Вуковарский капкан: Часть I

vukovarsky_kapkan-1
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Вуковарский капкан: Военная операция ЮНА в Хорватии.

Сербы и хорваты… Взаимоотношения этих двух братских народов редко можно было назвать хоть сколько-нибудь теплыми. Взаимное недоверие, противостояние, а затем просто ненависть заботливо культивировались политическими элитами и самими людьми благодаря большому количеству накапливающихся счетов, которые со временем только раздувались в размерах.

История взаимоотношений хорватов и сербов, проживавших на хорватских землях, берут свое начало в XIV веке. Поражение на Косовом поле (которое явно пользовалось огромной популярностью у воюющих, поскольку всего сражений на нем было восемь, а то самое, приведшее к «погибели Сербии», числилось всего лишь четвертым) в 1389 году привело к постепенному бегству сербов на север, за Дунай, в земли более христианского владыки Великого Венгерского королевства.

1Битва на Косовом поле (рис. А. Батова)

Венгерские короли, разумеется, не собирались упускать такую прекрасную возможность получить новых подданных и охотно привечали переселенцев, раздавая земли прямо на берегу Дуная. Не сказать, чтобы местное хорватско-католическое население особо радовалось прибытию сербо-православных родственников, но население Воеводины и Славонии было достаточно редким, свободная земля имелась, и межэтнические (следовательно – межконфессиональные) конфликты более-менее сглаживались.

Самым примечательным было то, что число уходивших на север было поначалу очень невелико, ведь поражение никаким образом не сказалось на Сербии. На нее наложили контрибуцию и заставили признать себя вассалом турецкого султана, однако не стали посягать на целостность новоприобретенных владений. Сербы же стали одним из становых хребтов османской армии наряду с сипагами и янычарами. Именно они внесли решающий вклад в разгром под Никополем крестового похода короля Венгрии Сигизмунда и герцога Бургундии Иоанна Бесстрашного в 1396 году. Сербы же спасли и турецкую армию от полного вырезания в Ангорской битве 1402 года, вместе с янычарами прикрыв их бегство.

2Атака европейских рыцарей под Никополем

Однако в 1459 году, после долгой череды войн между турками и сербами, в какой-то момент даже вернувшими себе независимость (1402-1438 года), Сербская деспотия была поглощена Оттоманской Портой окончательно. Это событие привело к тому, что тонкий ручеек переселенцев, бежавших за Дунай от мусульман, превратился в довольно сильную реку.

Примечательно, что бок о бок с сербами уходили и боснийские хорваты. Бегство хорватов было вызвано некоторыми особенностями религиозного положения в Боснии, где значительная часть населения исповедовала богумильство (богомильство) – одну из ересей, появившихся в Болгарии в X веке и являвшую собой смесь христианства и манихейства. Богумильская вера даже была официальной в Боснийском королевстве в XIII-XIV веках. Впрочем, ортодоксальные сербы и хорваты признавать ересь за религию отказались. Когда же в Боснию пришли турки, богумилы организованно и достаточно быстро стали мусульманами, тем самым вызвав организованный исход христиан из большинства крупных городов и бегство хорватов на юг, ближе к побережью, контролируемому венецианцами.

Дальнейшее турецкое наступление на Балканах порождало сильнейшие этнографические парадоксы, которые в будущем аукнутся именно во время Югославских войн. К 1530 году турки заняли территории, которые в будущем будут известны как Хорватская Краина. Это вызвало массовый исход хорватов на запад и север. Территории совершенно опустели, и их тут же заняли сербские переселенцы из Боснии. Самым удивительным было то, что занятые сербами земли были одним из центров древней Хорватии и значили для них примерно то же, что для самих сербов – Косово и Метохия.

3Великое переселение сербов 

Последующие события продолжили перекраивать этническую карту Балкан. Поражение турок под Веной в 1689 году и рейд в Македонию генерала Пикколомини вызвал полномасштабное сербское восстание. Османы устроили карательный поход во главе с великим визирем Мустафой Чуприличем. Испуганные сербы бежали на север. Тогда австрийский император по предложению францисканского монаха Томо Роспасари предложил сербам свободу вероисповедания, право на самоуправление, освобождение от налогов и другие льготы взамен на военную службу.

Благодаря митрополиту Крушедольскому Исайе (Джаковичу) сербы смогли не только получить земли  на северном берегу Дуная (австрийцы не предполагали их переселения), но и распространения этих льгот на земли Срема, Славонии и Краины, уже заселенные беженцами. За один сентябрь 1690 года за Дунай переправилось, по разным сведениям, от 30 тысяч человек до 37 тысяч семей. В дальнейшем поток ослабевал не очень сильно, приведя к тому, что Воеводина, Восточная Славония и Краина постепенно становились полностью сербскими. Второй исход, произошедший в 1740 году, уже не столь интересен, потому что в основном пришелся на Россию.

seoba-srba-1690Переправа сербов через Дунай

Образовавшаяся в результате сербской миграции и полной беззащитности юга Австрийской Империи Военная Граница была расформирована в 1881 году, а земли поделены между королевством Венгрия и королевством Хорватия. Все льготы были отменены, а католическая церковь обрела карт-бланш на обращение «еретиков».

Вместе с тем, к югу от Дуная события принимали долгожданный оборот – Сербия сумела завоевать сначала автономию, а затем и полную независимость при поддержке России и Черногории (единственной славянской балканской страны, не оказавшейся под властью турок, хотя иногда через ее территорию можно было просто переплюнуть). Все это вызвало уже некоторый отток православного населения назад, на земли предков.

Национальный вопрос же постепенно приобретал все большую остроту, поскольку политическое противостояние Австро-Венгрии и Сербии на полуострове все нарастало, а сербское население империи рассматривалось Веной как потенциально опасное и лояльное к врагам. Особый пик противостояния пришелся на Боснийский кризис, ввиду недостатка боеприпасов в Российской Империи все же не приведший к большой войне.

5Сербская артиллерия на позициях, Юго-Западный фронт

Православное население Боснии желало воссоединения со своими независимыми собратьями, хорваты столь же открыто поддерживали Вену, а сербские жители Славонии, Краины и Срема оказались в заложниках у текущего политического положения.

Первая мировая развела братские народы еще дальше. Хорватские домобранцы большую часть Первой мировой были одной из опор Императорской и Королевской армии (вооруженных сил Австро-Венгрии), в то время как сербы то и дело дезертировали, пусть и не так повально, как чехи. К 1917 году в Русской Императорской армии из числа военнопленных был создан Сербский добровольческий корпус, не успевший, правда, себя проявить, но и не согласившийся принимать участие в Гражданской войне и интервенции, в отличие от чехов, вывезших из страны несколько тысяч вагонов с уворованным барахлом и некоторой частью русского золотого запаса (какой именно – неизвестно).

6Николай II приветствует солдат 1-й Сербской добровольческой дивизии во время смотра на стрелковом поле

Одним из итогов Первой мировой стало образование Королевства сербов, хорватов и словенцев, объединившее под властью Белграда бывшие территории Габсбургов, населенные южными славянами. К этому моменту хорваты уже достаточно заразились идеей формирования югославянского государства, чему откровенно способствовала мировая война, но дальнейшие события показали, что надеяться на какую-либо культурную или территориальную автономию им было бесполезно. В поделенной на бановины стране сербский национализм поддерживался на государственном уровне, что приводило остальные народы к формированию своих национальных движений, боровшихся за независимость. Одним из них были печально известные усташи, убившие в Марселе короля Александра Карагеоргиевича.

7Петар Брзица с головой разделанного им четника 

Вторая мировая окончательно запутала ситуацию. С одной стороны, созданное нацистами Независимое Государство Хорватия устроила форменную политику террора, вырезав в одном только Ясеноваце 700 000 сербов. Хорватом же был человек, поставивший международный рекорд по самоличному убийству людей в день. Петар Брзица за одну ночь сербосеком разделал 1360 человек, за что получил серебряный сервиз от администрации лагеря, а от капеллана (выдавшего подарок от лица Римо-Католической церкви) – золотые часы. В СФРЮ он был заочно приговорен к расстрелу.

С другой стороны, огромное количество хорватов воевало на стороне коммунистов в рядах Народно-Освободительной армии Югославии. Раде Кончар, Йосип Краш и многие другие затем в Союзной Югославии почитались как народные герои.

8Радостные усташи отпиливают голову сербу. Концентрационный лагерь Ясеновац

Единая Югославия на время сумела распутать клубок противоречий. Сытная жизнь без особых потрясений, активная пропаганда братского партизанства югославских народов и самой национальности «югослав» сделали свое дело. Тридцать с лишним лет народы наслаждались относительным миром и спокойствием, пока в начале 80-х страну не начали одолевать самые разные проблемы.

В данном случае, в отличие от Словении, на первый план стали выходить не экономические, а национальные проблемы. Если словенцы за последние пятьсот лет с сербами практически не взаимодействовали, и националисты упирали на то, что они кормят своего большого ленивого соседа, то в хорватском случае упор был на территориальный вопрос.

9Раде Кончар со своей женой Драгицей, так же расстрелянной усташами

Следует отметить, что действия хорватских (и сербских) националистов имели определенную поддержку извне. В США со времен Второй мировой осела довольно многочисленная хорватская и сербская диаспоры из числа усташей, четников и прочих националистов. Американцы активно пользовались их услугами при организации периодических забросов в страну боевиков. Туда же выезжали и многие недовольные коммунистическим режимом, решившие посвятить себя «борьбе с красной угрозой». Одним из них стал Франьо Туджман.

10Франьо Туджман во время службы в НОАЮ

Родившийся в 1922 году в Велико-Трговишче, Туджман в 1941 году с отличием окончил гимназию. Югославия к тому моменту была уже захвачена немцами, и в ней нарастало движение сопротивления. По понятным причинам он не мог вступить в ряды четницкого движения, готового резать кого угодно во славу Великой Сербии. Коммунистическое же движение куда больше привлекало человека, отец которого был районным лидером Хорватской крестьянской партии, пусть и разрешенной, но имевшей достаточно левые взгляды. К середине 1944 года он стал командиром 4-й словенской ударной бригады имени Матии Губеца, к 1953 году – полковником, а в 1959 году – генерал-майором.

В 1963 году генерал-майор Туджман вышел в отставку и стал директором Загребского Института истории рабочего движения, из которого в 1966 году был уволен за плагиат, заодно оказавшись исключенным из Союза Коммунистов Югославии. Оскорбленный в лучших коммунистических чувствах, Франьо ударился в другую крайность – ту самую, против которой он боролся с оружием в руках в рядах словенской ударной бригады. Причем власти Югославии характеризовались какой-то непозволительной мягкостью в своих антинационалистических действиях, свойственных раньше Веймарской республике. В 1971 году, после подавления «хорватский весны», Туджман получает свой первый срок, но из двух лет отсиживает только 9 месяцев. Вместе с ним из армии выгоняют 20 генералов ЮНА, поддержавших массовые выступления.

Родившись таким образом для националистического движения в Хорватии, генерал-майор в отставке, которому даже сохранили его звание и награды, продолжил свою националистическую агитацию. Туджман давал интервью иностранным СМИ, благодаря чему был замечен хорватской диаспорой за рубежом.

Руководство усташей охотно ухватилось за Франьо и стало его активно продвигать. Бывший генерал-майор ЮНА, переметнувшийся на сторону своих бывших противников – такую крупную рыбу было грех упускать.

В 1981 году в Нью-Йорке выходит его книга «Национализм в современной Европе». В ней автор делал вывод, что положение Хорватии в СФРЮ сравнимо с положением Индии в Британской империи. После этого власти не стали церемониться и в феврале впаяли ему три года тюремного заключения и 5 лет запрета занятия общественной деятельностью. Отсидев в Лепоглаве (бывшем монастыре, в котором всю историю Югославии содержались политические заключенные) 17 месяцев и лишенный всех званий и наград, он вышел на свободу, а в 1987-м вообще получил разрешение на выезд из страны, после чего читал лекции в США и Канаде.

ris-12Франьо Туджман в роли президента Хорватии 

Следует отметить, что к середине 80-х подобные действия югославских властей уже нельзя назвать удивительными. В стране, в которой объединяющим стержнем была фигура уже лет пятнадцать как покойного Вождя – Йосипа Броз Тито, политические элиты постепенно приходили к выводу, что союзная Югославия им не нужна, а потому самые разные националисты ощущались не как непримиримые противники, а как конкуренты.

Однако Туджман не стал задерживаться на западе надолго и вернулся в 1989 году назад в Югославию, стоило только появиться разрешению на создание партий. Основанное им ХДС (Хорватское Демократическое Содружество) победило на выборах 1990 года и даровало Туджману пост президента Хорватии.

Следует отметить, что хорваты были не одиноки в своем стремлении установить националистическую преемственность своей власти. Как Туджман приобретал легитимность при помощи связи с движением усташей и НГХ, так и сербы стремились упрочить свои связи с прошлым путем обращения к временам королевской Югославии. Так, в 1989 году Момчило Джуич, один из лидеров четницкого антикоммунистического движения «Равна Гора», произвел Воислава Шешеля, будущего лидера сербских националистов, в воеводы, высшее военное звание королевской Югославии.

ris-13Момчило Джуич и Воислав Шешель

Важную роль в окончательном забвении братства и единства сыграло пятисотлетие Косовской битвы. Всплеск национализма привел к тому, что сербы отмечали Видовдан с невиданным доселе размахом и торжеством. По всем городам, где имелась хоть какая-нибудь сербская община, проводились торжественные марши, вызывавшие озлобление со стороны местного несербского населения, которым на этот праздник было откровенно плевать. С другой стороны, если можно сербам, то почему бы по какой-нибудь памятной дате не помаршировать хорватам или муслиманам? Все чаще раздавались голоса о том, что сербы попросту захватили исконные земли хорватского народа (заявления настолько же голословные, как и обычно, однако важен сам факт высказывания подобной идеи).

К 1990 году ситуация осложнилась до предела. Сабор Хорватии принял закон, в котором хорватский язык был признан единственным языком на территории Хорватии. Лидеры митинга в поддержку косовских сербов были обвинены в национализме и получили сроки. Наконец, в феврале 90-го в Книне была создана Сербская демократическая партия. После же победы ХДС на выборах, на которые не была допущена ни одна сербская партия, на дорогах, ведущих на территорию, населенную сербами, начали появляться баррикады.

Франьо Туджман сразу запустил маховик националистических преобразований. Из названия республики тут же исчезло слово «социалистическая», звезда на флаге сменилась «шаховницей» (щитом с шахматным чередованием белых и красных квадратиков), было запрещено кириллическое письмо, а из государственных структур началось увольнение сербов вне зависимости от их политических предпочтений или профессиональных качеств. Венцом же всех перемен стало официальное признание НГХ не коллаборационистским образованием, а государством, выражавшим тысячелетние чаяния хорватского народа о независимости.

12

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Бело-сине-красный

    Ярослав! Вы непропорционально много внимания уделяете предыстории. В первой части статьи про Вуковарское сражение у Вас ни разу не упоминается город Вуковар, равно как и сам год битвы — 1991. Вы так увлекаетесь предысторией, что становится непонятным, а почему эта статья называется «Вуковарский капкан», а не «Краткая история сербо-хорватских отношений»? Предыстория важна, но не в таких же количествах!

    Искренне желаю Вам дальнейших успехов и развития в публицистическом деле!

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: