Операция «Багратион». Часть IV: Чужая земля

bagration_4
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Операция «Багратион». Часть III: Русский паровой каток

Гонка к плацдармам

Наконец, совершенно отдельную историю составляет сражение, которое вел 1-й Белорусский фронт. Северное крыло фронта наступало на слабого противника без особых приключений.

В болотах Полесья свою специфику наступлению придавали действия речной флотилии. Благодаря невероятно разветвленной речной сети и обилию партизан в лесах русские сумели провести дерзкую операцию по освобождению Пинска: 11 июля катера с десантом, буквально прокравшись мимо немецких позиций, высадили на причалы стрелковый батальон, а затем доставили туда артиллерию. Городок пал в руки победителей как спелый плод.

Куда драматичнее шло сражение под Люблином и Брестом. Немецкий фронт пришел в смятение уже и на Украине. Конев все же начал то наступление, которого нацисты опасались весной, и теперь группа армий «Северная Украина» терпела крах. Резервы вермахта метались по пространству от Львова до Балтики, не успевая затыкать пробоины, поэтому немецкий корпус южнее Полесья, атакованный армиями Рокоссовского 18 июля, мог теперь лишь обреченно наблюдать, как стальной таран летит ему в лоб.

1Брест летом 1944 года 

Град снарядов опустошил немецкие траншеи в первые же сутки, дошло до того, что советской 2-й танковой армии пришлось догонять(!) ушедшую вперед пехоту. Поскольку припятские болота за несколько дней остались справа-сзади, два корпуса – танковый и конный – повернули под прямым углом и устремились на север, к Бресту. То есть, подвижный «молот» гнал неприятеля в районе Бреста на наступающую с востока пехотную «наковальню». 25 июля кусок 2-й немецкой армии наконец удалось вырвать из ее построения.

Поскольку сюда отошли слабые и ранее битые части, котел быстро схлопнулся. 28 июля Брест вместе с крепостью был взят в ходе короткого штурма. Прорыв быстро превратился в избиение бегущих. Германцы прорвались, оставив минимальное количество пленных, горы трупов и технику. В это время 2-я танковая армия наступала строго на запад, к Люблину.

2

Армии Богданова, уже нацелившейся на немецкие тылы в районе Бреста, пришел приказ с самого верха, из Ставки, разворачивавший ее на Люблин. Сам Богданов предпочел бы получить скальпы еще нескольких немецких дивизий, но на планы влияли уже не военные, а политические резоны. Сталину требовалось провозгласить просоветское польское правительство, и ему требовался крупный город.

Приказ из Ставки звучал недвусмысленно: «Не позже 26–27 июля с.г. овладеть городом Люблин, для чего в первую очередь использовать 2-ю танковую армию Богданова и 7 гв. кк Константинова. Этого настоятельно требуют политическая обстановка и интересы независимой демократической Польши».

3Русские в Люблине 

Тем не менее, у Богданова имелась еще одна задача: захватить плацдармы за Вислой. Крупная река могла стать серьезным препятствием, ее требовалось преодолеть как можно быстрее и при наименьшем сопротивлении неприятеля. Поэтому часть сил Второй танковой наступала на Демблин и Пулавы в обход Люблина. Вырвавшись на западный берег, Богданов мог позволить себе самые смелые варианты действий.

Танкисты проехали катком по шоссе, давя толпы тыловиков, уходящих из Люблина, и завязали бой за сам город. Нехватка мотопехоты не давала его эффективно зачистить, более того, командарм Богданов, наблюдавший за штурмом с переднего края, был ранен, и армию возглавил начштаба Радзиевский. В Люблине началось восстание Армии Крайовой, к нему подтянулись все части армии, не бившиеся за город с самого начала, и к 25 июля, то есть на третий день штурма, Люблин был взят вместе с группенфюрером СС, командовавшим обороной и еще двумя тысячами пленных.

5Майданек. Обувь жертв лагеря

Попутно удалось освободить лагерь смерти Майданек. Шофер Михаил Городецкий рассказывал позднее: «У меня был приказ машину не оставлять. Сижу в машине, а тут подходит один лейтенант: «Ты что сидишь?! Там твои братья, а ты сидишь в машине! Иди их выручай!» Я взял автомат и пошел.

Лагерь был уже окружен со всех сторон, там оставались власовцы, они сдавались в плен. Я в этом лагере увидел страшные вещи! За проволочным заграждением было очень много детей. Потом там дальше, за проволокой, бараки стояли, у них были замурованы входные двери – туда людей загнали, и они не могли выйти. Дальше стояли бочки, в которых был пепел из людей, немцы забирали его себе на поля. В этих бочках и кости были, и куски черепов, и что хотите. А рядом столько детских колясок было, страшно сказать!

В крематории одна комната была, где лежали убитые, вторая комната, где вытаскивали зубы и челюсти, в третьей комнате раздевали, а в четвертой комнате палили. Туда, где палили людей, я не пошел – уже не мог этого вытерпеть. Может быть, и мои родные были там. Так тяжело было на душе… Я места себе не находил, не мог дальше ехать».

6Осмотр печей в Майданеке 

Однако форсировать Вислу сходу не получилось, мосты взлетели на воздух, и армия устремилась на север, по восточному берегу реки. Сложилась занятная ситуация: танкисты шли перпендикулярно пехоте, пересекая их линию наступления.

Прорыв в Люблин сразу же резко обострил положение в глазах эмигрантского польского правительства. В городе тут же объявился Польский комитет национального освобождения – просоветская организация, направляемая и поддерживаемая из Москвы. В отличие от эмигрантов, новое правительство находилось в Польше и контролировало ее значительную часть.

А в это время пехота захватывала плацдармы на Висле. Противник был слаб, местами просто отсутствовал. Плацдармов захватили сразу два – у Магнушева и Пулавы. Неудачу потерпела только 1-я армия Войска Польского.

7РККА форсирует Вислу 

Если советской стороне пришлось просто менять планы на ходу, то немцы находились перед лицом катастрофы и должны были пожарными темпами латать разгромленный фронт. Командующий группой армий «Центр» Вальтер Модель использовал для восстановления целостности своих оборонительных линий резервы, благо генштаб Рейха, осознав масштаб угрозы, принялся швырять дивизии на фронт как уголь в топку паровоза. В частности, Модель получил целый пакет танковых соединений из тыла и с других фронтов.

Эти резервы включали армейские танковые дивизии, дивизии СС «Викинг» и «Тотенкопф» («Мертвая голова»), а также «танко-парашютную» дивизию «Герман Геринг». Эти силы Модель намеревался использовать для сильного контрудара во фланг советским авангардам и восстановления положения.

Однако пока резервы выдвигались и сосредотачивались, Моделю требовалось любым способом заткнуть пустоту, зияющую в боевых порядках между Радомом и Варшавой. Пока эту пробоину затыкала 9-я полевая армия. Эту армию пришлось собирать заново после гибели ее основных сил в Бобруйском котле в конце июня, поэтому на конец июля она представляла собой жалкое зрелище.

8«Пантера» танковой дивизии СС «Викинг» под Варшавой, август 1944 года 

Свои подвижные резервы Модель развертывал на восточном берегу Вислы, и их сосредоточение надо было каким-то образом прикрыть. На эту роль были назначены 73-я пехотная дивизия и уже прибывшие части «Германа Геринга» – разведбат и часть артиллерии. Все они были сведены в «группу «Франек», названную так по фамилии командира, австрийского генерала Франека. Эти войска занимали оборону в районе Гарволина, южнее Варшавы на восточном берегу Вислы фронтом на юг. До прибытия свежих резервов им предстояло пережить мощный удар танковой армии.

Вечером 26 июля мотоциклетный авангард армии Радзиевского вышел к Гарволину и сходу начал сражение. Вслед за ним с неприятелем быстро сходились два танковых корпуса. Радзиевский имел 549 танков и САУ и, таким образом, мог нанести достаточно мощный удар. Сам Гарволин был атакован небольшими силами, всего одной мотострелковой бригадой, основные удары пришлись по флангам группы Франека. Позиции немцев западнее и восточнее Гарволина были разбиты, и, чтобы не попасть в окружение, немцы отошли на север. Тем временем, к Франеку тонким ручейком текли подкрепления, новые части «Геринга» и танки 19-й дивизии.

9

Пехота немцев постепенно снималась с доски: один из полков группы Франека был уже разгромлен, остальные понесли тяжелые потери. Немцы противодействовали прорыву русских в основном разрозненными боевыми группами, на лету собираемыми из подходящих частей танковых дивизий.

Особенно ухудшал положение немцев подход третьего из корпусов армии Радзиевского. Постоянными контратаками они пока могли сдерживать наступление русских, но бросание резервов в бой «с колес» приводило к высоким потерям. Несмотря на то, что по пехоте и артиллерии немцы постепенно приобретали численное преимущество, а их бронированный кулак постоянно наращивался, дезорганизация обороны и ведение сражения собираемыми на лету боевыми группами дорого им стоило. Фронт группы Франека рассыпался, сам он попал в плен, однако прибывающие резервы уже позволяли немцам надеяться переломить ход битвы.

10Допрос генерала Франека 

30 июля Радзиевский принял спорное и рискованное решение, одно из важнейших для хода и исхода битвы: 3-й танковый корпус, наступающий успешнее всех, был брошен в прорыв к Воломину и Радзимину, на запад. Корпус должен был глубоко обойти Варшаву с востока. Достоинство этого замысла состояло в глубоком охвате немецких позиций, однако 3-й танковый корпус должен был расходиться веером в неприятельском тылу, а ведь на его флангах продолжали накапливаться немецкие боевые группы. Тем более, избитую группу Франека подкрепили россыпью подразделений, включая пехотные батальоны, саперов, гаубицы, зенитные орудия и противотанковые самоходки. Радзиевский пропустил момент, когда резервы, подходящие к немцам, привели к качественному изменению ситуации.

К этому моменту немцы обладали уже значительным численным преимуществом. Группировка, накопленная Моделем, насчитывала более пятидесяти тысяч человек при шести сотнях танков в двух корпусах. К слову, для пяти танковых и пехотной дивизии, а также многочисленным частям усиления в районе Варшавы это все равно очень мало, и такая ситуация отражает, с одной стороны, потери, с другой – все еще неполное сосредоточение дивизий в районе баталии.

12Вальтер Модель 

Русские могли противопоставить им только 32 тысячи бойцов и несколько более четырехсот боевых машин. Советские танковые корпуса – кроме 3-го – уже увязли в немецкой обороне. Модель понимал, что у него появился шанс провести результативное контрнаступление.

Днем 30 июля одна из бригад 3-го танкового корпуса в глубине немецкой обороны была неожиданно атакована во фланг. К этому моменту корпус был уже отрезан от основных сил армии. Радзиевский не приказал ему отходить, рассчитывая на скорый подход стрелковых дивизий, однако теперь немцы контратаковали по всему фронту, и события развивались быстрее, чем ожидал советский командующий. Еще 30 числа он ставил наступательные задачи и планировал штурм Праги, восточного варшавского предместья, а 31 июля немецкие контрудары обрушились на советские войска со всех сторон.

В это время в Варшаве лидеры местного вооруженного подполья готовились реализовать план «Буря». Суть этого плана состояла в тонком выборе момента: требовалось начать восстание после коллапса немецкой обороны, но до прихода советских войск, и перехватить власть в польской столице. Из оккупированного города казалось, что сейчас – самое время.

13Начало Варшавского восстания: поляки из Армии Крайовой хвастаются экспроприированной эсесовской повязкой. Лица еще уверенные, все уверены, что дела идут хорошо 

В течение 20-х чисел из Варшавы бежали полиция и фольксдойчи. 31 июля Антоний «Монтер» Хрусцель, командующий польскими партизанами в Варшаве, лично поехал в Прагу, на восточный берег Вислы. Бои шли уже в пяти километрах от Варшавы, канонаду было отлично слышно, отдельные советские танки даже пробились в Прагу, правда, были отброшены или сожжены. В итоге Монтер решил, что пора выступать, и восстание в Варшаве началось 2 числа.

Между тем, уже 31 июля для русских и речи не было о прорыве в Прагу. 3-й танковый корпус изнемогал под ударами наступающих со всех сторон танковых батальонов вермахта и СС. На рассвете 1 августа армия получила приказ о переходе к обороне, но она уже и так фактически защищалась.

2 августа удары немцев со всех сторон заставили 3-й корпус сдать Радзимин. Отчаянные бои не остановились, корпус встал ежом и отбивался от наступающих по раскаленным солнцем равнинам немцев. 2 и 3 августа две бригады корпуса были полностью окружены. Командиры обеих бригад погибли. Немцы отчаянно стремились полностью уничтожить основные силы 3-го корпуса.

14Эсесовский танк (дивизия «Мертвая Голова») во время боев в Восточной Польше 

Однако разгром окруженных в котле не состоялся. Снаружи 8-й гвардейский танковый корпус прорубил к окруженным узкий коридор. В ночь на 4 августа последние крупные группы окруженцев вышли на позиции 8-го корпуса. Обе побитые бригады были выведены в тыл на восстановление, оставшиеся подчинены 8-му. Надо отдать должное командованию армии: была даже организована поисково-спасательная операция ради того, чтобы вытянуть оставшиеся группы прорывающихся из котла. Впрочем, спасение окруженных еще не означало остановки сражения.

Второй танковой армии серьезно помогли перемены на других участках фронта. 1 августа армия Чуйкова захватила южнее плацдарм у Магнушева, и Моделю пришлось перебросить туда часть сил от Варшавы. К месту сражения подошли стрелки советской 47-й армии и кавалерия 2-го гвардейского кавкорпуса.

Свежие крупные соединения переломили ситуацию. Подкреплений было недостаточно для разгрома немецких дивизий, но все последующие немецкие атаки разбились об оборону русских в районе Окунева. 8 августа безуспешное бодание прекратилось. Вскоре оба корпуса, избежавших окружения, были переброшены на другие участки для обороны от немецких контрударов, сдав позиции в районе Варшавы пехоте. На несколько недель на подступах к польской столице наступило затишье.

15

Сражение под Варшавой важно в нескольких отношениях. Во-первых, Моделю удалось не допустить нового развала линии фронта группы армий «Центр». Фельдмаршал задействовал все имеющиеся у него – весьма многочисленные – резервы и спас вермахт от новой катастрофы, положив некий предел феноменальным успехам русских в операции «Багратион». С другой стороны, эта битва продемонстрировала, что преимущество вермахта на тактическом уровне осталось в прошлом: ни численное превосходство, ни наличие многочисленных «Пантер» не помогли уничтожить окруженные бригады, и в целом для 50-тысячной группировки, наступающей на 30-тысячную советскую армию, такой ограниченный успех выглядит откровенно бледно.

Для русских такая малоприятная пощечина оказалась демонстрацией того, как вредно увлекаться безоглядным наступлением в условиях неизвестности сил противника и отрыва от основных сил фронта. Впрочем, 2-я танковая армия показала способность справиться с тяжелым кризисом и в целом проявила себя как крепкий орех, который неприятелю так и не удалось разгрызть.

16Рокоссовский в польской форме 

Наконец, битва под Варшавой стала фатальной для восстания Армии Крайовой в польской столице. План выступления целиком строился на том, что русские достаточно быстро выбьют немцев из окрестностей Варшавы, однако резкая остановка наступления армии Радзиевского буквально за несколько часов до начала восстания привела к тому, что поляки остались один на один с карательными соединениями СС и после долгой мучительной осады были разгромлены.

Впрочем, последнее для интересов русских в послевоенном мире оказалось к лучшему, так что вопрос, стоит ли из-за этого сильно расстраиваться – прим. ред.

В это время немцы пытались сбросить неприятеля с плацдармов за Вислой. Хотя плацдармы атаковались со всей энергией, в конечном счете бои выродились в лобовые атаки. Эти сражения дорого стоили советским войскам: 8-я гвардейская армия потеряла у Магнушева 35 тысяч человек, значительно больше, чем год спустя под Берлином.

Однако немецкие силы иссякли. Обе стороны были не в состоянии больше продолжать крупные сражения в центральном секторе советско-германского фронта. Операция «Багратион» закончилась.

По делам рук их воздай им

Сражение в Белоруссии обернулось полной катастрофой вермахта. В течение двух месяцев немцы лишились нескольких сот тысяч человек погибшими и пленными (цифры называются разные, но обычно от 300 до 500 тысяч солдат). Для РККА это грандиозное побоище также не стало легкой прогулкой: погибло около 180 тысяч красноармейцев. Однако результат оказался почти невероятным.

Все возможности вермахта свести войну к ничьей испарились. За два месяца была освобождена вся Белоруссия, часть Украины, восточная Польша, часть Прибалтики. Успех вызвал обвал немецкого фронта по принципу домино: после таких потерь вермахт не мог залатать дыры нигде, резервы Рейха показали дно: триумф «Багратиона» помог и войскам, прорывающимся через Украину, и наступающим в Прибалтике. Общее исчерпание резервов сказалось даже на фронте в Румынии и, пожалуй, на Западном фронте. Взаимное влияние Белорусской операции и высадки в Нормандии часто недооценивается, а между тем, операции на противоположных концах Европы дали сокрушительный кумулятивный эффект: нацисты нигде не могли сосредоточить силы и повсюду потерпели крах.

18Немцы в Восточной Пруссии сооружают укрепления, которые все равно не помогут 

Немцы потеряли массу опытных солдат и командиров. Многие дивизии, уничтоженные в Белоруссии, и старшие офицеры, погибшие или плененные там, воевали на Восточном фронте с самого начала. К примеру, 45 пехотная дивизия, уничтоженная в Бобруйском котле, штурмовала Брестскую крепость в июне 41-го. Георг Пфайффер, командир 6 корпуса, погибший под Витебском, также был ветераном, участвовавшим еще в сражении за Киев 1941 года.

Армии на центральном направлении ни в количественном, ни в качественном отношении никогда не сумели оправиться от удара лета 1944 года. В январе 45-го, когда началась Висло-Одерская операция, немцы в этом районе все еще были очень слабы.

Если говорить о причинах, приведших к такому успеху, то можно констатировать: важнейший этап боя – подготовка к нему. Серией мероприятий русские создали у противника совершенно превратное впечатление о своих планах. Нацистов обманули и нанесли сокрушительный удар на направлении, которое те считали второстепенным. В итоге, битва была выиграна еще до ее начала. Вопрос состоял только в том, как именно будет выглядеть катастрофа вермахта, но уже не в том, будет ли катастрофа как таковая. Тактическое мастерство русских выросло достаточно, чтобы успешно реализовать стратегическую задумку, а работающая на полных оборотах промышленность позволила буквально завалить противника массой техники и снарядов.

Шаги командора гремели все громче. Рейх, терпя поражение за поражением на западе и востоке, катился к печальному финалу.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Илья Батов

    Отлично! Спасибо большое!

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: