Охота на ведьм. Часть 3: Салемов удел

oxota_na_vedm_3
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Охота на ведьм. Часть II: Дьявольская паника

Как мы уже выяснили, преследование ведьм существовало с самых древних времён, и уж точно было распространено на протяжении всего Средневековья. Настоящая «охота на ведьм» развернулась в конце XV века, а географическим центром её стала Германия. Чуть отстали Британия, Скандинавия и другие территории Европы. Да и на Руси, к сожалению, происходило почти то же самое.

Не кажется ли вам парадоксальным, что самый знаменитый эпизод «охоты на ведьм», несмотря на всё это, случился вовсе не где-нибудь в Германии 1500-х годов? Напротив, он произошёл в самом конце XVII века в крохотной британской колонии по ту сторону Атлантического океана.

Значение этого случая часто недооценивают. Да, это не самый масштабный процесс в истории, да и вообще, не так уж много ведьм сожгли в Новом Свете. Весьма соблазнительно списать его известность на тот факт, что события имели место на современной территории США. Вот только делать этого не стоит.

1Салем на момент происходящих событий

Данные события крайне важны потому, что перед нами наиболее хорошо задокументированный процесс, в полной мере обнажающий самые характерные черты «охоты на ведьм» – такой, какой она была на самом деле, а не в кино и массовом сознании. Поэтому прежде, чем подводить итоги, просто необходимо серьёзно поговорить о событиях 1692-1693 годов.

Град обречённый

Сегодня Салем – это 40-тысячный пригород Бостона, столицы штата Массачусетс и одного из важнейших городов США. Массачусетский залив, что в провинции Новая Англия, – одно из первых мест в Северной Америке, освоенных британскими колонистами. В 1630 году здесь основали Бостон, почти сразу же появился первый американский колледж – будущий Гарвардский университет.

Салем упоминается в хрониках и того раньше – с 1626, но вплоть до начала 1692 года никому до этого городка не было особого дела. Если посмотреть на историю поселения, по спине бегут мурашки: символизм настолько силён, что кажется, свыше суждено было Салему стать местом трагедии, связанной с ведьмами.

2Бостонский порт, XVII век

И мало того, что само название Salem – это, разумеется, производное от Jerusalem, «Иерусалим». Куда интереснее другое: рыбаки основали этот городок на мысе Кейп-Энн. А назван мыс так в честь той самой Анны Датской, жены Якова I Стюарта, о чьей невольной роли в «охоте на ведьм» мы уже говорили ранее.

Салем был британской колонией и, следовательно, жил по британским законам. В этих законах содержался пункт о смертной казни за колдовство. Напомним, что в XVII веке английская церковь являлась государственным органом. Но Салем населяли отнюдь не те протестанты, что жили в самой Англии: это были пуритане, расходящиеся в ряде вопросов с «генеральной линией партии». На родине они подвергались гонениям, а потому и стремились в колонии.

Обстановка в Салеме, должно быть, хорошо понятна любителям творчества Стивена Кинга, с поправкой, конечно, на эпоху. Маленький городок в Америке, страдающий от массы внутренних противоречий и объективных внешних проблем, обстановка в котором накалялась медленно, но неуклонно.

Город постоянно находился в конфликте с местными фермерами из-за дележа земли, скудных урожаев и различных юридических вопросов. Возникали проблемы с налогами, а назначаемые руководители редко держались на должности больше пары-тройки лет.

Город жил в атмосфере мелких колониальных интриг, всеобщего недоверия, отсутствия сильных лидеров. Всё усугублялось объективными тяготами жизни: земля и климат оказались не идеальными для земледелия, и существовала реальная угроза со стороны индейцев. Затем, в результате Гражданской войны в Англии (1642-1651) положение пуритан в метрополии изменилось к лучшему, и из-за этого приток новых колонистов резко сократился. Стабильности Салему это не прибавило.

3Итоги Гражданской войны в Англии резко сократили приток населения в пуританские колонии

Положение всё ухудшалось. Посевы начали поражать болезни, и перед Салемом встала угроза голода. Перспективы были совершенно туманны. Всё это наслаивалось на пуританскую ментальность.

Американские пуритане были очень жёстким, традиционалистским, патриархальным обществом. Люди рождались, росли и жили в весьма суровых условиях, и на этой почве религиозная истерия не могла не нагнетаться. Колонистам была жизненно необходима какая-то отдушина, надежда на лучшее, какое-то объяснение всех их несчастий.

Вера давала всё это. Неурожаи она объясняла гневом Господа, решением проблемы декларировала истовые молитвы – и они, разумеется, не помогали. Светские же власти ничего не могли изменить по объективным причинам.

Люди бежали сюда когда-то, спасаясь от преследований на родине, но на новой земле, сулившей надежду на что-то лучшее, их тоже не ждало процветание. Господь был глух к молитвам истово верующих. Вполне понятно, каким ударом это явилось для простого человека.

В такой ситуации взрыв был только вопросом времени. Ещё до рокового 1692 года появились первые слухи о колдовстве – в первую очередь, связанные с болеющими детьми. В 1689 году в Салем прибыл новый пастор – Сэмуэль Перрис, уже наслышанный о колдовстве от Коттона Мезера, бостонского священника, автора работы «Memorable Providences, Relating to Witchcrafts and Possessions».

4Коттон Мезер

Едва он прибыл в Салем, как на фоне проблем с урожаем местные фермеры перестали платить налоги. Почти одновременно окрестности подверглись индейскому набегу, обернувшемуся большими жертвами. Роковое стечение обстоятельств. А далее случилось то, что случилось.

Американская история ужасов

В январе 1692 года в Салеме заболели двое детей. И это были не какие-то обычные дети, а дочка и племянница самого Пэрриса: Элизабет Пэррис и Эбигейл Уильямс. Дети бились в конвульсиях, нервно реагировали на чтение пастором молитв.

Местный врач Уильям Григгс понятия не имел, с какой болезнью столкнулся и как её лечить. Судя по всему, его квалификация оставляла желать лучшего, что ожидаемо для богом забытой колонии. Но зато он читал ту же самую книгу – «Memorable Providences, Relating to Witchcrafts and Possessions», в которой Мезер уже описывал подобные случаи. Вердикт был прост: виноваты ведьмы.

Поначалу было не вполне понятно, на кого грешить, но тут-то проявился широко известный принцип о том, что благими намерениями вымощена дорога в ад.

5Сэмуэль Перрис

Соседка семейства Пэррисов, серьёзно относящаяся к традиционным английским суевериям, решила испробовать старый рецепт «белой магии»: сделать «ведьминский пирог» из ржаной муки и мочи (sic!), чтобы узнать, кто же околдовал несчастных. Вот только сама она не рискнула этого совершать и подговорила на то семью местных индейцев: некого Джона и его жену Титубу.

Стоит ли говорить, что несчастная Титуба и стала первой обвиняемой в колдовстве, едва пастор узнал о подобном? И хорошо бы, завершись всё на том, но… В христианской культуре всегда существовало представление о безгрешности ребёнка. Достаточно вспомнить печальную и поучительную историю Детского Крестового похода. С тех пор прошли многие века, но пуритане в 1692 году руководствовались прежними стереотипами. Они решили всерьёз отнестись к свидетельствам тяжело больных детей.

Сегодня принято считать, что Элизабет Пэррис и Эбигейл Уильямс пострадали от отравления спорыньёй, что совершенно естественно для ситуации, когда болезни поражают посевы. Кстати, именно отсюда растут теории, объясняющие спорыньёй вообще все примеры неадекватного поведения на почве христианства в истории. Впервые выдвинул их отнюдь не пресловутый Абсентис, автор известного труда «Христианство и спорынья», а как раз исследователи Салемского процесса.

Но в данном случае, вполне вероятно, что и правда было виновато поражение злаковых культур, вызывающее схожие симптомы. Есть и другая реалистичная версия: энцефалит. Но точный диагноз не так важен, важны показания детей, которые искренне верили в собственные галлюцинации. В своём состоянии, которое крайне примитивная медицина далёкой колонии XVII века бессильна была облегчить, дети несли откровенный бред о всяком сатанинском. И, увы, тут же начали указывать на виновных.

6Суд над Салемскими ведьмами 

Помимо Титубы, они указали ещё на двух женщин: Сару Осборн и Сару Гуд. Последняя влачила нищенское существование, а Сара Осборн открыто конфликтовала с пуританской общиной. Понятно, что все три кандидатуры отлично подходили на роль «козлов отпущения».

Увы, но количество больных детей росло, что ещё раз указывает нам на версию о спорынье. Нам, но не жителям Салема 1692 года.

Начались массовые аресты. Хватали и мужчин, и женщин: тех, кого в бреду называли умирающие дети, и тех, кто просто попадался под руку по тем или иным причинам. Даже бывшего пастора обвинили в колдовстве. Более того: арестовывать начали и других детей. Притом, например, Ребекка Нёрз и Марти Кори были известны большой набожностью – и многие в пастве возмутились таким обвинениям. Это еще сильнее расшатало салемское общество.

Суд представлял собой полный фарс. Назначенный губернатором председатель не имел юридического образования, большинство в коллегии являлись товарищами того самого Мезера, да и сам автор одиозной книги присутствовал поблизости. Понятно, что всё это могло окончиться только массовыми казнями. От событий в Европе Салем отличался одним: здесь ведьм и колдунов вешали.

Судьба Титубы туманна, Сара Осборн умерла в тюрьме, а Сару Гуд повесили в начале лета 1692 года. Но процесс только начинался. Число арестованных уже перевалило за полторы сотни.

7Жилище судьи, ныне известное как «Ведьмин дом»

Всё лето шли казни, в начале осени старый фермер погиб во время ордалии. Казнили и истово верующую Марту Кори, несмотря на возмущение многих прихожан (вместе с ней, в тот же день погибли ещё 6 человек). Кончил жизнь на виселице бывший пастор Салема.

Неудивительно, что этот пожар начал перекидываться на окрестности. Процессы по делам о колдовстве начинались в соседних городках. Более того: круг замкнулся, когда в Бостоне, откуда и пошли первые слухи о ведьмах, начались аресты именно на волне новостей из Салема.

Но, по иронии судьбы, это-то и спасло многих обвиняемых. В Бостоне «сатанинская паника» дошла до того, что арестовали капитана Олдена – героя войны, одного из самых авторитетных жителей города. Будучи прекрасно подготовленным офицером, он сумел бежать из заключения и скрылся в неизвестном направлении, но этот случай заставил власти задуматься.

Как ни странно, тут опять всплывает фамилия Мезер. Только речь идёт уже не об экзальтированном проповеднике Коттоне, а о его отце – Инкрисе Мезере, руководителе Гарвардского колледжа. Он первым начал призывать прекратить безумие, основанное на показаниях лишившихся здравого рассудка детей.

Авторитет Инкриса Мезера был огромен, и губернатор не мог его не послушать. Дело перевели в Бостон, где для этого учредили специальный суд – отсюда берёт своё начало современный Верховный суд штата.

8Музей ведьм Салема

А там дело спустили на тормозах, явно по воле губернатора. Тех арестованных, кто ещё оставался в живых, отпустили. Мрачный итог Салемского процесса: 19 казнённых, трое погибших до приговора, один проданный в рабство. Как сложилась жизнь остальных, в основном остаётся только гадать – учитывая, что они пережили за год.

Уже в 1697 году все приговоры были объявлены незаконными, а бывшие обвинители оправдывались тем, что их запутал Сатана. Теперь уже они оказались изгоями: большинство из девочек, свидетельствовавших на процессе, не смогли в итоге найти себе мужей. Шрамы на обществе штата Массачусетс будут заживать долгими десятилетиями.

Огонь тебе к лицу

История Салема очень показательна. Прежде всего, за счёт массы документации, а также того, насколько ярко проявились в ней все типичные черты «охоты на ведьм», не только показывающие жестокость преследователей колдовства, но также и объясняющие, почему всё это происходило.

Именно на этом примере мы видим не только то, как нормальные люди начинали убивать собственных соседей, но и то, почему они это делали. Конечно, все факторы, приведшие к трагедии Салема – не оправдание, но они наглядно показывают, что доводило людей до способности увидеть вокруг злых ведьм и начать разжигать костры.

Совершенно неверно обвинять в этом терроре исключительно религию. Религия скорее была только инструментом, а сама проблема лежит в тяготах жизни и неспособности плохо организованного общества справиться с ними. Здесь масса проблем: слабая администрация, отсутствие элементарных материальных благ, военная угроза извне, отсутствие нормальной медицины.

Вот действительные причины «охоты на ведьм». И они не менялись со времён законов Хаммурапи, до XVIII-XIX веков.

9Истинная причина поисков ведьм – не религия, а мрачность и суровость переживаемых времен

Даже в Германии, где погибло наибольшее число ведьм и колдунов, всё в меньшей степени объясняется религией, и в куда большей – ужасами Тридцатилетней войны, сводящей с ума всех вовлечённых. Если только что за один день солдаты Тилли убили 85% жителей Магдебурга – стоит ли удивляться сожжению по соседству десятка ведьм?..

Интересно, что именно в Британии, где «охота на ведьм» была чрезвычайно свирепа, её впервые официально прекратили. Это случилось в 1735 году: из законодательства наконец-то исключили наказания за колдовство. Любопытно, что для этого британцам пришлось принять новый закон: так называемый «Witchcraft Act» запрещал обвинять кого-либо в колдовстве.

«Кого-либо» – это и включая себя самого, то есть, согласно Witchcraft Act 1735 года, наказание (первоначально – год тюрьмы, затем санкции не раз менялись в сторону ужесточения) полагалось не только доносчику, но и тому, кто сам себя объявляет колдуном, ведьмой и так далее. Логика парламента была проста: никакого колдовства не существует, а предрассудкам и суевериям не место в просвещённой Британии. Нашёлся лишь один оригинально мыслящих член Палаты Лордов, что пытался противиться закону, а прочие парламентарии и король были однозначно «за».

Таким образом, официально «охота на ведьм» продлилась в Британии 211 лет: меньше, чем во многих других странах. Но речь только об отрезке времени, когда существовали государственные законы, по которым карались ведьмы. Забавный факт: Witchcraft Act, закрывший эту мрачную эпоху, к различным шарлатанам в Великобритании будет применяться до самой середины ХХ века. Формально его действие будет остановлено в 1951 году.

10Джеймс Эрскин, единственный парламентарий, проголосовавший против Witchcraft Act’а 1735 года

Ещё задолго до принятия Witchcraft Act в Британии, всерьёз задумались о происходящем и в Германии. Для страны, всё ещё страдающей от страшной демографической и гуманитарной катастрофы по итогам Тридцатилетней войны 1618-1648 годов, идея перестать жечь женщин была весьма своевременной.

В инициировании этого процесса есть огромная заслуга Христиана Томазия (1655-1728), работы которого впервые раскрыли европейцам глаза на происходящее. Томазий не стеснялся прямо изобличать и роковую буллу «Всеми силами души», и Генриха Крамера, и все прочие реальные истоки религиозного террора. Он был первым человеком, пролившим свет на истинную природу обсуждаемого явления.

Это, конечно, не остановило охоту. Она будет продолжаться и в Пруссии при Фридрихе II Великом, и в Австрии при Марии Терезии – но оба ограничат преследования колдовства. Да, только вдумайтесь: ведьмы горят на кострах в то же время, когда полыхает Семилетняя война и русские войска впервые берут Берлин.

11Христиан Томазий 

На рубеже 1720-1730 годов случится последний по-настоящему крупный инцидент подобного толка: в Сербии. Там, правда, вместо ведьм убивать будут воображаемых вампиров – в реальности, увы, живых людей. Таков уж балканский фольклор: кровососы заменяли сербам традиционных ворожей.

Последняя казнь ведьмы в Германии состоялась, несмотря ни на что, в 1775 году (в России тем временем царствовала Екатерина II – это просто, чтобы вы понимали, о какой эпохе идёт речь). Впрочем, даже это был ещё не конец.

Последние ведьмы Европы

Официально последней казнённой в Европе ведьмой считается швейцарка Анна Гёльди. История её, в общем-то, мало чем отличается от тех, что имели место на той же территории почти тремя веками ранее.

Гёльди была уже немолода: на момент рокового процесса 1782 года ей исполнилось 48 лет, и большую часть жизни она проработала горничной. За два года до событий Гёльди нанялась к врачу по фамилии Чуди, что жил в маленьком городке Гларус, и всё было хорошо, пока дочь доктора не заболела.

Чуди утверждал, что девочка «исторгала из своего тела иголки», а также свидетельствовал, что якобы видел, как Анна Гёльди совершает некие колдовские ритуалы. Женщине удалось скрыться, но власти кантона объявили её в розыск и назначили награду. Увы, скоро Гёльди была арестована.

Далее всё было как всегда: пытки, признание в сговоре с Дьяволом. Местные власти желали казнить Гёльди за колдовство, но юридически на это уже не имели права. Тогда обвинение переквалифицировали, оформив как дело об отравлении, но и тут возникла загвоздка. За отравление, не повлекшее смерти потерпевшего (дочь доктора, к счастью, выздоровела), не полагалась смертной казни.

Несмотря на это, несчастной всё равно отрубили голову, а большую часть документов по делу поспешили уничтожить. Однако, это не позволило избежать громкого скандала. Общественность повозмущалась, но судей никто не наказал.

12К счастью, сегодня (по крайней мере, в Европе) охота за ведьмами существует лишь в виде безобидного косплея 

Официально Анну Гёльди, последнюю казнённую в Европе ведьму, реабилитировали только в 2008 году, признав дело сфабрикованным. Но то – последняя казнённая. К примеру, последний приговор по ведовскому делу в Испании – 1820 год, но дело ограничилось поркой и изгнанием из города.

Последней же жертвой «охоты на ведьм» стала другая женщина. Это была Кристина Сейнова, жительница польского Сопота, которую в колдовстве обвинили в 1836 году (для понимания, о какой эпохе вообще-то идёт речь – спустя год погиб на дуэли Александр Сергеевич Пушкин).

Кристина не дожила до суда: она захлебнулась во время «испытания водой». На этом безумие, наконец-то, завершилось.

Увы, только в Европе. Например, в Саудовской Аравии колдунов и ведьм казнят до сих пор. Есть сведения о процессах в Папуа Новая Гвинея, и само собой разумеется, не отстаёт всем известное квазигосударство-организация, что запрещено на территории РФ. Уголовная ответственность за «колдовство и чародейство» существует также в Таджикистане, срок – до семи лет. Но этот закон, конечно, скорее сродни британскому Witchcraft Act и направлен против разнообразных шарлатанов.

Реквием

Что остаётся сказать в заключение? Мы, как уже говорилось, не знаем точного числа жертв «охоты на ведьм», тем более, что и сам термин условен – преследовали колдовство всегда и везде. Знаем мы только конкретные события и имена людей, из-за которых обычный для любого недостаточно развитого общества процесс около 300 лет существовал на территории Европы в форме настоящего террора.

Конечно, в действительности и речи не идёт об укоренившихся стереотипах вроде «в Европе сожгли всех красивых женщин». Реалистичное число жертв «охоты на ведьм» по всей Европе, за три века – 50-100 тысяч человек, верхняя планка – 200 тысяч, и далеко не все они были женщинами. На генофонд подобное, разумеется, не окажет никакого заметного влияния. Для сравнения, от «Великой Чумы» всего за два года (1665-1666) в Англии умерло более 100 тысяч человек, включая 20% населения Лондона, а в Германии, центре событий, в ходе Тридцатилетней войны погибло не менее 8 миллионов человек.

Да, преследование колдовства – не самое страшное, что пережила Европа. Зато «охота на ведьм» как социальное явление представляет для науки огромный интерес. Эти события ярко очерчивают многие проблемы общества Средневековья и Нового Времени, их изучение – отличный способ лучше понять людей прошлого.

13Эпидемии в абсолютных цифрах были намного страшнее, но интерес охоты на ведьм заключается не в этом 

Мнения среди специалистов существуют разные. К примеру, наш великий медиевист Арон Яковлевич Гуревич говорил об «охоте на ведьм» не как о признаке отсталости общества, а наоборот – как о печальном следствии его развития. По мнению Гуревича, преследование колдовства – часть борьбы элитарной культуры высших слоёв общества с культурой простонародной, носящей большой отпечаток дохристианского. А значит, и внесистемного.

Юрий Михайлович Лотман, известный культуролог, высказывал другую интересную мысль. По его мнению, желание преследовать ведьм шло как раз «снизу», от людей, на глазах которых в эпоху Ренессанса рушилась привычная картина мира. Реформация, развитие искусства и науки – всё это, как полагает Лотман, выбило твёрдую опору из-под ног общества. Реакция последовала, в общем-то, предсказуемая. Впрочем, автор этих строк скептически относится к работам Лотмана по теме. Юрий Михайлович, увы, прямо отрицал существование «охоты на ведьм» на Руси – а это, как мы уже выяснили ранее, крайне далеко от истины. Судя по всему, он рассуждал о вопросе, не погрузившись в фактологию достаточно глубоко.

Французский историю Жюль Мишле (современник последних ведовских процессов) и вовсе видел во всём этом некую предтечу эмансипации. Он считал, что женщины в Средневековье начали формировать некое общество, противостоящее патриархальному устройству социума в целом. Опять же, как мы знаем, это не совсем так: акцент на женщин делали в борьбе с колдовством далеко не все и не всегда.

Вопрос ждёт новых исследователей. На примере «охоты на ведьм» мы ещё многое можем понять – как о прошлом, так и о настоящем всей европейской цивилизации. Верования в колдовство оставили глубочайший культурный отпечаток в Старом и Новом Свете: чтобы убедиться в этом, достаточно почитать классическую литературу и пробежаться по афише ближайшего кинотеатра. В отличие от вампиров и эльфов, которым потребовалась помощь конкретных докопавшихся до древнего фольклора авторов, чтобы стать частью современной культуры, ведьмы на слуху были и есть. Этот факт подводит нас к простой, в общем-то, мысли: если очень рьяно с чем-то бороться, то крайне высоки шансы получить совершенно обратный эффект.

Напоследок, я позволю себе добавить пару личных соображений – нисколько не стремясь вступать в дискуссию с людьми уровня Гуревича, разумеется.

Люди всегда боятся неведомого. А неведомое средневековому человеку легко было увидеть без всякого отравления спорыньёй. Рекомендую посмотреть обзорный фильм о проекте «Один в прошлом», реализованном агентством «Ратоборцы». Господин Сапожников, проживший 8 месяцев в условиях Х века на Руси, очень хорошо рассказывает о том, откуда в голове появляется чертовщина. И это даже если не брать объективных причин, иллюстрируемых историей Салема.

Понятен и обратный процесс – интерес к теме колдовства и образу ведьмы, коего не чужд и автор этих строк. Людей всегда привлекало запретное, и всегда находились те, кто в страшном, опасном видел притягательное. Такой дуализм не делал общую ситуацию более здоровой: тут ведьму жгут за то, что молоко попортила, а там – идут к ней на поклон, чтобы урожай вышел получше.

Несколько веков назад жизнь абсолютно каждого человека – от крестьянина до феодала и даже короля – была очень трудной. Масса бытовых проблем, постоянная близости смерти, слабый информационный фон и сама по себе христианская идеология, культивирующая страх перед не только реальным настоящим, но и загробным будущим. Когда ты каждый день борешься за выживание, а ещё должен думать и о спасении души – кто знает, на что пойдёшь?..

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Mr. Green

    А есть мнение специалистов по этому поводу, не из представителей избранного народа? а простых гоев, акумов, и прочих. А то как то однобоко….

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: