Операция «Карнавал»: удар из могилы

karnaval_gotov
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

История Второй мировой знает немало случаев ликвидации коллаборационистов или высших должностных лиц оккупационного режима. В связи с тем, что во время войны длительную оккупацию значительных территорий, как в географическом, так и в демографическом плане, проводила только одна сторона – Германия и её союзники, – наиболее известны акции по устранению функционеров именно нацистского режима. Тем не менее, известен как минимум один громкий пример, когда судьба Рейнхарда Гейдриха и Вильгельма Кубе настигла представителя противоположной стороны. Как ни странно, тоже немца и тоже подданного Великогерманского Рейха.

Город Ахен, расположенный практически на стыке границ Германии, Бельгии и Нидерландов, имеет древнюю и богатую событиями историю. Основанный ещё римлянами, в начале IX века он стал центром империи Карла Великого, по сути, столицей Европы, впервые объединённой со времён падения Римской империи. Грандиозное здание Ахенского собора до сих пор напоминает о временах, когда Ахен был центром политической жизни Старого Света. До середины XVI века именно в этом соборе короновались императоры Священной Римской империи. Реформация подорвала политическое значение города, но в ходе довольно упорной межконфессиональной борьбы город остался за католиками, превратившись в важный культурный центр католической Германии. Перед Второй мировой войной здесь проживало примерно 160 тысяч человек.

1Ахенский собор на открытке начала XX века

К сентябрю 1944 года, после освобождения Франции и Бельгии, войска союзников вышли к Линии Зигфрида – комплексу оборонительных сооружений на старой довоенной границе Германии. На центральном участке линии, в зоне ответственности 1-й американской армии, находился и Ахен, подготовленный к обороне и заблаговременно эвакуированный – в городе осталось чуть больше 10 тысяч жителей.

После взаимного сосредоточения сил 2 октября началась битва за Ахен. Преодолев упорнейшее сопротивление немцев (в том числе частей легендарной 1-й дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер»), 26-й полк 1-й американской пехотной дивизии 13 октября ворвался в город. Городские бои продолжались ещё неделю и завершились только 21 октября. Взятие Ахена обошлось американцам в 5 тысяч убитых и раненых, немцы потеряли примерно столько же, ещё 5,5 тысяч человек попали в плен.

После взятия Ахена подразделения 1-й армии США пошли дальше в Хюртгенский лес, где их ждала эпопея, продолжавшаяся до декабря. Позади остался первый взятый антигитлеровской коалицией собственно немецкий город, уничтоженный на две трети, с 11 тысячами жителей в придачу. Как и всякая оккупационная власть, американцы принялись искать людей, которые помогли бы им наладить управление на занятой территории. Очень быстро они нашли такого человека – его звали Франц Оппенхоф.

2M4 Sherman и М10 Wolverine в Ахене, октябрь 1944 года

Оппенхоф родился в Ахене в 1902 году в уважаемой семье: отец – школьный инспектор, дед и дядя – главы районного суда. Окончив Кёльнский университет и став юристом, Франц в 1933 году открыл свою юридическую контору. Будучи набожным христианином (в университете он состоял в студенческой корпорации католических учащихся), Оппенхоф при нацистах показал себя действительно смелым и независимым человеком: он не вступил в партию, а его фирма не боялась защищать евреев и репрессированных священников в суде.

Гестапо характеризовало его как «ненадёжного», провело ряд обысков в офисе юриста, пока, наконец, юридическая фирма Оппенхофа не была принудительно закрыта. С апреля 1942 года Франц был юридическим консультантом и заместителем управляющего директора в местной оборонной фирме «Veltrup & Co». Работа на предприятии такого рода давала ему «бронь» от призыва в Вермахт.

В сентябре 1944 года при приближении американцев Оппенхоф вместе с женой и тремя детьми перешёл границу Бельгии, где оказался в расположении войск союзников: то ли он не хотел принудительной эвакуации во внутренние районы Германии, то ли опасался, что гестапо попробует расквитаться с ним перед падением города.

Когда американцы окончательно закрепились на территории и начали искать подходящие кандидатуры на должность обер-бургомистра, то обратились за помощью к католическому епископу Ахена. Тот, судя по всему, и порекомендовал члена студенческой корпорации католиков (как известно, «бывшими» члены таких объединений не бывают) Франца Оппенхофа как оптимальную кандидатуру на пост первого постнацистского обер-бургомистра в Ахене и во всей Германии.

31 октября Оппенхоф принял присягу на Библии, пообещав не делать ничего во вред своим согражданам, немецкому народу и армии, а также призвав соотечественников вместе строить «новую, праведную и справедливую Родину для всех».

3Франц Оппенхоф

Довольно любопытно узнать, какую именно «праведную и справедливую Родину» собирался строить Оппенхоф. В декабре 1944 года в Ахен прибыл американский историк и политолог Сол Падовер, работавший на отдел психологической войны, чтобы оценить взгляды местного населения на текущую ситуацию и дальнейшие перспективы в стране. В январе 1945 года он составил рапорт, в котором констатировалось, что руководящая верхушка Ахена в лице обер-бургомистра Оппенхофа, епископа и членов городского совета (преимущественно промышленников) вынашивает идеи создания авторитарного, иерархического, бюрократического клерикального общества, чуждого либеральной демократии – в общем, все практически по Шпенглеру.

По словам Падовера, к работе в городской администрации привлекались даже бывшие нацисты, в то время как от услуг социал-демократов, коммунистов и членов профсоюзов власти отказывались. Одним словом, идеи Оппенхофа со товарищи в принципе были схожи с идеями части заговорщиков 20 июля, которых как раз вешали в Рейхе в те месяцы. Это были классические старые добрые пруссаки, превозносившие бюрократию, дисциплину и Церковь, но для нацистов они были такими же врагами, как остальные.

В начале октября 1944 года официальная газета СС «Das Schwarze Korps» объявила, что любой немецкий госслужащий, посмевший сотрудничать с врагом, будет уничтожен в течение месяца. Личность Оппенхофа пытались скрыть, но скоро в Берлине всё же узнали, кто стал обер-бургомистром Ахена при новой власти. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер поручил обергруппенфюреру (аналог генерала рода войск в Вермахте) Гансу Адольфу Прютцману организовать убийство Оппенхофа.

Ещё в сентябре Гиммлер назначил Прютцмана, бывшего руководителя СС в оккупированных Латвии и Украине, «Генеральным инспектором по специальной обороне». В рамках своих полномочий тот должен был организовать элитное подразделение «Вервольф» (некий аналог британских коммандос), которые организовывали бы диверсии и саботаж на занятых антигитлеровской коалицией территориях. К концу 1944 года в «Вервольфе» состояло около 5 тысяч человек, основными центрами подготовки были Берлин и замок Хюльхрат на Нижнем Рейне. Именно «выпускникам» этого замка суждено было стать карающим мечом в руках агонизирующего Рейха.

4Обергруппенфюрер Ганс Прютцман

Группу ликвидаторов возглавил унтерштурмфюрер (лейтенант) Герберт Венцель. Кроме него туда входили унтершарфюрер (унтер-офицер) Йозеф Ляйтгеб, два бывших пограничника Карл-Хайнц Хеннеман и Георг Хайдорн, 16-летний член Гитлерюгенда Эрих Моргеншвайс и 23-летняя Ильза Хирш – гауптгруппенфюрерин (капитан) из Союза немецких девушек (BDM), которая занимала пост в Юнгмедельбунде – подразделении BDM для девочек 10–14 лет.

Девушка и юноша выполняли функции разведчиков и прикрытия, местные пограничники служили проводниками по знакомым местам, непосредственное исполнение задания лежало на эсэсовцах. Операции было дано кодовое название «Карнавал».

В ночь на 20 марта 1945 года группа десантировалась с трофейного B-17 в окрестностях Ахена. Убив голландского пограничника, они устроили наблюдательный пункт в окрестностях города. В ходе десантирования Ильза Хирш отбилась от группы, а потому самостоятельно добралась до Ахена. Будучи уроженкой этих мест, она нашла своих знакомых из BDM, от них и узнала место проживания Оппенхофа. Вскоре она встретилась с членами своей группы, которые также проводили разведку.

5Предполагаемое фото Ильзы Хирш. Симпатичная, правда? 

Вечером 25 марта в вербное воскресенье к дому 251 на Эйпенер-штрассе подошли три человека: Венцель, Ляйтгеб и третий неустановленный (называются как Хеннеман, так и Хирш). Венцель и Ляйтгеб были одеты в форму лётчиков Люфтваффе, якобы сбитых в окрестностях Ахена. Оппенхофа не оказалось дома, он был на ужине у своего коллеги, однако кто-то из домочадцев всё-таки сходил и позвал обер-бургомистра принять срочных гостей. Войдя в дом, оба гостя представились сбитыми лётчиками и попросили переправить их на немецкую сторону. Оппенхоф отказался, вместо этого принялся убеждать их сдаться американцам ввиду безнадёжного положения Германии.

Командир операции Венцель выхватил пистолет с глушителем и направил его на Оппенхофа. Тем не менее, возникла заминка: от волнения унтерштурмфюрер забыл текст приговора германского руководства, который он должен был зачитать коллаборационисту перед смертью. Возможно, на него подействовали и слова Оппенхофа о бессмысленности дальнейшего сопротивления. Тогда инициативу взял Ляйтгеб. С криком «Хайль Гитлер!» он застрелил Оппенхофа из своего пистолета. Вероятно, третий член команды в это время перерезал телефонный провод. Американский патруль прибыл практически сразу после исчезновения диверсантов, но было уже поздно.

На следующий день команда начала пробираться на восток, но попала на немецкое же минное поле. Непосредственный убийца Оппенхофа Ляйтгеб подорвался на мине, Хирш, Моргеншвайс и Хайдорн получили ранения. Девушку и юношу пришлось оставить, позже их подобрали местные жители. Оставшиеся трое укрылись в схроне, недалеко от города Мехерних. Венцель решил остаться здесь и не возвращаться в Рейх. Он работал на местной ферме до августа 1945 года, после чего исчез в неизвестном направлении. Хеннеман и Хайдорн попытались переправиться через Рейн, были задержаны и отпущены американцами и отправились дальше на восток под предлогом поиска своих жён, эвакуированных из Ахена.

31 марта печатный орган НСДАП «Völkischer Beobachter» уведомил своих читателей, что «согласно официальным сообщениям британского информационного агентства Reuters, этого бесчестного наймита стран-противников, короткое время осуществлявшего бесславные обязанности, настигла справедливая кара».

6Мемориал Францу Оппенхофу

За два дня до убийства Оппенхофа, 23 марта, Йозеф Геббельс явил Германии и миру один из последних образцов своего ораторского искусства. В речи, посвященной «Вервольфу», рейхсминистр пропаганды призвал каждого немца сражаться до смерти, неважно, находится он на оккупированной территории или нет. Таким образом нацистское руководство обозначило свой отказ от использования «Вервольфа» как аналога диверсантов-коммандос, намереваясь превратить организацию в сеть партизан-подпольщиков. Крупных успехов на этом поприще им добиться было не суждено: максимум, на что оказались способны вервольфовцы, так это на единичные убийства солдат антигитлеровской коалиции, а также собственных солдат-дезертиров и прежде всего гражданских лиц, заподозренных в предательстве.

Доказательств, что «Вервольф» причастен к крупным диверсиям в оккупированной Германии, вроде смерти первого советского коменданта Берлина Николая Берзарина или взрыва американской штаб-квартиры в Бремене, так и не появилось. Убийство Франца Оппенхофа зачастую называют одним из успехов «Вервольфа», но тут нужно подчеркнуть, что ликвидацию осуществили не партизаны-подпольщики, а подготовленные диверсанты, заранее переброшенные за линию фронта.

В 1949 году британцы, в чьей зоне оккупации находился Ахен, сумели поймать четверых участников операции «Карнавал» (кроме исчезнувшего Венцеля). Помимо них на скамье подсудимых оказались и некоторые руководители «Вервольфа» (сам глава организации Прютцман покончил с собой в мае 1945 года). Приговор суда диверсантам и их начальству оказался на удивление гуманным: Хирш и Моргеншвайса оправдали, остальных подсудимых приговорили к срокам от одного до четырёх лет.

Все они были отпущены на свободу в начале 1950-х годов. Позже выяснилось, что председательствующий на процессе судья был членом НСДАП с 1937 года, бывшими партийцами оказались ещё несколько членов суда.

В память о Франце Оппенхофе городские власти Ахена переименовали улицу Кайзераллее в Оппенхофаллее, где поставили ему мемориал. Католическая церковь, верным сыном которой он был, включила его в мартиролог немецких мучеников XX века.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: