Осада Сараево. Часть I: Под небом голубым

Сараево_1
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Часть I. «Под небом голубым…»

«Сараево (босн., хорв., серб. Sarajevo, тур. Saraybosna) – город, столица Боснии и Герцеговины и её части – Федерации Боснии и Герцеговины. Административный центр Сараевского кантона. Образует муниципальное образование «город Сараево», разделённое на четыре самоуправляемых района.

Население – 369,5 тысячи человек (2013), или 10 % населения Боснии и Герцеговины. В результате войны 1992-1995 годов многократно сократилась доля сербов, проживающих в городе.

Расположено в межгорной котловине на берегах реки Миляцки, на территории Федерации Боснии и Герцеговины. С южной стороны к Сараеву непосредственно примыкает его бывшая часть — ныне город Источно-Сараево, расположенный на территории Республики Сербской», – сухие строчки научно-популярной статьи не могут передать всего великолепия, которым обладало Сараево в 1988 году. Подлинная жемчужина СРБиГ, столица республики была известна своим Старым Городом, в котором причудливо смешивались турецкие и австро-венгерские постройки, а также множеством олимпийских объектов, выстроенных специально к Зимней Олимпиаде 1984 года.

рис 1Вечернее Сараево в 80-х годах

В городе практически без каких-либо проблем уживались сербы, хорваты и мусульмане. Под колокольный звон звучали азаны, призывавшие правоверных на молитву и под извращенный ныне клич «Аллаху акбар», доносящийся с минаретов, христиане устраивали крестные ходы. Несмотря на то, что республика была самой бедной в Югославии (даже беднее откровенно нищей сейчас Македонии), люди жили дружно, казалось бы, забыв события Второй мировой. Экономический кризис, начавший истощать экономику СФРЮ еще в начале 80-х, здесь был заметен меньше всего. Свою роль в этом опять же сыграла бедность и аграрность республики – будучи изначально дотационной, она продолжила висеть камнем на шее бюджета Югославии, вместе с тем все же не принося новых убытков.

Город был разделен на десять районов: Стари-Град, Центр, Ново-Сараево, Нови-Град, Вогошча, Илиджа, Илияш, Пале, Трново и Хаджичи, зажатых между горами Игман, Требевич, Яхорина, Белашница, Трескавица. Таким образом, Сараево оказывался в кольце из гор и прекрасно простреливался в обе стороны, чем в свое время воспользовались партизаны Тито в марте-апреле 1945 года, выдавив из города равные им по численности войска немцев.

В 1991 году население города составляло 527 тысяч человек, из которых 49% было мусульманами, 30% – сербами, 11% – югославами и 7% – хорватами. При этом сербы в основном селились на окраинах города – в Грбавице, Ново-Сараево, Пале. В шести муниципалитетах мусульмане составляли подавляющее большинство, несмотря на это, национальности все равно постепенно перемешивались.

Ситуацию, разумеется, кардинально поменял всплеск национализма в Югославии. В статье про бои за Посавину уже указывались обстоятельства прихода к власти в Боснии трех националистических партий трех же народов, поэтому вновь подробно останавливаться на нем автор не будет. Упомянем лишь то, что в итоге почти все места в Скупщине Союзной Республики Боснии и Герцеговины получили представители трех радикальных партий: сербской (СДС), мусульманской (СДА) и хорватской (ХДС). Подобный демарш разом сказался на обстановке в городе. Мусульманское «возрождение», пропагандируемое «Партией демократического (sic!) действия (sic!)» привело к появлению в городе большого количества молодчиков, желающих, как ни странно, не умереть, а убивать во славу Аллаха. В городе то и дело завязывались драки, каким-то чудом заканчивавшиеся малой кровью. Разумеется, почувствовав свою власть, партии начали формировать и верные им вооруженные силы.

К тому же, началось еще известное по Хорватии стремительное раздувание штатов полиции. Мусульманские и сербские общины практически утроили штаты полиции, получив на доброе дело по охране порядка (не уточняя, впрочем, от кого) большое количество стрелкового вооружения и несколько БТР.

Помимо взятия под контроль полиции, Изетбегович и Бобан организовали еще и свои собственные вооруженные силы. Все те молодчики, нападавшие на сербов, входили в так называемую «Патриотическую Лигу Нации». Они начали потихоньку прибирать к рукам местные склады с оружием и снаряжением для сил ТО. Примечательно, что практически вся сеть «ПЛН», включая отряды спецназа «Зеленые береты», была практически сразу же вскрыта силами военной контрразведки КОС (Контраобавештајна служба – контрразведка). Александр Васильевич, начальник военной контрразведки Югославской Народной Армии, позднее писал, что согласно данным КОС, под ружьем у Изетбеговича имелось 50 000 человек, объединенных в 4 дивизии, 3 полка, 55 батальонов и 62 отдельных роты, взвода или команды. Всего имелось 9 региональных командований, каждое из которых (за исключением Санджака) будет организовано в корпус Армии БиГ.

рис 2Бойцы «Патриотической Лиги»

У хорватов вооруженные силы были куда более лоскутными, поскольку националистических партий имелось две, и каждая из них принялась сколачивать свою армию. Первой из них была уже печально известная ХДС. Ее вооруженные силы – ХВО, Хрватске Вече Одбране, Хорватский Совет Обороны – насчитывало 20 000 штыков, организованных на основе ТО в каждой общине, где проживали хорваты.

рис 3Солдаты ХВО

Их противником выступала ХСП – Хрватска Странка Права (Хорватская Партия Права) – которая в пику ХДЗ создала свои отряды, довольно пафосно обозвав их Хрватске Оружане Снаге (Хорватские Вооруженные Силы). Их командиром назначили Миле «Ястреба» Дедаковича, бывшего коменданта Вуковара, в независимой Хорватии попавшего в тюрьму за излишний национализм. Вышедший из тюрьмы и обиженный на весь белый свет, он с откровенной радостью примкнул к ХСП, в открытую проповедовавшей времена Независимого Государства Хорватия. Силы ХСП едва достигали 5000 человек, однако, в отличие от ХВО, никогда не имели проблем с мусульманами и охотно поддерживали Изетбеговича, в то время как Совет Обороны следовал политике Туджмана и Милошевича по расчленению Боснии.

рис 4Бойцы ХОС

На этом фоне вооруженные силы, подконтрольные Радовану Караджичу, выглядели откровенно бледно. Сербы упускали самое важное – время, совершенно не организуя свои разрозненные отряды ТО. Руководство Сербской Демократической Партии (СДС, Српска Демократичка Странка) полагало, что они смогут остаться в любом случае в составе Югославии, и их будет защищать Югославская Народная Армия. Отряды же самообороны им нужны только для самозащиты от залетных банд ПЛН и ХОС, следовательно, и потребности в их организации в какое-то подобие вооруженных сил не требуется.

ТО насчитывало 60 тысяч человек, не имевших, в отличие от хорватов и мусульман, общей организации. Личный состав МВД насчитывал около 16 000 человек, однако для боевых действий могли быть использованы не более 8 тысяч – кто-то должен все же работать по специальности. Эти восемь тысяч штыков и составляли единственный оперативный резерв и боевую силу СДС на всю подконтрольную сербам территорию.

рис 5Сербский ополченец

Зато силы ЮНА выглядели куда как более значительно. Несмотря на частичный провал мобилизации, в распоряжении югославских генералов оказалось 110 тысяч человек (сербов и черногорцев, остальные сбежали), 500 танков и ББМ, 550 орудий калибра выше 100-мм, 48 РСЗО, 350 тяжелых минометов, 120 истребителей и бомбардировщиков, 40 ударных и 30 транспортных вертолетов. Велся интенсивный набор добровольцев под командованием офицеров ЮНА. Такое количество сил и средств даже при отсутствии помощи со стороны СДС позволяло просто расплющить мусульман и хорватов в тонкий блин, однако Белград оставался поразительно молчалив. Милошевич решил воевать чужими руками, с помощью СДС и Караджича «распилив» Боснию с Туджманом.

По итогам весеннего самовооружения в одной маленькой Боснии начали действовать четыре (практически пять) разнонаправленные вооруженные силы. Оставалось только ждать, пока какая-либо из сторон не возьмется за оружие, либо кого-нибудь объявить в открытии огня. Виноватый нашелся быстро – Радован Караджич и роковые выстрелы 6 апреля 1992 года (хотя война уже шла чуть больше месяца, но никого это не волновало).

Радован Караджич родился в 1945 году в Петнице, Черногория. Его отец, Вук Караджич, был четником и попал в плен к ОЗНА – силам безопасности партизан Тито. Каким-то образом выжив при расстреле, он получил пять лет тюрьмы и вышел на свободу в 1950-м. В 1960-м они всей семьей переехали в Сараево, где в 1971-м году Радован закончил медицинский факультет Сараевского университета по специальности неврозы и депрессия. Работал по специальности в городской больнице. В 1983-м году попал под суд вместе с другом, Момчило Краишником, по обвинению в нецелевом расходовании кредита, но был оправдан.

рис 6Радован Караджич, антропометрика. Сделана в 1984 году во время нахождения под следствием по делу о растрате кредита

В 1989 году настал его звездный час. Доселе ни разу не замеченный в национализме, в июле того года он создал СДС и провозгласил целью партии воссоединение сербов в рамках единого государства. На выборах 1990 года СДС получило почти все голоса сербского населения Боснии. Его друг Краишник стал спикером Скупщины БиГ. Было объявлено, что сербы будут находиться в составе Боснии до тех пор, пока сама Босния находится в составе Югославии. А потому, когда в январе Алия Изетбегович торжественно объявил о мусульманской самостийности, сербы принялись формировать параллельное правительство на подконтрольных территориях, объявив себя частью Югославии, а затем и совсем независимыми.

рис 7Караджич выступает в Скупщине БиГ

Не следует, впрочем, идти на поводу у мусульмано-европейской пропаганды и воображать себе СДС партией четников и идеологических националистов. Та национальная риторика, которую употреблял Караджич, была исключительно внешней. Большая часть руководства партии пришла прямиком из распущенного Союза Коммунистов Югославии и всецело оглядывалась на Белград, в котором у власти были все те же бывшие функционеры СКЮ. Это приводило к тому, что органы СДС на местах зачастую не воспринимали указания сверху. Верхушка тоже пыталась проводить свою политику, что лишало Республику Сербскую возможностей хоть какого-нибудь эффективного управления.

Казалось бы, учитывая положение дел, СДС следовало бы сделать упор на национализм как стержень формирования государства, но правящая верхушка не торопилась с действиями. Приезжавших же добровольцев они встречали настороженно, если вообще встречали. Из Сербии и Черногории ехали десятки человек, готовых воевать, однако, если их не ловили патрули ЮНА и не возвращали обратно, то местная ТО, подчиненная СДС, могла от них отказаться. Местные сербы сами себя подводили к заведомому поражению против хорвато-мусульманской коалиции.

рис 8Слободан Милошевич – один из виновников поражения сербов

А пока СДС бряцала оружием и надеялась на помощь ЮНА, сами солдаты откровенно ошалевали от происходящего. В марте, практически сразу после убийства Николы Гардовича, в Сараево начали орудовать мусульманские снайперы, стрелявшие по офицерам ЮНА и сербским женщинам и детям. Зачастую они взаимодействовали с полицейскими на КПП на въезде или выезде из города. Стоило только мусульманину понять, что в машине сидит православный, как он давал знак, и по ней открывали огонь. К 15 марта 1992 года почти все военные объекты ЮНА в городе были блокированы.

В Високо, где уже существовал полностью организованный мусульмано-хорватский батальон, боевики осадили казарму расквартированного там полка, потребовав сменить его командира, серба по национальности. Полк передислоцировали в Мокро, выведя его за Сараево. ЮНА, как и раньше в Хорватии, бессмысленно пыталась стать нейтральной, четвертой силой в противостоянии, не понимая, что именно она и являлась объектом ненависти.

Особенно ярко это проявилось в ходе событий 4-5 апреля. Согласно имевшейся договоренности между МВД сербов и мусульман, школа МВД во Врачанах (правильно говорить «Варац») оставалась за сербами, а остальные передавались в ведение мусульман. Однако последние, что естественно, соглашение выполнять не собирались и попробовали завладеть школой явочным порядком, просто оставив на местах личный состав мусульман.

рис 9Школа МВД в Варачанах

К полудню 4 апреля к зданию подошел личный состав сербской полиции, назначенный в школу в качестве сотрудников. Обнаружив здание, битком набитое мусульманами, сербы поступили предсказуемо – потребовали от них покинуть свое здание. Мусульмане столь же предсказуемо отказались, угрожая убить любого, кто войдет хотя бы на территорию двора.

Миленко Каришик, командир отряда, приказал взять здание штурмом. Тут сказалось огромное превосходство православных в опыте – большая часть отряда Каришика была демобилизованными солдатами, еще в ноябре-декабре воевавшими против хорватов. Открыв ураганную стрельбу по окнам и вынудив мусульман укрыться, бойцы ворвались в здание и начали выгонять захватчиков на улицу. В этот самый момент один из курсантов школы, шестнадцатилетний Самир Мишич, решил доказать, что он настоящий боец, и, выйдя навстречу сербам с автоматом, ранил одного из штурмовавших. Ответными выстрелами из него буквально сделали дуршлаг, случайно ранив и другого мусульманина, который, в отличие от своего товарища, покорно ждал своей участи в углу.

рис 10Миленко Каришик. Сейчас он – заместитель министра МВД БиГ. Во время войны – командир бригады специального назначения МВД РС

Через несколько минут школа была очищена от самозахватчиков и над ней уже развевался сербский флаг, однако здание осадили силы «Патриотической лиги». Вслед за ними устремились и простые зеваки, решившие посмотреть на восхитительное представление – отрезание голов православного населения.

Сараевское МВД изо всех сил делало вид, что происходящее их не касалось. С одной стороны, давно уже наметилось национальное размежевание, и проблемы одного народа два других уже никоим образом не интересовали. С другой – было атаковано здание МВД. Штаб 4-го корпуса ЮНА, дислоцированного в Сараево, то и дело звонил, пытаясь понять, что творится в городе, и вынудить полицию заняться своими прямыми обязанностями. После того, как дежурный не выдержал и послал Воислава Джурджевича, командира корпуса, матом туда, куда Макар телят не гонял, разъяренный генерал-майор связался с командиром 49-й моторизованной бригады и приказал любыми средствами развести стороны куда-нибудь подальше друг от друга.

Подполковник Энвер Хаджихасанович, мусульманин по вероисповеданию, приказ понял правильно. Второй батальон бригады был поднят по тревоге и ворвался в Врачаны, оглашая воздух ревом клаксонов и стрельбой в воздух. Напуганные боевики ПЛН отступили от школы, бросая оружие, патроны, снимая с себя снаряжение, чтобы слиться с толпой зевак. Последние же, еще недавно с восхищением наблюдавшие, как их храбрые момци (парни) собираются резать головы нечестивым кяфирам, теперь бежали со всех ног, отчаянно не желая оказаться шахидами и пировать среди 72 гурий. Мотострелки оцепили квартал и начали готовиться к обороне.

рис 12Энвер Хаджихасанович в МТБЮ

Алия со своими подпевалами тут же объявил на все мировое сообщество, что полиция БиГ, залог спокойствия и безопасности страны, подверглась зверскому нападению со стороны ЮНА и «четников», таким образом обвинив сербов в развязывании войны. Это звучит довольно забавно, поскольку в конце мая после увольнения всех боснийцев (любого вероисповедания) из рядов ЮНА подполковник Хаджихасанович, будучи морально освобожденным от присяги, стал командиром 3-го армейского корпуса Армии Боснии и Герцеговины и национальным героем страны. Национальный герой, развязавший против нее войну?

5 апреля события продолжили свой лавинообразный ход. Грбавица и Варачаны тут же начали покрываться баррикадами. Сербы напряженно ждали мусульманской атаки на школу и казармы ЮНА в городе, но ее так и не последовало. Все расслабились. Следующее число являлось праздником, днем освобождения Сараево от нацистов и никто не думал, что в него может что-то произойти. Тем не менее, в самый разгар мирной демонстрации в память об этом празднике раздались выстрелы с крыши отеля Холидей Инн, где в тот момент заседало СДС. Было убито двое мусульман. Разумеется, в здание тут же ворвались бойцы «Зеленых Беретов». Практически сразу же были найдены шесть снайперов (без снайперских винтовок), а членов СДС выкинули на улицу, и те под охраной сербских милиционеров кое-как сумели добраться до Пале.

рис 13Отель “Holiday Inn” за пару месяцев до злополучных выстрелов

Мусульмане размышляли, что сделать со снайперами – побить камнями, сбросить с крыши или просто разорвать на части, а штаб ЮНА пытался решить хоть что-нибудь. Командир 2-й ВО генерал Милутин Куканяц не верил в то, что война начнется, а потому отдавал необдуманные приказы, которые командир 4-го корпуса пытался исполнить с наименьшими потерями. Пока командир военной области настаивал на совместных патрулях ЮНА и МВД мусульман, Джурджевич спешно вывел свой штаб из Бистрика в Златиште, а затем блокировал Сараево с юга, тем самым прекратив связь с сородичами за Игманом. Задачу по блокаде Сараево выполняла 120-я легкопехотная бригада ЮНА, чьей базой стало село Войковицы. Ее оперативно пополнили за счет местных сербов, довооружили и 30 апреля 1992 года выдвинули к южному Сараево, перерезав связь с Игманом и Хрясницей. Собственно, именно с этого момента можно вести отсчет осады.

В этот же день Югославская народная армия была объявлена оккупационной. Штаб регионального командования «Сараево» ПЛН начал готовить операцию по захвату объектов ЮНА в городе. Существенную помощь в нападении должны были оказать хорваты, у которых батальон ХВО «Король Твртко» имел больше тяжелого вооружения, чем все мусульманские отряды в городе вместе взятые. В качестве первоочередных целей были намечены Дом ЮНА, штаб Военного Округа, аэропорт, Варачаны, Грбавице, подразделения 120-й бригады.

Исполнение плана по «изгнанию оккупантов» началось 2 мая 1992 года. Батальон (около 500 человек) «Патриотической Лиги» напали на беззащитный Дом ЮНА, в котором не оказалось положенных по штату караульных, ранили его начальника полковника Божиновского, солдата-писаря и трех гражданских. Весь персонал был взят в заложники, о чем тут же по телефону были предупреждены военные. Мусульмане грозились перерезать пленным глотки, если из города не будут выведены силы 4-го корпуса.

Командующий Военным Округом в своей далекой от реальности манере приказал полковнику Шупуту с взводом (30 штыков!) военной полиции отбить пленных. Разумеется, из этой затеи ничего не вышло. Стоило только отряду углубиться в город, как их машины окружила толпа женщин и детей. Давить простых людей полковник не осмелился, приказав своим бойцам спешиться. Их тут же принялись бить, затем в толпе внезапно оказались очень бородатые люди с оружием и в итоге солдаты сдались без сопротивления.

рис 15Скендерийский мост. Он будет играть огромную роль в последующих событиях 2-3 мая 1992 года

Генерал Куканяц, узнав об этом, послал вторую группу, уже из 60 парашютистов 63-й бригады во главе с капитаном. Отряд Лабудовича также попал в засаду в Скендерии, центре города, у кинотеатра «Партизан». Три БТР было подбито, причем только один из гранатомета «Золя». Два других сожгли с помощью трамвайных высоковольтных линий. Таким же образом были казнены сам капитан Лабудович и четыре его солдата. Еще шестеро погибли в ходе перестрелки, остальные попали в плен.

После второй сдачи в плен Куканяц уже окончательно потерял связь с реальностью. С аэродрома Сараево и военной базы в Лукавице вышли две армейские колонны в составе танка и нескольких бронемашин в каждой, практически без пехотного прикрытия. Зачем Куканяц послал в город восемь единиц техники без поддержки – история умалчивает. Вероятно, они должны были разогнать толпу у Дома ЮНА и штаба 2-го ВО, который тоже уже блокировали мусульмане, застрелив часового-военного полицейского, хотя потребности в этом не было никакой. Танки здание Дома могли только разве что развалить, а не освободить, а капитальное здание казарм «Маршал Тито» насчитывало 300 офицеров и солдат гарнизона, располагавших большим количеством оружия, боеприпасов и продовольствия, позволявшим выдержать длительную осаду (что и показали дальнейшие события).

рис 16Попытка «деблокирования» неизвестно чего двумя колоннами ЮНА

Колонна, вышедшая из аэропорта, была остановлена практически сразу, как только въехала в предместья. Кумулятивная ручная граната, брошенная бойцом «Патриотической Лиги», разорвала гусеницу танка, после чего командир колонны не стал искать объездную дорогу, а принял танкистов на броню и уехал обратно. Участь их товарищей была куда хуже.

На довольно большой скорости колонна вошла в Сараево через Грбавицу и Врачаны, затем проехала Скендерийский мост и же попала в засаду. Головную машину – опять, по иронии, танк, – сожгли при помощи коктейлей Молотова и ружейных гранат. Остальным машинам лишь деликатно «размотали» гусеницы. Уцелевшие экипажи попали в плен к мусульманам.

Кроме того, отдельные перестрелки велись на Грбавице, а «Зеленые береты» неоднократно пытались прорваться через позиции 120-й легкопехотной бригады. В итоге к 18:00 2 мая штаб 4-го корпуса окончательно потерял связь с войсками, дислоцированными в городе.

Вокруг Сараево скучилось шесть пехотных и моторизованных бригад, полностью отмобилизованных, но никто не давал приказа войти в город. Командующий 2-м ВО, допустивший эту катастрофу и по собственной глупости оказавшийся прямо в центре мусульманских владений, то и дело звонил в Златиште, умоляя Джурджевича спасти его. Подобная трусость офицера, по его собственному же признанию, окончившего все военные училища и академии ЮНА, накаляла обстановку еще сильнее.

Комкор не имел никакого представления о том, что случилось со второй колонной, посланной в город по приказу старшего начальника; то и дело поступали сообщения об очередных обстрелах казарм, узла связи или военного госпиталя. Единственным подразделением, условно вошедшим на территорию Сараево, оказалась 216-я горная бригада, «оседлавшая» высоту Дебело брдо и район Еврейска Гробля (Еврейское кладбище), впоследствии весьма известные.

На фоне подобной постоянной нервотрепки половинчатое решение окружить город, но не вводить войска, было вполне обоснованным, поскольку основные районы проживания сербского населения уже находились под охраной местного ТО или МВД, что решало проблему их защиты. Спасти сербов, проживавших в других районах города, было бы тяжело даже при идеальных условиях. Сейчас же, когда Сараево наводнено кочующими бандами ПЛН и «Зеленых беретов» без какой-либо информации об их численности, вооружении или хотя бы просто наличии, попытка заняться спасением людей приведет к безрезультатным огромным потерям. По данным КОС, которые со скрипом, но все же любезно предоставил Белград, силы «Патриотической Лиги» в городе насчитывали 8 тысяч человек, ХВО и ХОС – полторы тысячи.

рис 17Артиллерийская позиция под Сараево

Нет, разумеется, любой знаток военного дела и диванный полководец может вспомнить пример Грозного, который в 1995-м взяла группировка федеральных войск, уступавшая в численности и даже иногда в подготовке чеченцам. Однако у «федералов» перед сербами было одно огромное преимущество: четкая командная структура. Солдаты уже знали своего сержанта, взводного, ротного, комбата и так далее.

В 4-м корпусе, который до сих пор продолжал разворачиваться, проводилась мобилизация местных взамен разбежавшихся мусульман. Единственной кадровой частью оставалась 49-я моторизованная бригада, одновременно охранявшая Варачаны, штаб корпуса и аэропорт. Во всех остальных царила та самая анархия, за которую воевал батька Махно. Если звеном взвод-рота еще можно было хоть как-то управлять и послать в атаку, то уже в батальоне начинался форменный бардак. Наступление же шести бригад разом обернулось полной катастрофой. Полное отсутствие дисциплины и взаимодействия между частями, невозможность координации авиаподдержки и артиллерийского огня могли бы привести только к увеличению потерь, но отнюдь не к успеху операции. Так что отмененный волей Джурджевича приказ о штурме города следует занести генералу в «плюс».

Впрочем, в этот же день случилось событие, которое могло перевернуть всю историю Боснийской войны. Еще в начале апреля в Сараево появились миротворцы ООН – контингенты из Швеции и Канады. И именно в этот день они должны были встречать прилетающего из Женевы Алию Изетбеговича, который в течение трех дней старательно хоронил последние остатки Югославии. Именно его должен был встречать БТР шведских миротворцев. Но кто-то из диспетчеров аэропорта сообщил шведам, что самолет задерживается, и сошедший с трапа Алия попал в руки… разъяренных сербских десантников. Самого «президента БиГ» они, разумеется, не тронули, а вот сопротивлявшаяся охрана была довольно неделикатно избита и провела три дня в подвале.

Изетбеговича под надежной охраной доставили в Лукавац, где Джурджевич заявил, что Изетбеговича задержали для его же безопасности и предоставили ему комнату с телефоном. Хитрый мусульманин тут же связался со своим окружением, которое сразу принялось раздувать скандал с «агрессией ЮНА» против «законно избранной власти».

Самое забавное, что Джурджевич нисколько не покривил против истины. Из тех же данных, полученных от КОС, генерал узнал о существовании двойной оппозиции среди мусульман. Первую, весьма либеральную, представлял Фикрет Абдич, бывший директор сельхозкомбината «Агрокомерц», который пользовался безраздельной поддержкой мусульман Западной Боснии. На выборах 1990 года именно он набрал большинство голосов Скупщины во время выборов Президиума БиГ, но по неизвестным причинам снял свою кандидатуру, оставаясь, в то же время, самым опасным политическим противником Изетбеговича.

рис 18Фикрет Абдич

Однако о противостоянии Абдича и Изетбеговича в Сараево не знал только глухонемой. А вот существование еще больших мусульманских радикалов стало для генерала сюрпризом. Эюп Ганич, ближайший помощник Президента БиГ, был главарем исламских фундаменталистов, еще более радикальных, нежели сам Алия. Самым мягким методом приведения сербов к покорности Ганич считал построение башен из отрубленных голов и принудительное обращение в ислам. На этом фоне в глазах генерала ЮНА (но не командующего сербской армией) Изетбегович действительно смотрелся компромиссной фигурой, с которой можно договориться. Собственно, первое нападение на него было совершено еще во время перевозки в Лукавац – одинокую, облепленную со всех сторон десантниками БМП обстреляли из «Золи».

Тем временем Куканяц потребовал от Джурджевича перевезти пленного в Бистрик, в штаб 2-го ВО. Через весь город, находящийся во власти банд Патриотической Лиги Нации, к которой примкнули и бандиты, творившие все, что хотят под предлогом «защиты бошняков от югославо-сербской агрессии». Генерал опешил от такого требования, но приказ начальника, о котором уже знал даже Белград (так как сообщения слались через радио открытым текстом – телефонная связь уже была нарушена) проигнорировать не мог и попросил Изетбеговича договориться со своими о безопасном проходе колонны. Алия, разумеется, согласился. Под усиленной охраной десантников на трех BOV-VP колонна двинулась в город.

рис 19BOV-VP

На окраине города их встретил отряд «Патриотической Лиги», относительно спокойно проведший сербов через весь город. Лишь у моста в Скендерии на колонну напал отряд «Зеленых беретов», пытавшийся спалить неприметный БМП с очень важным пленником. Атаку отбили на удивление соединенными усилиями, после чего колонна пересекла мост и двинулась дальше.

А вот то, что происходило в штабе Военной Области, напоминало фарс. Куканяц, заполучив в рукав такой шикарный козырь, не стал угрожать Алие переговорами с Абдичем (который никогда не вел националистическую полемику и в адрес которого никогда не раздавалось презрительное «турок»), не стал требовать от него разоружения «муджахединов», показательно готовя расстрельный взвод. Он попросил его дать возможность частям ЮНА покинуть город. Изетбегович, разумеется, согласился. Под гарантии генерала Макензи, представителя ООН Боба Дола и лично Алии Изетбеговича.

рис 20Генерал Макензи – командующий войсками ООН в Сараево

На следующее утро, 3 мая, во дворе штаба начала собираться колонна из двадцати грузовиков и десяти бронемашин. Удивительно, но десантники, доставившие Алию, умчались из Бистрика практически сразу же, но не уехали дальше казарм «Маршал Тито» в Ново-Сараево, присоединившись к его гарнизону, а потому участия в последующих событиях не принимали.

Состав колонны был примерно такой. Впереди ехал БТР ООН с генералами Макензи и Куканьцем внутри. Следом ехала еще одна бронемашина ООН с Алией Изетбеговичем под охраной сербских военных полицейских. За ними – пять бронемашин сербов. Дальше следовали грузовики с имуществом и местными сербами, всю ночь стекавшимися к штабу в поисках убежища. Замыкали колонну БТРы ЮНА. Из Бистрика колонна выехала действительно спокойно. Столь же спокойно она ехала вплоть до Скендерийского моста, где была остановлена… из-за выложенных прямо на дороге противотанковых мин. Машины ООН вполне логично остановились и по колонне тут же со всех сторон ударили «Зеленые береты».

Головная и концевая сербские машины были тут же взорваны. Разъяренные мусульмане налетели на колонну и принялись выкидывать из машин сербов, избивая их, а кого-то и просто стреляя на месте. Чудом не был убит извлеченный из машины Алия Изетбегович. От расстрела его спас военный полицейский, закричавший «беретам», кто перед ними. В «благодарность» мусульманин застрелил его. Всего погибло 6 человек (рядовой, четыре офицера и жена одного из контрактников), ранено около тридцати, а 160 офицеров были взяты в плен, включая и командира Военной Области генерала Куканяца.

Джурджевич объявил о мобилизации корпуса и о полной блокаде города. Кадрированные «партизанские» бригады начали пополняться местными сербами, требовавшими дать им оружие. Тяжелая артиллерия выводилась из казарм на позиции и наводилась на город. На Сараево вообще наводится все, что только может стрелять и имеет ствол или хотя бы направляющие. Сербы готовились к решительным действиям, поняв, что дальше уже отступать некуда. нужно драться до последнего. Однако этот приказ, отданный вечером 3 мая, уже запоздал, поскольку рано утром 4 мая 1992 года ГенШтаб ЮНА прислал Джурджевичу телеграмму о том, что Югославская Народная Армия выводилась с территории Боснии.

2498

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Scottish Guy

    Эх, сколько же упущенных возможностей

  • Стасян Ветеранов

    очень здорово, жду продолжения

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: