Падение Маньчжурии: часть II

18_2_gotov
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Часть I — https://fakel-history.ru/padenie-manchzhurii-chast-1/

Теперь, представляя общую историко-географическую канву, можно, наконец, переходить к персоналиям.

Чжан Цзолинь родился в семье крестьян под Хайчэнем (что на территории современного городского округа Аньшань провинции Ляонин) в 1875 году; предки его были родом из провинции Хэбэй. В молодости он был бандитом, однако после подавления восстания ихэтуаней, когда властям требовались люди для борьбы с мятежниками, он с 1903 года стал работать на фэнтяньского цзянцзюня, возглавив кавалерийский отряд численностью в 185 человек.

Постепенно Чжан рос в ранге, а после того, как во время Синьхайской революции он подавил революционные выступления в Фэнтяне, оказался на хорошем счету, и Юань Шикай, придя к власти, сделал Чжан Цзолиня командиром 27-й дивизии (самого сильного из четырёх имевшихся в провинции Фэнтянь крупных воинских соединений). Когда в 1916 году Юань Шикай провозгласил себя императором, то сделал Чжан Цзолиня фэнтяньским цзянцзюнем, а после возвращения к республиканской форме правления – главой военной и гражданской администраций провинции Фэнтянь.

Чжан Цзолинь умел подобрать хороший штат гражданских чиновников, а соратники по бандитскому прошлому обеспечили ему поддержку среди военных – так сформировалась «фэнтяньская клика милитаристов». Воспользовавшись тем, что два претендента на пост главы провинции Хэйлунцзян вели между собой боевые действия местного масштаба, Чжан Цзолинь ввёл в Цицикар войска и прибрал провинцию к рукам. В 1918 году он пролоббировал у тогдашнего формального президента страны Дуань Цижуя введение поста «инспектора трёх восточных провинций», который тут же и занял. Однако генерал-губернатор провинции Гирин Мэн Эньюнь, правивший там уже более 10 лет, не желал подчиняться Чжан Цзолиню, но тут в дело вмешались внешние силы.

1Чжан Цзолинь (1875-1928)

Вспомним, что после русско-японской войны южная часть китайского Северо-Востока стала сферой влияния Японии. Сюда было вложено много японского капитала, и японцам было отнюдь не всё равно, кто здесь правит. С момента назначения Чжан Цзолиня генерал-губернатором провинции Фэнтянь японцы начали его обхаживать, и он благосклонно принимал их помощь. 19 июля 1919 года в Чанчуне произошёл конфликт между японскими и местными войсками, в ходе которого было убито 36 японцев и 28 китайцев. После этого по требованию Японии Мэн Эньюнь был вынужден уйти в отставку, и Чжан Цзолинь смог поставить своего губернатора не только в Хэйлунцзяне, но и в Гирине. После этого он стал «князем Северо-Востока» и смог обратить свои взоры на юг.

«Фэнтяньская клика» стала одним из важнейших участников междоусобных разборок китайских милитаристов. С японской помощью Чжан Цзолинь создал мощную армию, которая тяжёлой гирей ложилась на чаши весов милитаристских междоусобиц. Когда милитаристские режимы стали один за другим рушиться под ударами вышедшей в Северный поход Народно-революционной армии партии Гоминьдан, Чжан Цзолинь в 1927 году стал последним главой правившего из Пекина т.н. «бэйянского правительства», однако и ему не удалось остановить наступление южан.

После того, как в июне 1928 года на сторону гоминьдановского Центрального правительства перешёл со своими войсками генерал Янь Сишань из провинции Шаньси, Чжан Цзолинь решил покинуть Пекин и вернуться в свою вотчину на Северо-Восток. Однако 4 июня 1928 года в Хуангутуне под Шэньяном его поезд был взорван и Чжан Цзолинь погиб.

2Взорванный поезд Чжан Цзолиня 

После смерти Чжан Цзолиня войска «фэнтяньской клики» возглавил его старший сын Чжан Сюэлян. Он немедленно прекратил боевые действия против Центрального правительства и начал переговоры относительно прекращения гражданской войны и объединения страны.

29 декабря 1928 года состоялась «смена флагов на Северо-Востоке»: в провинциях Фэнтянь, Гирин и Хэйлунцзян были спущены флаги «бэйянского правительства» и подняты гоминьдановские. В 1929 году Чжан Сюэлян переименовал провинцию Фэнтянь в Ляонин.

Конфликт на КВЖД и «война Центральных равнин»

«Молодой маршал» Чжан Сюэлян был во многом полной противоположностью «старому маршалу» Чжан Цзолиню. Если родившийся в крестьянской семье Чжан Цзолинь за всю жизнь так толком и не научился читать и писать, то Чжан Сюэлян окончил гимназию, а затем военную академию, а также выучился на пилота и стал неплохим лётчиком. Если Чжан Цзолинь всерьёз претендовал на пост лидера Китая и готов был за это воевать, то Чжан Сюэлян был согласен на вторые роли – лишь бы страна стала единой.

Стремясь доказать, что он ничуть не хуже отца, а также исходя из чувства патриотизма, Чжан Сюэлян решил ликвидировать ближайший доступный ему символ иностранного закабаления Китая: захватить КВЖД, которая находилась под контролем СССР (как преемника прав Российской империи).

Однако конфликт на КВЖД окончился неудачей: РККА мгновенно разгромила китайские войска, вынудив восстановить статус-кво.

Тем временем у Центрального правительства дела тоже не шли на лад. Во время Северного похода многие милитаристы формально признавали гоминьдановскую власть, но на деле продолжали жить как прежде. Теперь же, когда Чан Кайши стал пытаться выстраивать вертикаль власти и запретил негосударственным структурам самостоятельно вводить и собирать налоги, они начали воевать за свою кормовую базу. Практически весь 1929 год Чан Кайши был вынужден разбираться с восстаниями милитаристов в разных частях страны.

3Чжан Сюэлян (1901-2001)

В 1930 году стало ещё хуже: против Чан Кайши выступили его противники уже внутри партии Гоминьдан. Ван Цзинвэй и Чэнь Гунбо создали «Движение за реорганизацию Гоминьдана», обвинив Чан Кайши в коррупции и нарушении прав народа. Их тут же поддержали многие милитаристы, недовольные усилением центральной власти. В феврале 1930 года Янь Сишань открыто потребовал отставки Чан Кайши, а прочие противники режима признали Янь Сишаня своим военным лидером. 18 марта войска Янь Сишаня заняли Бэйпин, вновь переименовав его в Пекин. Началась очередная война, получившая название «война Центральных равнин», так как войска Центрального правительства удерживали за собой центр страны и, пользуясь преимуществом центрального положения, громили поодиночке противников, не согласовавших действия между собой. В сентябре 1930 года в Пекине было образовано альтернативное правительство во главе с Янь Сишанем, в состав которого вошли Ван Цзинвэй и другие противники Чан Кайши.

И тут вмешался молчавший до этого Чжан Сюэлян. 18 сентября он неожиданно заявил о поддержке Чан Кайши, а его войска из провинции Ляонин ударили на юго-запад и заняли Пекин (опять переименовав его в Бэйпин) и Тяньцзинь. В октябре с мятежом «старых милитаристов» было покончено.

«Маньчжурский инцидент»

После того, как по итогам русско-японской войны Япония получила Квантунскую область и права на ЮМЖД, для их охраны были размещены войска, административно объединённые в «Квантунский гарнизон». В 1919 году эти войска были реорганизованы в Квантунскую армию. Неподалёку, на территории аннексированной в 1910 году Кореи, размещалась японская «Корейская армия», а на территории японской концессии в Тяньцзине – японская «Гарнизонная армия в Китае». Высший командный состав этих армий чувствовал себя вольными феодалами и зачастую действовал без оглядки на Токио. Кандзи Исивара и Сэйсиро Итагаки, получившие назначение в штаб Квантунской армии в 1928 году, внимательно следили за ситуацией в Китае и разрабатывали планы по её использованию в своих интересах. В конце лета 1931 года они решили, что момент настал; они даже не стали ставить в известность о своих планах нового командующего Сигэру Хондзё (в 1924-1925 годах был советником Чжан Цзолиня, хорошо знал регион), прибывшего к месту службы в августе.

4Японские эксперты оценивают последствия инцидента 18 сентября 

На тот момент Квантунская армия состояла из пехотной дивизии, укомплектованной по штатам мирного времени, и отдельного охранного отряда; общая численность была порядка 10 тысяч человек. Формально у китайской стороны было огромное численное превосходство, но помимо того, что китайские войска были гораздо хуже вооружены и обучены, они были разбросаны по большой территории. 120-130 тысяч человек находились в войсках провинций Хэйлунцзян и Гирин, а из непосредственно примыкавшей к Квантунской области провинции Ляонин Чжан Сюэлян увёл за Великую стену 40 тысяч лучших войск, оставив на всю провинцию около 30 тысяч человек, которым, помимо поддержания порядка, приходилось следить ещё и за корейской границей, за которой находилась ещё одна японская армия.

Вечером 18 сентября 1931 года в районе небольшого озера Лютяо в районе Шэньяна в 22:20 у железнодорожного полотна прогремел взрыв, в организации которого японцы тут же обвинили китайскую сторону. Взрыв был организован так, чтобы не вызвать серьёзных повреждений (участок находился на ровной земле, пострадало лишь около полутора метров рельса, и уже через 10 минут после взрыва через это место прошёл экспресс из Чанчуня), и был нужен лишь в качестве провокации.

Уже в 23:50 японские войска (около 500 человек), прибывшие с Шэньянского вокзала, окружили находившийся неподалёку китайский гарнизон в Бэйдаине (619-й, 620-й и 621-й полки 7-й бригады, общей численностью около 7 тысяч человек), а на следующее утро атаковали его, открыв артиллерийский огонь и уничтожив казармы. К вечеру 19 сентября весь Шэньян оказался в японских руках; китайская Северо-Восточная армия Чжан Сюэляна разом лишилась своих мизерных ВВС.

5Сигэру Хондзё (1876-1945) 

Сигэру Хондзё сначала был возмущён тем, что его поставили перед фактом, но потом решил взять ход событий под свой контроль и перевёл свой штаб в Шэньян, а также обратился к командующему японской Корейской армии Сэндзюро Хаяси с просьбой о подкреплениях (была сформирована 39-я смешанная бригада, переданная в подчинение Квантунской армии). 19 сентября одновременно со штурмом Шэньяна японские войска, охранявшие ЮМЖД, взяли под свой контроль все крупные города на ней, включая Чанчунь в провинции Гирин.

Губернатор провинции Гирин находился в отъезде (соблюдал траур по отцу), а войсками командовал Си Ця – этнический маньчжур, родственник свергнутой императорской династии (маньчжурское имя – Сиця из рода Айсиньгёро). Он в молодости учился в Японии, затем был активным участником «фэнтяньской клики» и имел тесные связи с японцами. Он позволил японцам без боя занять административный центр провинции – город Гирин (восточнее Чанчуня), а затем решил и открыто перейти на их сторону.

Чжан Сюэлян в это время находился в Бэйпине. Узнав о происходящем (в частности о том, что японцы взяли под свой контроль банки Шэньяна, лишив его возможности платить войскам из собственных средств), он связался с Нанкином. Однако Чан Кайши был в это время занят более важными делами: китайские коммунисты захватили часть провинции Цзянси и строили там собственные государственные структуры, и поэтому Чан Кайши, видя в них соперников в борьбе за власть над всей страной, готовил уже третье наступление на контролируемые коммунистами районы. В ответ на обращение Чжан Сюэляна он отдал приказ «сопротивления японцам не оказывать», а вернувшись 22 сентября в Нанкин, объяснил свою позицию на заседании правительства так: в условиях отсутствия единства в отсталой стране ввязываться в войну с наголову превосходящим противником – безумие; нужно сначала покончить с врагами внутри страны, выстроить нормально функционирующие государственные структуры, развить экономику – и уж потом начинать разбираться с внешними врагами, а до этого – терпеть, взывая к международному сообществу.

6Японцы маршируют на Мукден, 18 сентября 1931 

По большому счёту он был прав (где гарантия, что если он уведёт свои ударные армии на север, то по Нанкину тут же не ударят коммунисты или кто-нибудь из «старых милитаристов»), однако с политической точки зрения он потерял много очков и дал прекрасный козырь пропаганде коммунистов.

24 октября в Лиге Наций была вынесена на голосование резолюция, в соответствии с которой Япония должна была в трёхнедельный срок вывести войска, но Япония (какой сюрприз!) проголосовала против, и резолюция принята не была.

Японское наступление

23 сентября Чжан Сюэлян отдал приказ из Бэйпина о переводе военных и гражданских структур провинции Ляонин на запад, в Цзиньчжоу (имеется в виду крупный город на северо-западе Бохайского залива; не путать с тем небольшим Цзиньчжоу возле Даляня, у которого шли бои во время русско-японской войны; по-китайски их названия пишутся разными иероглифами).

Командующим Пограничными войсками был назначен Чжан Цзосян, а гражданским губернатором провинции Ляонин стал Ми Чуньсэн. 25 сентября в Цзиньчжоу были возвращены свыше 20 человек из администрации провинции, которые успели сбежать в Бэйпин. Цзиньчжоу находился на северном конце коридора между горами и морем, соединяющего Северо-Восток с собственно Китаем, и поэтому имел стратегическое значение.

Важную роль в последующих событиях сыграл Хуан Сяньшэн, которого Чжан Сюэлян ещё в 1930 году сделал начальником всей полицейских сил провинции Ляонин. Пока военные концентрировали оставшиеся в их распоряжении силы западнее реки Ляохэ (изначально там находились различные соединения общей численностью до 33 тысяч человек, плюс туда постепенно отступали разбитые части из Шэньяна), он начал переводить на армейские рельсы находившихся под его началом полицейских и сотрудников контрразведки. Силы каждых 3-5 уездов сводились в бригаду, таким образом в его распоряжении оказалось 12 бригад.

7Японская пехота в Маньчжурии 

В связи с тем, что официальные главы провинциального аппарата боялись показываться в Цзиньчжоу и предпочитали командовать провинцией и войсками из Тяньцзиня, Хуан Сяньшэн стал фактическим хозяином Цзиньчжоу. Так как регулярные части Северо-Восточной армии из-за прямого приказа Чан Кайши не имели права вступать в боевые действия против японцев, Хуан Сяньшэн с тайной санкции Чжан Сюэляна начал формирование «неофициальных» вооружённых сил. Естественно, эта активность не осталась без внимания японской разведки, и 8 октября японская авиация совершила налёт на Цзиньчжоу.

Однако пока японцы больше стремились на север, где переход Си Ця на их сторону открывал прекрасные возможности в провинции Гирин. Их ближайшей целью был Харбин и Цицикар, который в то время являлся административным центром провинции Хэйлунцзян. Так как ЮМЖД заканчивалась в Чанчуне, а далее к северу шла принадлежавшая СССР КВЖД, то японцы, не зная, как мог бы отреагировать Советский Союз на появление японских войск, решило сделать вид, что на самом деле происходят обычные китайские междоусобицы милитаристов. Вместо японских войск вперёд двинулись отряды под командованием перешедшего на сторону японцев генерала Чжан Хайпэна.

Во время «Маньчжурского инцидента» Вань Фулинь – губернатор провинции Хэйлунцзян – также отсутствовал на месте, находясь в Бэйпине. С санкции Чан Кайши Чжан Сюэлян 10 октября сделал губернатором провинции генерала Ма Чжаньшаня, до этого командовавшего войсками в Хэйхэ. 19 октября генерал Ма прибыл в Цицикар и собрал совещание, на котором заявил, что «меня поставили руководить провинцией, и я буду её защищать». Он сконцентрировал на северном берегу реки Нэньцзян 7 пехотных, 7 кавалерийских и 1 артиллерийский полк, общей численностью порядка 13 тысяч человек. Эти войска остановили продвижение Чжан Хайпэна, и японцам пришлось сбросить маски и выступить открыто.

8

4 ноября началось сражение за мост на реке Нэньцзян между японскими войсками и войсками Ма Чжаньшаня, продлившееся до 18 ноября. Хотя японцы одержали победу, сам факт того, что кто-то посмел оказать им вооружённое сопротивление, сделал Ма Чжаньшаня национальным героем. Тем не менее, поражение китайских войск было серьёзным, и разбитые войска 19 ноября были вынуждены без боя оставить Цицикар, отступив в Хайлунь. Японцы решили попытаться обойтись далее без вооружённых действий, и начальник разведки Квантунской армии Кэндзи Доихара отправился уговаривать Ма Чжаньшаня поступить по примеру Си Ця, а японцы стали возвращать войска на юг, оставляя север перешедшим на их сторону китайцам.

Сконцентрированная под Цзиньчжоу созданная Хуан Сяньшэном «Армия справедливых и храбрых» могла тормозить продвижение японских отдельных частей, но лишь до той поры, пока за неё не взялись всерьёз.  23 декабря японцы начали наступление от Инкоу силами дивизии при поддержке танков и авиации, и 25 декабря Чжан Сюэлян отдал приказ об эвакуации Цзиньчжоу. 3 января 1932 году Цзиньчжоу был занят японцами.

В начале японского вторжения войска провинции Гирин слепо выполняли приказы Си Ця, а потом действуя по принципу «начальству виднее». Однако постепенно среди некоторых офицеров стало зреть ощущение неправильности происходящего. В итоге в конце января несколько китайских командующих объединили свои войска в «Армию самообороны провинции Гирин» под командованием Ли Ду и решили защищать Харбин от Си Ця; для их разгрома японцам пришлось привлечь группировку Тамона Дзиро. 8 февраля 1932 года командир 3 батальона 666 полка 26-й смешанной бригады Северо-Восточных пограничных войск поднял восстание и создал «Армию национального спасения», быстро выросшую в численности.

9Маньчжоу-го

В целом, к началу 1932 года японцы и союзные им силы прочно контролировали основные центры китайского Северо-Востока. С целью избежать траты ресурсов на официальную оккупацию, японцы организовали 16 февраля 1932 года в Шэньяне «Политическое совещание Северо-Востока», в котором участвовали Ма Чжаньшань (согласившийся перейти на японскую сторону), Си Ця и другие влиятельные местные военные и политические деятели.

18 февраля Совещание объявило об учреждении правительства, а 1 марта было официально провозглашено создание «Маньчжурского государства» (Маньчжоу-го). С этого момента находящиеся на этой территории многочисленные китайские вооружённые формирования перестали быть внешней проблемой Японской империи и стали внутренней проблемой Маньчжурского государства.

Но аппетит островитян только начинал расти.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Алексей Соловьёв

    Хорошая статья. Стоит того что бы купить подписку.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: