“Христианское, немецкое, союзное” – Австрофашизм.

Австрофашизм
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on RedditShare on Tumblr

Австрия. Страна, при упоминании которой люди (по крайней мере, те, у кого я спрашивал) всегда представляют себе что-то изысканное, древнее, богатое и недостижимое. Австрия вообще страна уникальная, тем более по меркам сегодняшнего Евросоюза – Австрия не состоит в НАТО (нейтралитет сохраняется с самого момента подписания Государственного Договора 1955 года), Австрия – родина множества известных единиц и марок стрелкового оружия (Glock, Steyr), а также бронетехники (Pandur). Австрийцы живут припеваючи, являются дружелюбными, гостеприимными и уживчивыми людьми.

Взглянем на состав верхней палаты австрийского парламента, бундесрата. Всего в нем 64 депутата, избираемых сроком на 5-6 лет. 22 места занимает Австрийская народная партия, прямиком за ней идут 20 социал-демократов, а на третьем месте – еще одни правые, Свободная партия Австрии. В нижней палате парламента – национальрате – социал-демократы обходят Австрийскую народную партию всего лишь на 2 места: 52/50.

Австрийская народная партия – прямая наследница австрийских христианско-социалистов, а значит, и включившего ее в себя как основу коалиционного блока – Отечественного Фронта – партии, исповедовавшей крайне правую политическую идеологию – австрофашизм, совмещая ее с корпоративистскими принципами, идеологию, о которой и пойдет речь в данной статье и которая стоит у истоков именно той Австрии, какой мы ее видим сейчас.

Начнем с краткого рассмотрения тех самых принципов корпоративизма, потому что на них и базируется по большей своей части идеология австрофашизма. Корпоративизм есть не что иное, как предложенная католической церковью, а конкретно Папой Львом XIII, альтернатива классовой борьбе и индивидуализму. В папской энциклике говорилось о необходимости поиска компромисса и налаживания сотрудничества между классами для построения государства, сочетающего в себе реализацию человека, как члена общества (начиная семьей и заканчивая районом, профорганизацией или церковным приходом).

Это же ведет к потребности в различных общественных организациях, соединяющих людей одной профессии/занятости, куда входят как собственники предприятий, так и их работники. Такая форма объединений противопоставлялась профсоюзам, и в ней чувствовалось влияние средневекового гильдейского синдикализма. Естественно, идеология получила огромное распространение в период интербеллума, так как выступала одновременно против коммунизма и «исчерпавшего себя» либерализма. Как нам известно, впоследствии корпоративизм сольется с авторитаризмом, став, таким образом, частью доктрины фашизма.

В малых странах Европы стал популярен так называемый «диктаторско-вождистский» корпоративизм, в том числе и в Австрии. Этому способствовала прежде всего Великая Депрессия, а также недавнее свержение монархий в большинстве стран Европы.

1

На корпоративизме и основан австрофашизм – ультраправая политическая идеология, широко опирающаяся на церковь, заимствующая многое у режима Муссолини, пропагандирующая отказ от классовой борьбы и установление в стране «сословного государства». Однако, к 1927 году, который можно считать отправной точкой в процессе установления данного режима в Австрии, в стране существовала лишь христианско-социальная партия, входившая в коалицию других правых партий, и противостоявшая, соответственно, блоку левых партий.

Обе группировки имели свои вооруженные банды-группировки, состоявшие из фронтовиков (основными были «Союз обороны родины» (хеймвер) и «Республиканский союз стрелков» (шуцбунд)), обе регулярно сталкивались интересами – как на трибунах парламента, так и на улицах городов. Именно правые вооруженные группировки являлись главными носителями раннефашистской идеологии, воспевавшей войну как символ очищения от грехов и символ братства.

3

Впоследствии хеймвер так и не перерос свое преимущественно военное назначение, и к концу 1930-х годов утратил свое влияние, превратившись в персональных солдат правых сил, несмотря на то, что его руководитель, князь Эрнст Рюдигер фон Штаремберг, на краткий период времени руководил страной и Отечественным фронтом – главной и единственной правящей партией страны.

2

Первыми шагами к фашизации Австрии явилось постепенное угасание парламентаристской демократии и централизация власти. Переломным моментом стал все тот же 1927 год, когда христиано-социалисты уверенно выиграли выборы, а правительство все также уверенно подавило масштабные выступления венских рабочих. Экономический кризис, ударивший в конце 1929 года, только катализировал эти процессы. На некоторое время они были замедлены начавшимися было распрями в руководстве правых сил, которые и привели к власти канцлера Энгельберта Дольфуса.

Окончательной победой правых можно считать государственный переворот 1933 года, осуществленный христиано-социалистами и хеймвером. Дольфус распустил парламент, взял всю полноту власти в свои руки, запретил все партии, кроме новообразованной коалиции ультраправых – Отечественного фронта. Так как левые представляли собой наиболее сильных конкурентов, тут же по всей стране прошли массовые аресты и даже казни. В то же время Дольфус устранял лишь истинно опасных противников – лидер социал-демократов продолжал спокойно жить в Австрии. Деятельность коммунистов была сведена на нет, отдельные группировки оставались только в подполье.

В 1934 году опасения насчет левых оправдались – в Вене началось восстание, подавленное правительством при поддержке артиллерии и бронеавтомобилей.

Устранив всех противников, Дольфус и клерикальные силы консолидировали свою власть и влияние. В том же 1934 году была принята Майская конституция, теперь уже законодательно закреплявшая в стране режим австрофашизма с использованием принципов корпоративного государства. Конституция также вводила новый государственный лозунг: «Во имя Бога Всемогущего, дарующего все права, австрийский народ получил эту конституцию для своего христианского немецкого союзного государства, построенного на сословном принципе».

Австрофашизм преимущественно фокусировался на истории Австрии. Католическая церковь сыграла в этом процессе большую роль, которая в итоге привела к отчуждению германской культуры. По логике этой философии, австрийцы были лучше немцев (к тому времени большинство населения Германии исповедовало протестантизм), а Австрия, хоть и объявлялась вторым немецким государством, но «лучшим немецким государством». Монархия была возведена в идеал и абсолют как лучший политический строй, который Австрия потеряла после Сен-Жерменских соглашений.

Австрофашисты проявили себя довольно умелыми экономистами, предотвратив социальный коллапс страны путем введения протекционистских мер, а также пропагандой «отказа от классовой борьбы» и принципов корпоративистских объединений – ими были заменены профсоюзы. В 1935 году ввели цехи по аналогии со средневековыми цехами. Результаты не заставили себя ждать – к 1938 году безработица снизилась вдвое, уменьшились общие расходы государства, началось развитие туризма и легкой промышленности.

При отмене выборов сохранялась борьба между Австрийским картельным союзом (студентами при поддержке церкви) и Отечественным фронтом. В обмен на поддержку партии и ее курса правительство обещало гарантированное трудоустройство, помощь в жилищном вопросе. Международная торговля из-за внезапно ударившего кризиса была сначала сильно ограничена в пользу корпоративистских объединений, а затем и вовсе запрещена.

Образование при режиме Дольфуса-Шушнига также зашло на новый виток развития. Благодаря легализации того огромного влияния, что имела католическая церковь, образование кардинально изменилось. В 1933 году была принята серия законов, ставивших образование на один уровень с курсом Отечественного фронта. В конце концов, чтобы пройти экзамен, необходимый для выпуска из школы, ученики должны были иметь знания и в религиозной сфере. Образовательные возможности для женщин при новом режиме также были сокращены.

4

После роспуска парламента правительство также фактически распустило Конституционный Суд Австрии. Четыре его члена, все христиано-социалисты, подали в отставку, а правительство в свою очередь запретило избрание и назначение новых судей, тем самым эффективно закрывая Суд. В сентябре 1933 года были официально учреждены лагеря интернирования для членов политической оппозиции. Социал-демократы, социалисты, коммунисты, анархисты – все были признаны диссидентами и помещены в эти лагеря на время рассмотрения их судебных приговоров.

Национал-социалисты в этот список не входили, но после Июльского путча 1934 года (убийство Дольфуса) национал-социалистов также записали в эту группу. 11 ноября 1933 года правительством были приняты законы, устанавливавшие наказание в виде смертной казни через повешение за такие преступления как убийство, поджог, а также «публичное насилие путем нанесения существенного ущерба собственности других людей и собственности государства».

В феврале 1934 года бунты и мятежи были также занесены в список «смертных» преступлений. Судьи были проинструктированы о том, что если они не вынесут смертный приговор по вышеперечисленным делам в течение трех дней, то их освободят от должности, а дело передадут в суд присяжных. Джон Гюнтер писал в 1936 году, что «государство развернуло настоящее наступление на права граждан», указывая, что в 1934 году полиция обыскала более 106 000 венских домов и арестовала 34 000 национал-социалистов, коммунистов и социалистов.

Несмотря на это, он также добавил: “Но! – и это очень важное “но!” – террор никогда не достигал того репрессивного пика, какого он достиг в национал-социалистической Германии. Подавляющее большинство арестованных и осужденных вскоре вышли из тюрьмы. Даже когда диктатура Шушнига достигла своей наивысшей точки, многие не воспринимали её всерьёз. Причина всему этому – Австрийская мягкость, гениальность в вопросах соглашений и компромисса, австрийской любви к некоторому витанию в облаках и, безусловно, австрийской лености».

Что касается изменений в государственном аппарате, то Майская конституция изменила название «Республика Австрия» на «Федеральное государство Австрия» несмотря на то, что конституция-то как раз и сокращала автономию федеральных земель. Хотя Федеральный Совет был сохранен, но всего лишь как сильно ограниченный орган контроля федерального правительства.

Вместо всенародных выборов в Национальрат были введены выборы по четырем так называемым «Советам» – Культурному, Государственных дел, Земель Австрии и Экономических дел (позднее выбирался семью корпорациями, отражающими работников и владельцев предприятий). Национальрату также урезали полномочия, он теперь имел право лишь принимать правительственные декреты. Огромная власть в государстве передавалась в руки федерального канцлера, который единолично назначал свое правительство, и федерального президента, который условно-формально назначал канцлера.

Также, как и салазарская конституция 1933 года, Майская конституция провозглашала католический корпоративизм в Австрии, принципы которого мы рассмотрели ранее. Этот строй был подкреплен папской энцикликой Quadragesimo anno, отрицавшей социалистическую и капиталистическую системы.

5

Официальной культурной политикой австрофашизма было возвращение барокко и других «дореволюционных» стилей архитектуры. Государство поддержало и изображение различных исторических событий, вплоть до тех, которые произошли еще до Великой французской революции. Так, было написано множество картин на тему «Угрозы с Востока», посвященных вторжению Оттоманской империи в земли Австрии – эта ситуация как бы переносилась на Советский Союз. Таким образом правительство хотело дать людям понять, что «культурный большевизм» – сила, которая представляет большую угрозу для Австрийского государства.

6

Вопреки распространенному мнению, в период с 1933 по 1938 год в Австрии не существовало никакой официальной легализации антисемитизма. Публичное насилие над евреями было делом редкого случая. Австрофашистское государство находилось под огромным давлением со стороны национал-социалистической Германии, которая примерно в то время ввела так называемый «барьер тысячи марок», направленный на ограничение туристических маршрутов Германия-Австрия и наоборот. После провального нацистского переворота 1934 года множество евреев поддерживали официальный режим. Высокопоставленные лица в правительстве открыто поддерживали Зальцбургский фестиваль, на котором выступало множество артистов еврейской национальности, такие как Герберт Граф, Александр Моисси, Макс Рейнхардт, Маргарита Валльман и Бруно Вальтер.

Вальтер также возглавлял Венскую Государственную Оперу вплоть до 1938 года и участвовал в фестивале, который страшно раскритикован национал-социалистической Германией и даже бойкотирован такими немецкими артистами, как Рихард Штраус, Вильгельм Фюртванглер и Клеменс Краус. Фестиваль также был осужден австрийскими антисемитами и остатками недобитых оппозиционных партий ультраправого крыла.

Множество евреев покидали Германию и находили временное убежище в Австрии. Такие известные деятели искусства как кинорежиссер Генри Костер и продюсер Джо Пастернак не могли более работать в национал-социалистической Германии и продолжили снимать фильмы в Австрии. Венский театр в Йозефштадте предоставил многим еврейским актерам, продюсерам и руководителям. Среди них были и Альберт Бассерман, Егон Фридман, Ганс Ярай, Отто Премингер (директор театра до 1935 года), Эрнст Лотхар (директор до 1938 года) и Франц Верфель.

Атлеты-евреи сделали венский спортивный клуб «Хакоах» одним из наилучших спортклубов Австрии, он удерживал такой титул вплоть до 1938 года. Его атлеты и после распада клуба были известны по всей Европе.

7

И все же во времена чистки правительственных учреждений множество евреев были сняты со своих постов из-за подозрений в симпатии к коммунистам, социалистам, социал-демократам. Также известны некоторые вспышки антисемитизма в печатных органах особо ультраправого крыла. Несмотря на это, евреи были одной из важных частей австрийского общества до 1938 года. Но некоторые из них не смогли оправдать свои надежды на беззаботное будущее до 1938 года, особенно в период после июльского соглашения 1936 года, когда была проведена амнистия многих осужденных нацистов. Среди самых примечательных евреев, покинувших Австрию до 1938 года, были писатель-новеллист Стефан Цвейг и актер Отто Премингер.

Именно антипангерманская австронационалистическая позиция австрофашистов привела к тому, что режимом стал недоволен главный диктатор Европы того времени – Гитлер. В 1934 году Энгельберт Дольфус был застрелен переодетыми эсэсовцами, занявшими здание канцелярии. Выбивать их оттуда пришлось силам хеймвера и войскам под предводительством ближайшего сподвижника убиенного канцлера, доктора Курта фон Шушнига. Одной из причин поражения путча стала угроза итальянской интервенции: Муссолини в срочном порядке собрал четыре дивизии и выдвинул их к австрийской границе, угрожая Гитлеру войной с Италией в случае оккупации Австрии Германией.

8

Шушниг, однако, не смог долгое время удерживать дела в положении того шаткого баланса, который построил Дольфус. Хотя он также противостоял Гитлеру в борьбе за умы австрийцев, надеялся на поддержку со стороны Италии, продолжал развивать экономику и армию, но у него не хватило времени и сил в конечном итоге противостоять нацистской агрессии – результатом стал аншлюс Австрии 1938 года.

Режим держался столь долго, сколько его безопасность и суверенитет обеспечивала Италия во главе с Муссолини, который защищал Австрию от посягательств на нее национал-социалистической Германии.

Когда Муссолини попытался прекратить нарастающую внешнеполитическую изоляцию, заключив альянс с Гитлером в 1938 году, Австрия осталась одна против возрастающего немецкого давления.

Чтобы защитить Австрию от аннексии ее Германией, Шушниг заключил с Гитлером договор, согласно которому 17 000 австрийских национал-социалистов освобождалась из заключения и включалась в аппарат Отечественного Фронта. Артур Зейсс-Инкварт, лидер нацистов, был назначен министром внутренних дел. Далее последовала закономерная попытка Шушнига перехватить ситуацию в свои руки путем всенародного референдума, который просто не успели провести – немецкие войска вошли в Австрию, а Шушниг подал в отставку после публичной воодушевляющей речи.

10

Скажем немного слов о самом термине «австрофашизм». Несмотря на то, что этот термин использовался первыми лицами государства, на сегодняшний момент он все равно оспаривается. Дольфус и Шушниг использовали также термины «Христианское сословное государство» и «Государство вождя». «Австрофашизм» обычно используется историками-приверженцами левого крыла (автор таковым не является), когда более консервативные историки чаще говорят о «сословном государстве». Другие историки просто называют государство «Режим Дольфуса-Шушнига» – по имени двух его лидеров.

На политическом уровне критика иногда поступает от Австрийской народной партии, считающей себя прямой наследницей христиано-социалистов. Некоторые из ее членов не отделяют себя от авторитарного режима Отечественного Фронта. Они также стремятся подчеркнуть заслуги и стремления австрофашистов в борьбе за суверенитет Австрии и схватке с национал-социалистической Германией.

В то же время, если авторитаризм режима не оспаривается никем (власти наказывали тюремным заключением в т.н. «лагерях интернирования» членов оппозиции, по большей части коммунистов, социалистов и социал-демократов, а позднее и национал-социалистов), то некоторые историки уверены в том, что режиму не хватало многих признаков истинного фашизма. Несмотря на использование Отечественным Фронтом откровенно фашистской символики (такой, как, например, костыльный крест) и ориентацию партии, как партии масс, Фронту не хватало прочного социального базиса, особенно среди рабочих, которые больше склонялись к поддержке национал-социалистов и коммунистов.

11

Австрофашисты также не стремились к получению поддержки меньшинств и совершенно не проявляли никакого стремления к экспансионизму.

Основываясь на мнениях некоторых историков, можно сказать, что режим старался «перегитлерить» (термин, употребленный самим Дольфусом) национал-социалистов в борьбе за влияние над австрийским населением. Идут дискуссии насчет того, был ли Дольфус заинтересован в новом католическом Ренессансе сильнее, чем в сильном тоталитарном государстве: тут подразумевается его неподтвержденное стремление вернуться к идеалам, царившим до Великой французской революции, как это прослеживалось в культурной политике.

Эрнст Хэниш высказывается в поддержку термина «полуфашизм». Некоторые параллели с франкистским режимом в Испании также не могут быть пропущены мимо взора историков. Иногда австрофашизм называют «имитацией фашизма». Также распространен термин «зеленый фашизм».

Подведем итоги. Австрофашизм можно вполне обоснованно считать австрийским национализмом вкупе с ярым клерикализмом и более-менее мирной внутренней политикой (осужденные находились в лагерях интернирования, а не расстреливались сразу, к примеру). Именно австрофашизм стал основой самоосознания австрийцами себя как отдельной нации и Австрии как отдельного от Германии государства.

Именно австрофашизм помог стране выдержать трудные годы интербеллума, вплоть до того момента, пока ее не предали западные державы, включая прямого союзника – Италию. Оккупация не сломила умы австрийцев, равно как и не сломила националистическую идеологию в этих самых умах, что вылилось в образованную сразу после обретения Австрией независимости Австрийскую народную партию, которую считают прямой наследницей идей Отечественного фронта, Дольфуса и Шушнига, а теперешний австрийский государственный строй – неокорпоративистским.

Если Вам понравилась статья, вы всегда можете помочь проекту

01

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Alexander Borzov

    Годно. Некоторые вещи узнал впервые.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: