Война меломанов. Часть I: Югославия

vm
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Война – одно из тех явлений, которое обладает удивительным свойством проникать практически во все сферы общественной жизни и подчинять всех людей своим законам и нуждам. Война ведется не только при помощи солдат и оружия – в первую очередь война – это борьба мыслей, идей, чувств.

Плохой солдат может оказаться отличным идеологом и народным трибуном, требующим выдержки, храбрости и войны до победного конца. Такой человек становиться незаменимым орудием пропаганды, при помощи которого государство, общество или отдельные его группы стремятся донести свою позицию до своего и чужого населения.

Роль этих людей всегда была велика, но в условиях гражданской войны, когда грань между союзником и неприятелем зачастую практически неразличима, их ценность возрастает многократно.
Одним из ярких примеров такой гражданской войны могут служить Югославские войны 1991-1995 годов, когда вчерашние сограждане СФРЮ оказались на разных сторонах баррикад и повели войну за свои государства, за свой народ и за свою веру.

Но эти войны имели свою особенность. Если искать видеозаписи того времени, вы постоянно будете встречать записи военных концертов, нарезку военной хроники с наложенными на нее песнями, отдельные видео состоящие все из тех же песен и разного рода фотографий военных и политических лидеров и тому подобный материал.

Это неслучайно. Война 1991-1995 всколыхнула те межнациональные, межрелигиозные и идеологические противоречия, которые проявившись во время немецкой оккупации 1941-1945 через кровавую войну всех против всех на территории бывшего Югославского королевства, замалчивались в социалистической Югославии, где в основу национальной политики был положен принцип «Братство и единство».

Крах социализма и расширение свободы слова, а также сам творческий, музыкальный характер балканских народов и наличие многочисленных средств аудио- и видеозаписи позволил тысячам людей вольно или невольно включиться в ту борьбу идей, которые, параллельно с боевыми действиями, повели между собой новые балканские государства. О наиболее заметных исполнителях и песнях эта статья.

foto-1Югославия в конце восьмидесятых

Югославия

Не стоит думать, что народное творчество противоборствующих сторон в ходе Югославских войн развивалось на пустом месте. Наоборот, одной из заметных составляющих югославского восприятия Второй Мировой Войны были партизанские песни, посвященные наиболее выдающимся героям Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) и ее солдатам.
Партизаны и армейские части боролись против немцев, итальянцев, а также четников (сторонников югославского короля Петра, преимущественно православных сербов, которые боролись за восстановление Королевства Югославия) и усташей (сторонников про-нацистского Независимого Государства Хорватия (НГХ), состоящих преимущественно из хорватов-католиков и частично боснийцев-мусульман, которые ради построения Великой Хорватии на территории собственно Хорватии, а также Боснии и частично Сербии развязали жесточайший террор в отношении сербов).

Неудивительно, что после четырехгодичной борьбы, которая шла преимущественно партизанскими методами, на Балканах возникло такое необычное направление музыки, в которой воспевались партизаны, а так же их руководство, в первую очередь в лице товарища Тито, архитектора новой Социалистической Федеративной Республики Югославии (СФРЮ).


«С маршалом Тито, сыном-героем нас не одолеет даже ад! Мы поднимаем головы, мы дружно шагаем и твёрдо держим кулаки!» Песня «Uz Maršala Tita» («С маршалом Тито») была неофициальным гимном партизанского движения.

Однако музыкальная культура Югославии была на редкость отзывчива к новым веяниям, в том числе западным, что привело к появлению довольно любопытных версий патриотических песен, но в гораздо более современной обработке. Эту эволюцию можно проиллюстрировать на примере песни «Sivi Sokole» («Сапсан»), посвященной герою НОАЮ Саве Ковачевичу, который погиб в ходе битвы на реке Сутьеска. Эта битва в середине освободительной войны против немцев имела для новой Югославии примерно такую же роль, как Сталинградская битва для СССР. Вот две версии данной песни:


Классическая версия 


Новая версия. Запомните ее, к ней еще предстоит вернуться

foto-2Сава Ковачевич

foto-3Иосип Броз Тито

Помимо партизанских песен, в Югославии 1970-80 годов были широко распространены также те песни, которые описывали текущие события и настроения. Примером может быть песня «Raćunajte Na Nas» («Рассчитывайте на нас»), посвященная молодому поколению жителей социалистической Югославии. После смерти бессменного главы государства Иосипа Броз Тито, у многих жителей этой балканской державы появилось чувство, что грядут небывалые изменения всей их жизни, что и выражалось в творчестве югославских музыкантов, таких как Đorđe Balašević (Джордже Балашевич).


Песня молодых югославских коммунистов

Впрочем, значительной популярностью продолжала пользоваться и такая музыка, на которую западное влияние не оказала значительного воздействия. Сюжеты этих песен просты и незатейливы, а также весьма далеки от политики. В частности, в подобном жанре, в начале 1980-ых, выступали такие исполнители, как Hanka Paldum (Ханка Палдум) и Nikola Urošević Gedža (Никола Урошевич Геджа).


«Зеленые глаза». В середине 1990-ых, в осажденном боснийскими сербами Сараево, певица будет исполнять патриотические песни в честь мусульманской Армии Боснии и Герцеговины


«Красные гвоздики». Спустя 10 лет, певец стал одним из ярых сторонников создания Великой Сербии и посвятил множество песен сербским героям и четникам, боровшимся за Югославское королевство

Песни о родном городе или чаще селе тоже были весьма характерны для югославской культуры. Образцом такого творчества можно считать песню, записанную в 1982 «Selo moje lepše od Pariza» («Мое село красивей, чем Париж»). Эту песню Сербская академия наук и искусств внесла в список 10 наиболее красивых песен в истории сербской музыки. Стоит отметить, что исполнитель песни Rade Jorović (Раде Йорович) изображен на обложке с одетой на голову шайкачей — сербским национальным головным убором, версия которого с козырьком в ходе войне в Боснии пользовалась значительной популярностью среди военных из числа боснийских сербов.


В ходе Войны 1992-1995 появилось множество песен, посвященных защите родных сел, а также разным военным подразделениям, сформированных в этих поселениях

Своеобразная музыкальная культура Югославии переживала расцвет и была необычайно многогранна. Но крах Югославии привели к тому, что вчерашние исполнители песен про красные гвоздики и зеленые глаза оказались на разных сторонах баррикад, разделенные идеологическими и в первую очередь религиозными взглядами. Началась война, в которой каждый из творцов культуры должен был встать на защиту своей стороны.

foto-4Основные противоборствующие стороны в 1992 году. Хорватия показана красным цветом, хорватские районы Боснии – розовым, Республика Сербская Краина – светло-фиолетовым

Хорватия

Хорватия наряду со Словенией являлась главным очагом сепаратизма конца 1980-ых. Но если мононациональной и достаточно чуждой другим республикам Словении удалось относительно быстро и практически бескровно выйти из состава Югославии, то Хорватию ожидали большие трудности хотя бы в силу наличия значительных территорий (порядка 30%) внутри республики, где большинство населения составляли сербы.

Своих вооруженных сил у республики не было, и весной 1991 года президент Туджман объявил о создании Национальной Гвардии Хорватии, куда среди прочих был призван 25-летний Марко Перкович (Marko Perković), уроженец села Чавоглаве, который получил старый американский пистолет-пулемет «Томпсон» — на тот момент молодая республика оборонялась всем, чем только можно, а любимое оружие американских гангстеров считалось вполне подходящим вооружением для солдата национальной гвардии вместе с «Калашниковым» и чехословацкой «Зброевкой».

foto-5Франьо Туджман

foto-6Марко Перкович и его пистолет-пулемет

Именно этот человек написал песню «Bojna Čavoglave» («Чавоглавский батальон»), которая стала своеобразным гимном защитников Хорватии в «Отечественной войне» (именно такое официальное название в Хорватии носит война 1991-1995 годов).


«За Родину – готовы!»

В ней Марко Перкович «Томпсон» (именно такой псевдоним взял себе певец) описывает защиту родного села, находящегося на самой границе сербских территорий в Хорватии, от «сербских добровольцев, четнических банд». В 1990-ые хорватская (и позднее боснийская) пропаганда перенесла этот термин времен Второй Мировой Войны на сербские войска Республики Сербская Краина (провозглашена на территории Хорватии) и на войска Республики Сербской (на территории Боснии), а также на сербов в целом.

Стоит отметить, что эта версия не была первой – изначально песня носила название «Nećete u Imotske» («Вам не быть в Имотске»), была посвящена защите городка Имотски и носила гораздо более «усташский» характер. Во время Югославских войн «усташами» сербы (и иногда боснийцы) называли как идейных продолжателей НГХ и ее «Поглавника» («Вождь») Анте Павелича, так и всех хорватов в принципе. В «Bojna Čavoglave» от отсылок к усташам осталось только их приветствие – «Za dom spremni!» («За Родину – готовы!»).


«Вас достанет наша рука и в Сербии!». Кстати, недалеко от Имотски родился последний министр обороны Югославии Велько Кадиевич, которого хорваты обвиняли в руководстве сербскими отрядами в начале Войны в Хорватии и совершении военных преступлений. Схожего мнения придерживался и Интерпол, который в 2007 году выдал ордер на его арест. Впрочем, еще в 2005 году генерал Кадиевич получил в России статус беженца и «хорватская рука» его так и не достала

31 декабря 1991 года «Bojna Čavoglave» была исполнена на телевидение Сплита, а в новом 1992 году она стала хитом. Многочисленные вариации «Чавоглавского батальона», в которых исполнители разной степени талантливости пели о защите родных городов и сел охватили Хорватию, а также те боснийские земли, где проживал хорватский народ, увеличивая патриотические и националистические настроения, а также популярность самого Марко Перковича.


Перед самой песней идет 25-секундое поздравление ультраправой «Хорватской Партии Права». Именно ее вооруженное крыло – «Хорватские оборонительные силы» — были одним из главных участников боевых действий в Боснии на стороне хорватского населения. Сам же текст «Мославачского батальона» настолько прост, что хорватские субтитры, скорее всего, будут понятны любому русскому человеку.


Батальон «Гадюка» ведет свой бой против сербов.

На фоне затишья на фронте в 1992 году, которое было вызвано введением войск ООН, у «Томпсона» появилась возможность провести ряд концертов, причем выручка с некоторых из них направлялась на помощь разных хорватским поселениям и армии, а также выпустить свой первый альбом.

В 1995 Перкович возвращается в хорватскую армию, которая в результате успешной операции «Буря» занимает Книн – столицу Республики Сербская Краина. Одним из первых солдат, которые вошли в город, был Марко Перкович. В этом же году он записывает песню «Anica — Kninska kraljica» («Аница — книнская королева»), посвященную победе над мятежной республикой.


«Ради Аницы и бокала вина, подожгу Краину до Книна». Хорватское «освобождение» обернулось изгнанием тысяч сербов из Сербской Краины с потерей своих домов и всего имущества.

Любопытно, что Перковича часто обвиняли в том, что он занимается плагиатом. В частности, музыка «Чавоглавского батальона» очень схожа с исполнением группой «Arinka & tingl – tangl» старой партизанской песни «Sivi sokole» (эта песня приведена в самом начале). А с «Аницей» и вовсе вышел конфуз – ее музыка очень похожа на четническую (!) песню «Nad Kraljevom ziva vatra seva». Однако даже такое сходство не повлияло на популярность певца.

Во многом это связано с тем, что большинство песен, написанных в ходе Югославских Войн, опирались либо на народные мотивы, общие для всей Югославии, либо же на известные югославские песни. Именно поэтому можно довольно легко найти и боснийские версии «Чавоглавского батальона», и сербские (что весьма удивительно, учитывая то, как закончилась «Отечественная война» для Сербской Краины), и даже одну украинскую (в которой певец с какой-то детской обидой в голосе требует от России вернуть Крым), так что даже если Марко Перкович сознательно занимался плагиатом, он явно был не первым и не последним.


Исполнитель песни «Nad Kraljevom ziva vatra seva» — это уже знакомый нам Никола Урошевич, в 1982 году записавший песню «Красные гвоздики».

Конечно, не стоит думать, что именно творчеством «Томпсона» ограничивается хорватская националистическая музыка начала 1990-ых. Однако, пожалуй, именно он стал своеобразным флагманом этого музыкального направления, удачно совместив народные мотивы и современную европейскую музыку. Более того, простота и доходчивость текстов в совокупности с тем националистическим (или даже шовинистическим) зарядом привели к появлению песен, которые были и очевидно еще долго будут востребованы в хорватском обществе.

Другим видным представителем хорватской музыки времен «Отечественной войны» можно считать Мирослава Шкоро (Miroslav Škoro), который с 1985 исполнял песни в традиционной хорватской манере, а в 1992 году записал альбом «Ne dirajte mi ravnicu» («Не трогайте мою равнину»), в котором одноименная песня отображала настроения многих хорватов, желавших защитить целостность своей республики. В дальнейшем певец записывает множество песен в народном стиле, выступает совместно все с тем же Марко Перковичем, а с 1995 по 1997 год даже занимает должность Генерального консула Хорватии в Венгрии, продолжая концертную деятельность.


Мирослав Шкоро

Обращение к национальным мотивам вообще приняло широкий оборот в годы Югославских войн. Не стала исключением и Хорватия. Популярностью пользовался такой жанр как «Bećarac» — шуточная народная песня, название которой означает примерно «Песня гуляки». Исполняется она обычно на застольях, хором, под аккомпанемент гармони, а также такого инструмента как тамбурица — это одна из разновидностей струнного щипкового инструмента наподобие мандолины.


Националистический Bećarac


Увидев этот ролик, можно сначала решить, что видеоряд на песню подобран каким-нибудь сербским шутником.

Значительное распространение получили новые версии старых хорватских патриотических песен, в частности времен НГХ. Хотя и здесь случались казусы.

В частности, утверждается, что песня «Boj se bije» («Идет сражение») в которой есть упоминание усташей, является измененной версией песни времен Венгерской Революции 1848 года под названием «Marširala, marširala, Jelačića vojska» («Шла, шла армия Елачича»), посвященной герою Хорватии, ее тогдашнему правителю (бану) в составе Австрийской Империи, генералу Йосипу Елачичу.


Песня проиллюстрирована плакатом времен Независимого Государства Хорватия.

Однако, в то же время, сербы утверждают, что песня «Boj se bije» является ничем иным, как переделанной версией старой сербской патриотической песни «Marširala kralja Petra garda» («Шла гвардия короля Петра»), которая посвящена сербскому (позднее – югославскому) королю Петру, правившему с 1903 по 1921 год. Позиция сербов выглядит убедительней, однако песня «Boj se bije» все равно остается довольно популярной.


Сербская версия. Найдите 10 отличий.

Популярной была и песня «Evo zore, evo dana» («Приходит рассвет, приходит день»), посвященная видным деятелям НГХ – Рафаэлю Бобану и Юру Францетичу, которые возглавляли «Черный батальон» — одну из самых боеспособных частей хорватской армии времен Второй Мировой. Ряд хорватский военных подразделений, воевавших в частности в Боснии, считали себя продолжателями дела усташей по созданию Великой Хорватии (что на определенном моменте стало противоречить политике самого Загреба, который к 1995 году окончательно отказался от идей присоединения хорватской части Боснии), поэтому неудивительно, что данная песня пользовалась широкой популярностью.


Одна из военных версий «Evo zore, evo dana».

Особую роль в новой истории Хорватии заняла Битва за Вуковар, называемая также «Хорватским Сталинградом». Населенный преимущественно сербами Вуковар, по результатам проведения границ союзных республик внутри социалистической Югославии, оказался в составе Хорватии на самой границе с Сербией. Попытка хорватской гвардии установить контроль над городом и гарнизонами Югославской народной армии привела к тому, что сами атакующие хорваты оказалась в осаде со стороны армии и добровольческих подразделений сербов. Трехмесячная оборона города шла с огромным упорством, и хотя в итоге сербы заняли город, но он был практически полностью разрушен, а сама победа стала пирровой для сербский войск. При этом обе стороны обвиняли друг друга в совершении военных преступлений. Вуковар был в итоге передан в 1998 году Хорватии. В память об обороне остался ряд песен.


«В Вуковаре многие четники оставили бороду». Довольно жизнерадостная песня, посвященная этому весьма мрачному событию, является видоизмененной версией старой патриотической песни «Ustane bane» («Восстань бан»), посвященной уже упомянутому Йосипу Елачичу и угнетению венграми хорватов (до 1918 года Хорватское Королевство входило в состав Венгерского Королевства, которое в свою очередь было частью Австро-Венгрии).


Оригинал песни «Ustane bane»

Хотя война в Хорватии официально считалась освободительной войной от югославского (сербского) господства, для многих людей происходящие события были в первую очередь войной гражданской, войной со вчерашними соседями, войной, которая возникла из-за амбиций руководителей Хорватии, Боснии и Сербии (Туджмана, Изетбеговича и Милошевича). Конечно, такая позиция в годы самого напряженного противостояния не находила достаточной поддержки для прекращения братоубийственной войны, однако, по прошествии времени, такая позиция тоже получила право на существование в Хорватии.

Подобный взгляд на войну можно увидеть в песни «E, moj druže Beogradski» («Эй, мой друг белградский») представителя т.н. новой волны югославской музыки Юра Стублича. Сама песня представляет собой сожаление певца о том, что он должен стрелять во вчерашнего друга, однако он надеется, что пуля в его бывшего сербского товарища не попадет. Это весьма необычная позиция в условиях военного угара выгодно выделяет Стублича среди прочих хорватских исполнителей.


Под песней встречаются любопытные комментарии, вроде «SRBI I HRVATI FOREVER!!!!!!»

Эпилог

«Отечественная война» в Хорватии явилась определенным тестом для хорватских исполнителей. Кто-то начал восхвалять усташей, видя в НГХ тот прототип будущей Великой Хорватии, которая с крахом Югославии казалась такой близкой. Для кого-то война стала поводом свести счеты с бывшими сербскими (или боснийскими) коллегами при помощи острых текстов. Другие открыли для себя истинный патриотизм и стали призывать сограждан на борьбу с агрессором.

Немногочисленные певцы старались остановить кровопролитие между вчерашними «товарищами», которые сегодня оказались на разных сторонах. Но для всех этих людей верно одно – никого из них война не оставила равнодушным.

Что-то подобное можно было наблюдать и в остальных республиках, в частности в Боснии и Сербии. Но там, как и в Хорватии были свои особенности…

Продолжение следует.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: