скорее всего станет для их самолетов фатальной, а потому стремились в первую очередь сорвать атаку израильтян и покинуть воздушное пространство Ливана до появления истребителей сопровождения. Израильтяне не стремились «бомбить любой ценой» и при появлении сирийцев достаточно оперативно выводили ударные самолеты в «зону ожидания» над Средиземным морем, что позволяло в том числе избегать возможных ошибок в идентификации противника.

Поначалу сирийцам удавалось успешно срывать израильские атаки и уходить безнаказанными. Это вынудило израильтян прибегнуть к организации в воздухе засад, в лучших традициях Войны на истощение. Собственно засады на сирийцев не были самоцелью, а лишь одной из задач истребительной группы сопровождения.

Засады как правило организовывались следующим образом – группа эскорта непосредственно сопровождала ударные самолеты, ударная группа – под прикрытием гор ожидала сирийцев. Часто в них оказывались лучшие из имевшихся пилотов. Эффективность перехвата обеспечивали средства РЭБ, основной задачей которых была постановка помех по каналу наведения сирийских истребителей, чтобы не успели сбежать, и радиоэлектронной разведки, по данным которой и наводилась засадная группа. Идея была в том, чтобы в нужный момент лишить сирийцев связи с командным пунктом, оставив их один на один с «Орлами».

Столкновение в воздухе было лишь вопросом времени, и 27 июня 1979 года сирийские и израильские летчики наконец встретились в бою.

Конец первой части 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: